ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Прошу простить меня за невежество, в какой форме вы собираетесь это делать? Точнее, кто войдет в ваше правительство?
– Многие, – твердо проговорил Искра. – Новое правительство не будет ни в чем походить на правительство бывшего Хакана. С тиранией покончено. Но вот что я хочу вам сказать, посол Стэн. Поскольку вы прибыли к нам из цивилизованного мира, вам следует быть очень осторожным и опасаться антропоморфизма.
"Цивилизованный мир, – подумал Стэн. – Вулкан? Искусственная планета, рабский труд, ранняя смерть?" Он постарался ничем не выдать своих мыслей в то время, как Искра продолжал:
– Вы должны понимать, что никто из нас – ни джохианцы, ни торки, ни богази, ни суздали – никогда не знали демократии. Местные жители могут болтать о ней, но для них демократия абсолютно непостижимая вещь. Это все равно, как считать, что слепой от рождения человек в состоянии оценить красоту восхода солнца, так? Мой Новый Порядок предполагает определенную степень диктатуры. И, разумеется, наставления жителей нашего созвездия на праведный путь. Только так мы в конце концов обретем свободу. Естественно, не при моей жизни и даже не при жизни моих еще не родившихся сыновей. Но это время наступит. Такую клятву я дал на могиле отца и именно эту цель поставил перед собой, когда Хакан убил моего брата. В звездном скоплении Алтай наступит мир. Моя священная надежда будет исполнена – и не важно, чем придется заплатить за ее исполнение нынешнему поколению! Не бывает настоящего героизма или святости без жертв!
В глазах доктора Искры отразилось красное солнце, которое опускалось за горизонт.

Глава 16

– Интересно, почему у меня такое ощущение, что я смотрю на злобного урода? – задумчиво проговорил Алекс Килгур.
Он махнул рукой в сторону большого экрана на стене, на котором в данный момент была изображена терраса дворца Хакана. "Впрочем, пора, наверное, привыкать к новым названиям, – подумал Стэн. – Теперь здесь заправляет всем доктор Искра".
Правитель стоял на террасе, высоко подняв руки и чуть улыбаясь, в то время как собравшаяся внизу толпа приветственно выла.
Стэн не очень разбирался в психологии богази и суздалей, чтобы иметь определенное представление насчет их отношения к происходящему. По всей вероятности, этот солидный митинг является обязательной тронной речью нового правителя, заступающего на свою должность, совсем как в армии: когда в подразделение назначается новый командир, он обязан произнести речь перед офицерами, чтобы продемонстрировать им, какой он замечательный военачальник и человек. И только потом принято сообщать о наказаниях и репрессиях.
Радостные вопли смолкли, и Искра продолжил речь:
– ...время исцеления. Время, когда все мы должны отринуть прошлое, забыть о мщении и, объединившись, создать новое, надежное будущее для себя и наших детей. Мы все алтайцы. Мы живем в одной системе. У нас общие планеты. Однако вместо того, чтобы осознать нашу единую судьбу, мы растрачиваем силы в междоусобных войнах, начатых так давно, что никто уже не помнит причин конфликта. Мы ненавидим нашего соседа только за то, что его генетический код отличается от нашего. Но ведь нас всех породила одна универсальная плазма, и не важно, к какому виду или расе мы принадлежим и какую планету населяем. Вы меня знаете. Вы знаете, что я представляю справедливость и честь. Вы знаете, что я провел многие годы в ссылке, сражаясь всеми доступными мне способами за то, чтобы низвергнуть чудовище, которое называло себя Хаканом. И мне это удалось.
– Угу. Ты – и небольшой апоплексический ударчик. Сейчас он скажет, что лично изобрел АМ-2 и виски! – возмутился Алекс.
– Пришла пора выполнить новую задачу. Пришла пора, а прошлое для всех нас...
Стэн выключил звук, оставив Искру жестикулировать в полнейшей тишине. Они вдвоем с Алексом сидели в посольских апартаментах Стэна, которые были, наверное, миллион раз проверены на предмет безопасности и наличия подслушивающих устройств.
– Знаешь, почему тебе кажется, что Искра злобный урод? – спросил Стэн. – Потому что он именно такой и есть. – Он махнул рукой на большую стопку вырезок и микрофиш.
– Ты что, уже изучил всю эту чушь собачью?
– Прочитал парочку, а остальное просмотрел. Знаешь, в его писульках не так просто разобраться. А считается, что он великолепный оратор.
– Эти глупости меня совершенно не впечатляют, – согласился Алекс.
– Меня тоже. Насколько я понял – а я не могу сказать, что силен в политической философии, – главным образом, его теория заключается вот в чем: сначала мы уничтожим все, что сделал Хакан, а потом будем решать, как быть дальше. Он говорит, что этот его Новый Порядок "должен оставаться гибким и чувствительным к различным переменам и угрозам". Ерунда какая-то.
– Да, наш доктор Искра – натуральный козел. И уж, конечно же, самой гибкой и чувствительной к переменам личностью является он сам, тут можно не сомневаться.
– Естественно. Он много путешествовал. Занимался изучением разнообразных предметов. Делал сравнительный анализ всех существующих политических теорий, включая теории нашего Императора. Я не знал, что Император назначил его на должность одного из региональных правителей в системе Таан после войны. У него там все прекрасно получалось – по крайней мере, так он сам утверждает.
– Нисколько не удивлен, – заметил Алекс, – таанцы понимают, только когда им под нос сунут увесистый кулак, так они воспитаны. Доктор Искра вряд ли добился бы чего-нибудь путного либеральными методами. А как насчет самой главной проблемы? Ведь все эти типы, населяющие Алтай, не могут спокойно заснуть ночью, если не перережут парочку соседских глоток. Как Искра собирается покончить с этим?
Стэн покачал головой.
– Он много говорит о равенстве. Но у него почему-то получается, что один народ Алтая стоит несколько выше всех остальных.
– Ну-ка, ну-ка, дай подумать... Поскольку сам Искра джохианец, он считает джохианцев высшей расой?
– Точно.
– Просто чудесно. Берегись нового босса, потому что он ничем не отличается от старого. Только вот этого выбрал сам Император. Лично я ничего не имею против того, чтобы он стал диктатором, мы с тобой имели дело с таким количеством подобных типов, что и вспомнить страшно. Но мне совсем не нравится этот кретин, которому не хватает ни ума, ни терпения. Он мечтает заполучить в свое владение целый мир, и не завтра, а сейчас – немедленно.
– Ну, хорошо, примем к сведению, – сказал Стэн. Потом еще раз посмотрел на экран и ликующую толпу. – Хотел бы я знать, что, кроме обычного обмена любезностями, сказал Искра своему парламенту... Как ты думаешь, там можно кого-нибудь подкупить?
– Со временем всех, – задумчиво проговорил Килгур. – Но если тебе некогда ждать, думаю, стоит начать с Мениндера. Похоже, он соображает получше остальных, да и потерял больше всех с появлением нашего милого доктора.
– Согласен, – кивнул Стэн. – Посмотри, может быть, удастся сделать его полезным источником информации.
– Без проблем. – Килгур немного помолчал, а потом, казалось, совершенно не к месту спросил: – А тебе не приходила в голову вот какая симпатичная мыслишка... Тебя ни разу не посещали сомнения в том, что наш Бесстрашный Вождь находится в своем уме?
Стэн поморщился, словно в комнату ворвался порыв ледяного ветра. Он ничего не ответил Килгуру, отправился к бару и налил два очень полных стакана. Не виски и даже не стрегга – чистого спирта, к которому привык, когда еще был солдатом. Протянул один стакан Килгуру.
– Если так, – сказал Стэн после того, как сделал хороший глоток, – и доктор Искра является одним из примеров этого, Алтай – прототип нашего будущего.
Он махнул рукой в сторону надежного, защищенного от любых неожиданностей окна, показав на небо, где собирались грозовые тучи, намереваясь обрушить еще одну летнюю грозу на столицу Джохи.
– Не увиливай от ответа, приятель, – перебил его Килгур, осушив свой стакан и дожидаясь, когда Стэн сделает то же самое и принесет ему добавки. – Мы представители Империи, верно? Так что если этот тип не в своем уме, мы все равно не проживем достаточно долго, чтобы узнать о том, что с ней станется.
Стэн чувствовал себя не очень уверенно.
– Ну, – сказал он, последовав примеру Алекса и залпом осушив свой стакан, – зато мы развлечемся, наблюдая, как доктор Искра демонстрирует всем свой нрав и разбирается с несогласными...
– На это у меня тоже есть готовенький ответ. Наш придурок – самый настоящий идеалист, а значит, очень скоро кровь здесь польется рекой. Через полгода местные жители станут вспоминать прежние времена с ностальгией: мол, какой чудесный, добрый и мягкий человек был прежний Хакан. Просто душка. Вот увидишь, я прав. Может, хочешь заключить пари?
Стэн покачал головой.
– Все будет, как ты говоришь. Я, конечно же, спятил, но не до такой же степени. Если не считать, естественно, того, что я вообще тут оказался... Нет. Доктор Искра не войдет в историю за добрые и светлые поступки.

* * *

– Вам, господа, – говорил доктор Искра, – я могу рассказать о том, какое нас ждет будущее, без прикрас и красивых оберток. Вы все профессионалы, изучившие неизбежность исторических процессов и озабоченные будущим процветанием созвездия Алтай.
Послышалось тихое перешептывание, которое можно было принять за что угодно, в том числе и за согласие.
На конференции в огромном зале присутствовало всего пятнадцать человек. Зал являлся частью казарменного комплекса, в котором прежде размещалась личная гвардия Хакана, элитарный корпус, в задачу которого входила охрана жизни последнего правителя Алтая, так же как и охрана его владений, родственников и друзей. Стены совсем недавно были перекрашены, и на них появилось изображение солдат гвардии, сражающихся на баррикадах с неизвестным врагом: героические позы, гордо задранные к небу подбородки... солдаты помогают несчастным беззащитным горожанам победить невероятию страшные несчастья. Как все солдаты, так и все гражданские лица, изображенные на этих грандиозных настенных картинах, были джохианцами.
Пятнадцать человек, присутствовавшие в зале, принадлежали к командному составу армии Хакана. Но не к самому высшему. Искра самолично произвел тщательнейший отбор.
Каждый из офицеров получил устный приказ быть готовым выполнить специальное задание. Представители доктора Искры привели всех по одному в этот надежный, проверенный с точки зрения безопасности и секретности комплекс.
Все они были людьми, сделавшими военную карьеру. Все происходили из семей, в течение нескольких поколений служивших Хаканам. И все являлись джохианцами. Искра не хотел, чтобы на этом совещании присутствовали торки, богази и суздали, занимавшие высокие посты в армии.
Среди приглашенных был высокий, седовласый человек. Генерал Доу. Он изо всех сил старался вести себя так, чтобы оставаться в тени и не обращать на себя внимание доктора Искры – генерал Доу хотел сначала понять, в какую сторону дует ветер.
– Мы, алтайцы, – продолжал Искра, – устроены так, что мечтаем ухватиться за какую-нибудь надежную скалу, когда вокруг нас бушуют ветры перемен. Одной из таких скал будет – в отличие от времен правления Хакана и его отца – армия. Существа, готовые защищать свое государство ценой собственной жизни. Не просто солдаты на поле боя, а те, кто отдают всю жизнь военной службе, которая, в свою очередь, является для них опорой и надеждой. Еще ребенком я любил и уважал таких людей. Должен вам признаться – надеюсь, мое признание не выйдет за стены этого зала, – что я горько плакал несколько дней, когда узнал, что здоровье не позволит мне поступить на военную службу.
Искра замолчал, внимательно вглядываясь в лица присутствующих. Задержался на мгновение на генерале Доу. Однако этого мгновения оказалось вполне достаточно, чтобы генерал перепугался до полусмерти. Доу кивнул и надел на лицо сочувствующее выражение.
Искра продолжал:
– Естественно, прошло несколько лет, и я стал достаточно взрослым, чтобы осознать, какие чудовищные преступления совершали солдаты, выполняя приказы Хакана, а мой отец и уважаемый брат посчитали меня достаточно зрелым, чтобы рассказать правду, не опасаясь, что я вынесу ее за порог нашего дома.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...