ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я хочу, чтобы вы точно рассчитали время. Займете позицию – бесшумно, черт возьми! А когда я подам сигнал, мы одновременно бросимся на них. Ясно?
Послышался нестройный хор голосов:
– Да, сэр.
Милхуз сделал величественный жест рукой. Корпус Очищения поспешил выполнить его приказ.
Потрепанный штурмовой отряд двинулся вперед. Милхуз с основными силами остался немного позади. Они рысцой бежали по темной, усаженной деревьями, аллее к центральной библиотеке Рурика. Луны Джохи тускло освещали им путь.
В библиотеке горел свет. Главный библиотекарь – пожилой торк по имени Порей – потратил немало сил, чтобы получить разрешение остаться на работе после наступления комендантского часа. Официальная причина: проверить, вся ли литература, запрещенная декретом Искры, подготовлена к уничтожению.
На самом же деле библиотекарь собирался спасти как можно больше книг. Порей и его коллеги позвонили всем своим единомышленникам среди интеллигенции. Они часто проводили подобные операции во времена правления Хаканов. В прошлом именно таким образом удалось спасти наиболее ценные библиографические тексты.
Когда отряд Милхуза сосредоточился возле здания, Порей в очередной раз оказался перед проблемой выбора. Он не сможет спасти все. Чтобы продемонстрировать лояльность интеллигенции, надо представить большое количество запрещенных книг.
Порей посмотрел на тележки, забитые книгами, которые он собирался спрятать в тайных подвалах под библиотекой. С другой стороны лежали книги, предназначенные для сожжения.
Их было слишком мало.
Порей вздохнул. Он плохо справляется со своей задачей. Нужно быть жестче.
Старик взял два старых тома. Настоящие книги – единственные экземпляры в библиотеке. Одна из них – потертое издание "451 по Фаренгейту". Другая – "Здравый смысл", книга, написанная мыслителем древности Томасом Пейном.
Порей ненавидел роль, которую был вынужден играть. Старого библиотекаря мучила мысль, что его вкусы окажут решающее влияние на то, какие книги будут спасены.
Он снова посмотрел на "Здравый смысл". Потом на "451 по Фаренгейту". Пожал плечами. Брэдбери отправился на тележку с книгами, которые будут спасены. "Простите меня, сэр Пейн", – подумал Порей.
В этот момент послышался звон бьющегося стекла – Милхуз нанес удар.
Порей с изумлением уставился на юнцов в черной форме, ворвавшихся в библиотеку. Его помощники закричали от страха.
– Покончим с интеллигенцией! – завопил кто-то.
Вынимая на ходу пистолет, Милхуз побежал к Порею. Тот инстинктивно поднял Томаса Пейна, закрываясь им, как щитом.
Милхуз выстрелил.
Порей упал.
Он был так же мертв, как и "Здравый смысл".

* * *

Очередь в магазин растянулась на полкилометра. Сотни и сотни голодных существ стояли с продовольственными карточками наготове, дожидаясь, когда откроются двери.
Они находились здесь с того самого момента, как закончилось действие комендантского часа. Таким образом первые в очереди стояли уже семь часов. Под лучами палящего солнца.
– С каждым днем открывают все позже и позже, – проворчала пожилая женщина.
– А продуктов становится все меньше и меньше, – пробормотал ее сосед.
– И все тухлое, – сказал третий. – Доктор Искра должен был бы прийти сюда и посмотреть на это безобразие. Он бы голову оторвал хозяину магазина за воровство!
Прежде чем кто-нибудь успел ответить, вся очередь устремилась вперед.
– Открывают! – закричал кто-то.
Внезапно очередь снова остановилась. Послышались возмущенные возгласы. Люди, стоящие в хвосте, вставали на цыпочки, пытаясь понять, что происходит.
Магазин не открывался.
А с соседней улицы трусцой приближался отряд солдат с оружием наперевес. Голос офицера, усиленный громкоговорителем, разнесся над толпой:
– Всем оставаться на местах. Проверка документов. Продовольственные карточки держите в левой руке, остальные бумаги – в правой.
Толпа недовольно заворчала, но приказ выполнила.
Однако пожилая женщина, которая жаловалась на долгое ожидание в очереди, имела другие намерения. Она вышла из толпы и заковыляла к офицеру.
– Вам должно быть стыдно, молодой человек, – заявила она. – Мы все голодны. Мы простояли тут много часов, чтобы купить еду для наших семей.
Офицер без долгих разговоров застрелил ее. А потом пнул ногой ее тело и сказал:
– Вот так-то, бабуля. Теперь тебе больше не нужно ждать.

* * *

Командир отряда богази, охранявшего жилой район, шла вдоль баррикады, проверяя ее надежность; кроме того, ее интересовала бдительность караульных. Баррикада была такой же надежной, как и тогда, когда она проверяла ее в предыдущий раз, а солдаты исправно несли службу.
Она огляделась по сторонам – богази спят, ни одно окно не светится, нигде не слышно ни звука. Хорошо, очень хорошо. А потом она услышала какой-то звук у себя за спиной и резко обернулась. Ничего. "Воображение, – подумала она. – Какая я глупая".
Боевой катер возник прямо над баррикадой, прогремели орудия.
Командир баррикады погибла, не успев даже поднять тревоги.
Еще два катера появились из темноты и начали обстреливать район. Через несколько минут гнезда богази горели, а их обитатели с воплями выскакивали наружу. Кто-то был ранен. Некоторые несли на руках потерявших сознание родственников. Теперь здесь царил страх.
Солдаты джохианцы прорвались сквозь баррикаду. За ними следовали гравитолеты.
Через час оставшихся в живых богази погрузили на гравитолеты, которые умчались в ночь. На следующий день по району прошлись бульдозеры, смешав мертвые тела с дымящимися развалинами. К вечеру здесь была голая земля.
Средства массовой информации Джохи объявили, что для "достойных граждан" появилась новая территория, где они могут строить свои дома. А еще через день вся территория уже была занята.

* * *

Письмо саппер-майора Шейз Марля Директор-руководителю С'Кт, командиру Седьмого Фронта:

"...и хотя посылая это письмо, я нарушаю военную субординацию, я не знаю никого, обладающего достаточной властью, чтобы разобраться с проблемой. Обращаюсь к вам не как командир к верховному главнокомандующему, а потому что помню, как много лет назад то порождение зла, что правило нами – Хакан (будь проклята его память), заставил вас подать в отставку. Вы выступали перед нами, когда я был на первом курсе Академии Куишев и на всю жизнь запомнил ваши слова. О том, что долг офицера часто выходит за рамки приказов – это долг перед его честью и народом. Мое письмо – последний шанс выполнить свой долг.
Впервые проблема возникла, когда нашему отряду было приказано возглавить операцию по очистке Окио-9, одного из Спорных Миров Сектора Семь вверенного вам фронта. Там находились не сложившие оружие военные подразделения суздалей, которые настаивали, что планета по праву принадлежит им, хотя всем хорошо известно, что она с давних пор является владениями Джохи. Меня ввели в курс дела, указали территорию, где я должен был навести порядок, выделили дополнительные войска, в том числе Третий Ударный Отряд Особого Назначения под командованием капитана Л'Мердинга.
Прежде чем принять новые отряды под свое командование, я осмотрел их и пришел к выводу, что солдаты вполне могут отправляться прямо на парад, а люди Л'Мердинга, кроме того, прекрасно экипированы для борьбы с партизанами. В то же время у меня сложилось впечатление, что они не прошли необходимой подготовки, да и младшие офицеры не внушали должного доверия. Конечно, я ничего не сказал капитану Л'Мердингу, а только приветствовал его отряд и заявил, что постараюсь предоставить им возможность продемонстрировать все свои достоинства и послужить армии Джохи и доктору Искре.
Капитан Л'Мердинг ответил лишь, что они получили соответствующие приказы и выполнят их.
В этот момент мне следовало обратиться к своему командиру, полковнику Эллмену, и потребовать разъяснений. Я этого не сделал. Мы высадились на планете и направились в сельскохозяйственные районы, населенные торками, джохианцами и суздалями. Именно здесь и находились бандитские формирования суздалей. Суздали, как обычно, отчаянно сопротивлялись (см. отчет 12-341-651-06, месяц третий, недели первая, вторая и третья), и мои силы понесли некоторые потери. Нам почти не удалось взять пленников, поскольку, как вам известно, суздали не сдаются, предпочитая плену смерть.
Первая проблема с Третьим Отрядом возникла в тот момент, когда капитан Л'Мердинг отказался ввести своих солдат в этот район, заявив, что главными врагами являются не эти твари – его точные слова, – а гнусные заговорщики, которые стоят за ними и прячутся в городах. Я не стал вникать в это странное заявление, поскольку я все-таки солдат, а не политик.
Все мое внимание было сосредоточено на военных действиях, естественно, и прошло целых три недели, прежде чем мне сообщили сведения, в которые я сначала не мог поверить, но сразу понял, что должен провести немедленную проверку, дабы защитить честь солдат джохианцев.
Отряд Особого Назначения обвинялся в совершении невероятных злодеяний. Я самолично отправился в тот регион, за который отвечал капитан Л'Мердинг, и обнаружил, что все обвинения совершенно справедливы. Отряд Особого Назначения действительно убивал мирных суздалей, нарушая все законы военного времени. Их жертвами, главным образом, являлись образованные суздали, в особенности учителя и юристы. Кроме того, их интересовали те суздали, у кого было большое состояние. Эти существа просто исчезали из своих домов. Капитан Л'Мердинг отказался дать мне объяснения о дальнейшей судьбе этих суздалей, однако у меня не было ни малейших сомнений.
Я получил несколько абсолютно достоверных сообщений об убийствах детей, актах насилия над джохианскими гражданскими лицами и разграблениях зданий. Кроме того, средь бела совершались убийства мирных суздалей, а их тела солдаты бросали прямо посреди улицы. Мне стало совершенно очевидно, что в этот так называемый Отряд Особого Назначения входят бандиты нубийцы. Капитан Л'Мердинг развесил повсюду приказ за своей подписью, запрещающий употребление как устного, так и письменного суздальского языка, а суздалям было запрещено собираться в группы, состоящие более чем из двух существ. Нарушение этих распоряжений влекло за собой расстрел на месте.
Он также развесил множество других, таких же противозаконных приказов, худшим из которых был следующий: в ответ на любое преступное действие суздаля будут приняты самые жесткие меры, включающие уничтожение дома этого суздаля, всей его семьи и ста выбранных случайным образом суздалей. Я сказал капитану Л'Мердингу, что снимаю его с должности. Он только рассмеялся в ответ. Я попытался арестовать его. Меня и моих людей разоружили, избили и приказали покинуть охраняемую отрядом Л'Мердинга территорию, если мы не хотим быть расстрелянными.
Я вернулся в свое собственное подразделение и известил командира батальона о действиях капитана Л'Мердинга, после чего попросил выслать специальные войска, которые арестовали бы этого бандита и его головорезов. Сначала полковник Эллмен приказал мне не совать нос в чужие дела. Я принялся было возражать и тогда получил распоряжение оставить мерзавцев Л'Мердинга в покое. Более того, полковник Эллмен поставил меня в известность, что отряд Л'Мердинга подчиняется только высшему командованию и выполняет малоприятные приказы, необходимые для успешного завершения нашей миссии. Я отказался смириться с этим и через голову полковника Эллмена обратился к командиру бригады, а когда никакой реакции не последовало, к командиру дивизии.
Мне сказали, что я виноват в нарушении субординации и что мое поведение позорит офицеров Джохи. Увидев, что я продолжаю настаивать на своем, меня совершенно незаконно понизили на сто позиций в списке офицеров, подлежащих повышению, причем сделали это без суда и следствия. Я в полном отчаянии, вы моя последняя надежда.
Неужели в созвездии Алтай не осталось больше людей с честью? Неужели наша некогда благородная раса потеряла чувство собственного достоинства? А армия, которой я посвятил всю свою жизнь, превратилась в наемных убийц, стреляющих в спину мирных граждан?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...