ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он ценил дружбу Килгура и твердо знал, что всегда может на него положиться, а еще ему было известно, что человек, которого Вечный Император называл "личным головорезом Стэна", был талантливым дипломатом, великолепно анализировал ситуацию и умел быстро находить единственно верные решения.
Тут ему пришла в голову идея. Стэн ухмыльнулся, потому что идея была немного забавной. Однако ее нужно обдумать.
Он выключил компьютер и встал.
– Пошли, лорд Килгур. Идем в бар: посмотрим, сможет ли это чудище удовлетворить наши потребности.
Алекс тоже встал, потом нахмурился и посмотрел на стенные часы.
– Отличная идея, босс, вот только к нам сейчас придут гости.
– Гости? Килгур, что ты опять затеял?
– Ничего, приятель. Разве ты не знаешь, что я всегда пекусь о твоих интересах?
Стэн даже не стал тратить силы на ответ. Пожалуй, правильнее было бы просто врезать своему "дипломатическому советнику".

* * *

– Будь я трижды проклят! – пробормотал Стэн.
– И больше ты ничего не скажешь? Не скажешь: "ублюдок Килгур опять меня втравил?" Не скажешь: "долг призывает меня, миледи, и я должен с вами попрощаться?"
– Не скажу.
Стэн прошел от двери своих апартаментов в замке Арундель к панели управления.
– Единственное, что я скажу, – проговорил он, – я совсем недавно вернулся из комнаты, которую хотел бы тебе показать когда-нибудь.
– Объяснишь?
– Нет.
– А я увижу ту комнату?
Стэн ничего не ответил. Только взял в руки графин и внимательно посмотрел на его содержимое.
– Стрегг?
– Угу... стрегг.
– Еще рановато, но если ты пьешь, тогда, пожалуй, и я могу позволить себе стаканчик.
Стэн нашел два стакана, до краев наполнил их стреггом и отнес один из них Синд. Та полулежала на одной из кушеток, стоящих в комнате.
Эту женщину Стэн встретил много лет назад при весьма своеобразных обстоятельствах. Синд была представительницей высшей военной элиты, которая когда-то защищала религиозных фанатиков в Волчьих мирах. Стэн способствовал свержению этого коррумпированного и воинствующего религиозного правительства, когда был секретным агентом спецотряда "Богомолов".
Когда все немного успокоилось. Стэн решил – а Император, хоть и очень неохотно, вынужден был с ним согласиться, – что победителями и новыми хозяевами созвездия Волка должны стать бхоры, местные жители созвездия – негуманоиды, отчаянные дикари и неисправимые алкоголики.
Синд выросла среди представителей угасающего культа воина и изучала военное искусство. Она так долго его изучала, что война стала ее любовью, нет, страстью. Она присоединилась к бхорам и стала женщиной-воином – Синд была снайпером и умела виртуозно управлять небольшими военными кораблями – особенно брать на абордаж корабли противника.
С детства ее кумиром был легендарный герой, разрушивший культуру ее предков – дженнисаров. Этого человека звали Стэн. А потом она его встретила. И обнаружила, что это вовсе не бородатый и древний старик, каким она себе его представляла, а все еще молодой, полный жизненных сил воин.
В своем обожании Синд сумела подобраться к Стэну так близко, что чуть было не очутилась в одной с ним постели. Однако Стэн находился в тяжелом эмоциональном состоянии после того, как во время выполнения задания погиб весь его отряд, и не имел ни малейшего намерения заводить любовный роман ни с кем, а уж тем более с семнадцатилетней девчонкой. Тем не менее, ему каким-то образом удалось повести себя так, что Синд не почувствовала себя оскорбленной, а он не выглядел полным идиотом.
Во время войны против Тайного Совета они встретились снова – как два солдата. И стали друзьями.
Потом, когда Император вернулся, а Тайный Совет был уничтожен, Синд отправилась вместе со Стэном на свою родную планету в созвездие Волка. Во время того путешествия их отношения изменились. И все же... между ними так ничего и не произошло.
А когда Стэн полетел выполнять новое задание в качестве имперского полномочного посла. Синд продолжала воевать, хотя теперь ее гораздо больше стали интересовать причины и результаты войн, чем сами военные действия.
Сейчас оба воина сделали по глотку стрегга, поморщились, но не отставили стаканов в сторону.
– Насколько я понимаю, – сказал Стэн, – ты прибыла сюда, чтобы влиться в мою разудалую компанию и отправиться вместе с нами с дипломатической миссией на Алтай?
– А, так, значит, вот куда мы направляемся... Алекс сказал, что информация засекречена.
– Точно. Мистер Килгур введет тебя в курс дела.
В комнате воцарилась тишина – мягкая и совсем не напряженная.
– Ты хорошо выглядишь, – заметил Стэн.
– Спасибо. С тех пор, как мы с тобой встречались в последний раз, я решила, что мне, пожалуй, стоит больше внимания обращать на гражданскую одежду.
Стэн был восхищен – Синд прекрасно справилась с этой задачей. Сейчас ей было чуть больше двадцати – перед ним сидела очаровательная женщина в строгом костюме. Короткие волосы, косметики ровно столько, сколько нужно, чтобы подчеркнуть достоинства лица... Любой, взглянув на Синд, принял бы ее за представителя руководства какой-нибудь межзвездной корпорации.
Никто, естественно, не заметил бы – и мало кто, кроме Стэна, мог бы предположить, – что в подоле ее платья укрыт нож, в сумочке лежит мини-виллиган и что ее ожерелье вполне могло при необходимости послужить отличной гарротой.
Синд внимательно посмотрела на Стэна.
– Помнишь, как мы встретились в первый раз?
Стэн подавился стреггом, который потек у него из носа, – очень неприятное ощущение. Синд рассмеялась.
– Да, нет, не тогда. Раньше... на банкете. Я была среди обслуживающего персонала.
– А... – Стэн мысленно вернулся в то время. Синд, тогда еще совсем девочка, была одета... во что-то, напоминавшее форму. Но он чувствовал, что говорить этого не нужно.
– На мне было выходное платье, – сказала Синд. – Только сначала я выбрала не его.
Теперь пришла очередь Синд смущенно отвернуться, после чего она подробно описала Стэну легкомысленное, соблазнительное платье, за которое она заплатила целое состояние, надела, а потом, разозлившись, сорвала и забросила куда-то в угол.
– Я выглядела в нем, как самая настоящая девочка для развлечений. И вдруг я поняла, что единственная одежда, в которой я чувствую себя уверенно – солдатская форма. Ведь я же всю сознательную жизнь была солдатом. А это включает и одежду, которую носят солдатские шлюхи.
Ну, вот опять, подумал Стэн. По какой-то причине Синд могла говорить ему совершенно поразительные вещи, которые другие женщины порой не говорят мужчине и после многих ночей, проведенных вместе. Впрочем, он заметил за собой то же самое.
А еще он понял, что отчаянно хочет переменить тему разговора.
– Давай вернемся к официальным проблемам.
– Конечно, адмирал.
– Нет, не адмирал. На этот раз я буду действовать, как гражданское лицо.
– Отлично.
– Почему?
Синд снова улыбнулась.
"Ах да, – сообразил Стэн. – Никаких тебе приказов по цепочке подчиненных. Ну, и конечно, никаких запретов на любовную связь с низшим или, наоборот, высшим по чину офицером".
– Я нахожусь в очень неудобном положении, – проговорила Синд и устроилась на кушетке поудобнее, поставив, таким образом, в весьма неудобное положение Стэна. – Я ведь уже майор.
– Прими мои поздравления.
– Ну, не знаю. Я хочу представить тебе одного из моих солдат.
Стэн молча ждал. Синд поднялась, подошла к двери, открыла ее и крикнула:
– Эй, солдат? Ко мне!
Послышался шум, и в комнату ввалилось существо ростом примерно полтора метра, хотя при этом весило, вероятно, килограммов сто пятьдесят – на двадцать больше, чем при последней встрече со Стэном. Узловатые, волосатые лапы касались пола так же, как и похожая на огромную метлу борода. Потом существу почти удалось выпрямиться, и оно взвыло:
– Клянусь бородой моей матери, вот вы где, посол и майор! Стрегг пьете – а бедный, мучающийся жаждой солдат, который любит вас всей душой, брошенный, забытый в кромешной темноте, должен умирать от того, что никому не пришло в голову предложить ему капельку живительной влаги!
– Что, – воскликнул Стэн, – во имя ягодиц моего отца... нет, твоего отца, тьфу, проклятье... ягодиц отца Синд... Что, во имя замороженных ягодиц твоего отца, ты здесь делаешь, Ото?
– Я всего лишь солдат и следую военной тропой, как велят нам великие боги Сарла, Лараз и... и как там его... как же зовут того ублюдочного божка? Ах да – Колерик.
– Похоже, он сегодня уже принял хорошую порцию стрегга, – заметил Стэн.
– Уж точно, – согласилась с ним Синд.
– Ну давай, зови остальных, – сказал Стэн. – И Килгура. Пусть он свяжется с кухней и велит доставить сюда еще стрегга, эту мерзость, которую Император называет виски, и... все, что входит в состав коктейля "Черный бархат". Ну, а теперь, Ото, давай, выкладывай, сколько гнусных типов, которых называют бхорами, я получил?
– Всего сто пятьдесят.
– О Господи! – воскликнул Стэн. – А до отправления еще несколько недель... Майор Синд, вы расквартировали ваших солдат?
– Да. Нам отвели целое крыло в новом общежитии для офицеров, здесь, недалеко от императорского дворца. Мои солдаты размещены весьма надежно.
– Так что бхоры не будут иметь ни малейшей возможности выбраться за пределы огражденной территории и разграбить, разрушить и уничтожить добрую половину Прайма?
– Ну, если повезет.
– Прекрасно. А теперь, рядовой Ото, налей-ка нам и объясни, что произошло. Только быстро.
Стэн нуждался в объяснениях, потому что когда он последний раз встречался с Ото, тот был вождем, правителем – если такое вообще возможно, когда имеешь дело с бхорами – всех Волчьих миров. Теперь же он имел самый низший военный чин, словно был гонцом, чья борода только начала расти.
– Я не знал, – сказал Стэн после третьего стакана стрегга – Килгур и остальные бхоры не успели присоединиться к их компании, так что он еще был способен на трезвые размышления, – что у вас бывает второе детство.
– Не будь идиотом, – прорычал Ото, снова наполняя свой рог. – Во-первых, в созвездии Волка царит мир. И если они не хотят расстаться с жизнью, для них будет весьма полезно его поддерживать. Наверное, мир – это хорошо. Но это все равно что похлебка без мяса, мой друг. В те стародавние времена, когда нас чуть не истребили дженны, мне и в голову не могло прийти, каким скучным может быть мир. Так что я сбежал оттуда, чтобы немного развлечься.
Он вздохнул; точнее, Стэн принял порыв пропитанного алкогольными парами газа, который с шумом покинул тело Ото, за вздох.
– Я становлюсь таким цивилизованным!
– Что ты, черт подери, сказал? – поинтересовался Алекс, входя в комнату.
Печальный рассказ Ото был прерван воплями, рычанием, объятиями, слюнявыми поцелуями – всем тем, что входит в ритуал приветствия друзей, принятый у бхоров. Правда, человеку непривычному к нравам бхоров, он может показаться слишком бурным.
А потом появились напитки, и Стэну пришлось продемонстрировать своим гостям, что такое "Черный бархат". Ото заявил, что напиток в самый раз сгодится для грудных детей. Алекс предпочел пить не разбавленный портер, а Синд последовала примеру Стэна, решив попробовать новый напиток, и их глаза на мгновение встретились.
А потом Стэн попытался направить разговор на тот предмет, который его интересовал.
– Ото, ты говорил, что жизнь здесь делает тебя цивилизованной личностью.
– Клянусь отмороженной задницей моего отца, так оно и есть. Даже по людским стандартам. Если я цивилизованная личность... и великий вождь – что является чистой правдой, поскольку моя борода в целости и сохранности, – значит, сейчас я буду вынужден вернуться к моим старым привычкам дикаря. Насколько я понял, нам предстоит иметь дело с весьма примитивными существами. Недавно я узнал про человека, которого вы, люди, вероятно, считаете великим. Его звали Илчерч, или что-то вроде того. Так вот, после того, как он совершил свое первое деяние в качестве вождя, Илчерч решил поселиться среди примитивного земного племени, которое называлось американцы. – Ото буйно жестикулировал и поливал стреггом все вокруг.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...