ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Услышал шорох у двери в камеру.
"Ага, они наконец пришли, Ян. Не стучи так сильно, сердце. Вы тоже успокойтесь, легкие. Возьми себя в руки, приятель. Вспомни о своих ирландских предках".
Пойндекс наблюдал сквозь стекло, как солдаты ВБ вытолкнули Махони из камеры. Его удивило, что Махони так хорошо держится, он даже подумал о том, как выглядел бы сам, оказавшись на его месте. Быстро отогнал от себя подобные мысли. Пожалуй, он готов остаться в неведении на этот счет.
Пойндекс вышел в коридор, чтобы остановить Махони и его тюремщиков. По тени, промелькнувшей в глазах маршала, Пойндекс понял, что Махони его узнал. На лице заключенного появилась ухмылка.
– О-хо-хо. Итак, босс послал первый состав, – проговорил Махони. – Я бы сказал, что польщен, но не хочется врать.
Пойндекс рассмеялся.
– Ради меня не следует так напрягаться, – сказал он. – Не нужно начинать суд с неверной ноты.
Пойндекс приказал снять с Махони наручники и знаком показал, что охрана ему больше не нужна.
– Я буду вас сопровождать, – сказал он Яну. – Не сомневаюсь, что вы не станете делать никаких... глупостей.
Махони потер запястья.
– С какой стати? Я же ни в чем не виноват. И с радостью жду свершения правосудия. – Он улыбнулся.
Пойндекс улыбнулся ему в ответ и показал на дверь, расположенную в конце коридора. Они зашагали в указанном направлении, Пойндекс позади Махони.
– Я прибыл сюда, чтобы убедиться в том, что правосудие будет свершено, – заявил Пойндекс. – Император хочет, чтобы справедливость восторжествовала.
– О, не сомневаюсь, – бросил Махони. – Передайте ему, что его старый друг Ян благодарит за проявленную заботу.
Пойндекс выдавил из себя смешок. Это задание вызывало у него смешанные чувства.
С одной стороны, Ян Махони был его единственным конкурентом на власть, которой Пойндекс сейчас обладал. Позор старого вояки положил конец этой конкуренции.
– Скажите ему, чтобы не волновался, – продолжал Махони. – Когда меня будут допрашивать, я стану придерживаться фактов. Поскольку не имею ни малейшего намерения впутывать его имя в эту процедуру.
– В подобном обещании нет необходимости, – спокойно ответил Пойндекс. – Однако я не сомневаюсь, Император будет рад, что вы по-прежнему заботитесь о его интересах и помните о ваших прежних отношениях.
С другой стороны. Махони был когда-то на месте Пойндекса. В течение многих десятилетий Ян оставался верным слугой Вечного Императора. Видя, с каким достоинством Махони готов встретить судьбу, Пойндекс стал опасаться за свою собственную. "Со мной произойдет то же самое, – подумал он, – если я лишусь милости Императора".
Где-то в глубине его сознания кто-то тихонько прошептал: "Не если, а когда".
– Скажите боссу, что я все помню, – говорил Махони. – Я помню все очень хорошо.
– Обязательно, – ответил Пойндекс. – Обещаю.
Он опустил руку в карман, а потом вытащил ее. Когда они подошли к двери, Пойндекс приставил дуло пистолета с глушителем к шее Махони. От соприкосновения с холодным металлом Ян вздрогнул.
Пойндекс выстрелил.
Махони повалился вперед. Наткнулся на дверь. Сполз на пол.
Пойндекс с удивлением посмотрел на тело. На лице Махони застыла его проклятая ирландская ухмылка.
Тогда Пойндекс наклонился, приставил дуло к голове Махони и снова выстрелил.
С человеком вроде Яна Махони нужно на всякий случай подстраховаться.

Глава 43

– Прощайте, берега Сицилии, прощайте, ручейки и долины, ведь не осталось шотландских солдат, которые могли бы оплакать вас, – напевал Алекс, с вожделением думая об очень высоком запотевшем стакане, который возьмет в руки, когда флот навсегда покинет распроклятое созвездие Алтай.
Он наугад переключал каналы станций, вещающих с различных миров Империи. Рядом с ним в кресле капитана "Победы" развалился Стэн – никто не мешал ему отдыхать. На обоих все еще была надета рваная и грязная военная форма.
На командном мостике было почти тихо – вероятно, ни один из них не верил в то, что на сей раз им удастся спастись.
– Спорт, – пробормотал Килгур, поймав очередную передачу. – Не понимаю, какой интерес бессмысленно таскать надутую кожаную сумку от одной меловой линии к другой. Напоминает, – продолжал он, обращаясь к Фрестону, сидевшему рядом у консоли радиосвязи, – о том времени, когда меня заставили играть в одну кретинскую игру – джентльмены называют ее крокет. Сначала я думал, что они окончательно спятили...
Тут его челюсти с треском захлопнулись.
Никто потом не мог вспомнить точно, что говорил диктор в этой прямой передаче. Но смысл был абсолютно ясен:
"Позор... бывший герой таанской войны... маршал... генерал-губернатор... высшая мера наказания... Ян Махони... Имя должно быть вычеркнуто из всех хроник и стерто с монументов... предательство..."
Стэн вскочил на ноги. Его лицо стало совершенно белым.
– Ну, уж это слишком, – прошептал он.
Килгур собрался было что-то сказать, но только покачал головой. Язык не слушался. Офицер, несущий дежурство, что-то прорычал у него за спиной.
– Следите за экранами, мистер. Какое сейчас передавали сообщение?
– Э-э-э... виноват... оно закодировано.
– Я и сам это вижу, – проворчал офицер связи. – Кому оно предназначено? И от кого?
– Сэр... я полагаю... Прайм. И... оно предназначено для "Калигулы"... Так я думаю.
– Думать не надо, мистер! Ну!
– Сэр... у нас нет соответствующего кода. Он отсутствует в перечне.
Стэн заставил себя на время забыть о смерти Махони.
– Что это за передача?
– Не знаю, сэр. С Прайма на "Калигулу", сэр.
– Это я уже слышал. Свяжите меня с Масоном.
– Есть, сэр... "Калигула", это "Победа"...
– "Калигула" на связи.
– Это "Победа". Какое сообщение вы получили?
– Подождите, сигнал расшифровывается...
– Какого лешего, – удивленно присвистнул Килгур, в душу которого начали закрадываться подозрения, – как это может быть, что у них код есть, а у нас его нет?
– Сэр! "Калигула" прервал связь.
– Восстановите.
– "Калигула", это "Победа"... "Калигула", это "Победа". Вы получили сообщение?.. Сэр, "Калигула" ведет передачу.
– Ну?
– Они обращаются не к нам, а к своим кораблям прикрытия. Сообщение закодировано. Я не успел записать его.
Стэн пытался понять, что же все-таки происходит, а потом бросил взгляд на основной экран.
"Калигула" вышел из общего строя, и вместе с ним еще четыре истребителя, которые обычно прикрывали линейный корабль.
– Сообщите, куда направляется "Калигула".
– Подождите минутку, сэр... похоже, это обратный курс. Прямо – насколько я понимаю – назад на Джохи!
Послышались удивленные возгласы.
– Ну-ка тихо на мостике!
Стэн заставил себя сосредоточиться. Что, черт подери, происходит? Тут только он заметил, что говорит вслух.
– Сэр? – к нему обратился Фрестон. – Мне кажется, я знаю.
– Наконец-то луч света. Говорите!
– Э-э... сэр, прежде чем меня переводи под ваше начало, я исполнял обязанности офицера связи на "Черчилле". Когда капитан принял командование, ему выдали личный код. В сейфе корабля содержится копия этого шифра – на случай, если командный мостик будет выведен из строя.
– Понятно. Но почему, черт возьми, "Калигула" – или Масон – получили код, которого нет у нас? Ведь "Победа" – флагманский корабль.
– Так точно, сэр. Но... именно на "Калигуле" установлено устройство для уничтожения планет.
Конечно. Империя не любила признаваться в том, что обладает оружием, способным уничтожить целые планеты. Однако такое оружие у нее было. Оно никогда не использовалось – даже в разгар таанской войны, в самые трудные для Империи времена.
Для Императора это практически не было связано с моралью. Он часто говорил, что геноцид не самая лучшая политика. Так Император считал раньше. "Очевидно, – мрачно подумал Стэн, – Вечный Император изменил свою точку зрения".
Вероятно, моральные соображения теперь им вовсе не принимались в расчет. Однако Стэн относился к этому вопросу иначе.
– "Калигула" вышел на связь? – спросил Стэн.
– Нет.
– Командор, у вас есть наготове тактический корабль?
– Конечно.
– Мне нужен только один корабль. С лучшим пилотом "Победы". Снабженный "Кали". Он должен стартовать, как только я спущусь в ангар.
Килгур вскочил на ноги и устремился к двери.
– Алекс! Я хочу, чтобы ты остался здесь, на мостике. Я буду находиться на тактическом корабле и должен иметь постоянную связь с "Победой".
– Это вполне может сделать кто-нибудь другой, шкипер.
– Мне нужно, чтобы ты постоянно анализировал ситуацию.
– Ладно. Понял. До встречи, приятель.
Стэн уже мчался в сторону ангара "Победы".

* * *

Тактический корабль стартовал с "Победы" и, едва оторвавшись от корабля-носителя, сразу перешел на АМ-2.
– Насколько они нас опережают?
Ла Сиотат даже не нужно было смотреть на экран.
– Пятьдесят три... пятьдесят одна минута, сэр.
– Отлично.
Стэн сидел рядом с пилотом, настраивая шлем управления.
– Ситуация такова. "Калигула" взял курс на Джохи. Они собираются взорвать планету.
Ла Сиотат, которая всегда гордилась умением играть в покер, на сей раз не смогла совладать со своими эмоциями.
– Но как... адмирал Масон поднял мятеж или...
– Вам это знать ни к чему. Я хочу, чтобы мы взяли курс прямо на "Калигулу", держите линию связи с "Победой" постоянно включенной. Сообщите мне, когда мы будем... в пяти минутах от "Калигулы". У вас есть сомнения по поводу моих приказов?
– Нет, сэр.
– Постарайтесь сделать так, чтобы нас не засекли истребители. Я практически уверен, что они получили приказ нас остановить.
– Это меня совершенно не беспокоит. Сэр.
Стэн едва сумел сдержать улыбку – похоже, ла Сиотат действительно крутой пилот.
– "Калигула", это "Победа". Адмирал Масон, говорит Стэн. Конец связи.
По-прежнему никакого ответа.
– "Калигула", говорит Стэн, конец связи. Немедленно ответьте. Это приказ. Конец связи.
– Семь минут до перехвата, сэр.
– Черт возьми...
Неожиданно экран связи на тактическом корабле засветился, и Стэн увидел лицо Масона.
Масон – так, во всяком случае, надеялся Стэн – видел его, точнее, компьютерное изображение с борта "Победы" и ни в коем случае не должен был догадаться, что на самом деле Стэн находится на тактическом корабле, который уже почти нагнал "Калигулу".
– Адмирал Масон, я думаю, мне ясна ваша миссия, – начал Стэн.
– Я получил приказ, сэр, не обсуждать свое задание ни с кем.
– Я не собираюсь с вами ничего обсуждать, Масон. У нас тут не дискуссионный клуб. Кроме того, мне известно, что вы получили приказ взорвать Джохи. Вы не вправе этого сделать.
– Я получил приказ, сэр.
– Значит, вы подтверждаете, что вам приказано взорвать планету? Масон, неужели вы хотите стать первым человеком – за многие, многие века – уничтожившим целый мир? Там не все спятили, Масон.
– Не вижу никаких оснований для продолжения связи, – механическим голосом ответил наконец Масон.
– Масон... подождите минуточку.
Стэн выключил микрофон и натянул шлем управления на голову.
– Мисс ла Сиотат, я запускаю "Кали".
– Есть, сэр. На полном драйве... Мы находимся в одной целой и трех десятых минуты... по корабельному времени в двух минутах.
Стэн нажал на красную кнопку на панели управления оружием – единственное физическое действие, которое он должен был сделать.
Страшная ракета вылетела из шахты тактического корабля – двадцатиметровое чудовище с боеголовкой, содержащей шестьдесят мегатонн смертоносного вещества.
Стэн направил ее при помощи своего шлема на быстро приближающегося "Калигулу" и корабли сопровождения. Затем открыл глаза и увидел лицо Масона на экране.
– Обращаюсь к вам в последний раз, адмирал Масон. Вы же знаете, что служите безумцу. Мы только что слышали – Император приказал расстрелять Махони.
В глазах Масона что-то промелькнуло, но он быстро справился с собой и снова превратился в робота.
Стэн сделал еще одну попытку – прекрасно понимая, что все бесполезно.
– Послушайте, приятель. Неужели вы хотите, чтобы ваше имя вот так вошло в историю – Масон, уничтоживший целую планету?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...