ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Действительно ли у них был выбор?
– В обычное время я бы согласился с тобой, Ян, – промолвил Император. – Я могу привести множество примеров из истории.
– Прежде всего я вспоминаю национализацию британской короной Вест-Индской Компании, сир. Один из ваших любимых примеров, сир. В качестве урока неудачной централизации власти.
Император рассмеялся. Махони показалось, что в этом смехе было что-то от прежнего Императора, и почувствовал себя немного лучше.
– Давай, Ян, используй против меня мои же собственные высказывания! Совсем немногие осмелились бы на это... Подобные разговоры заставляют кровь быстрее бежать по жилам, не дают ей застаиваться.
Властитель склонился над столом и слегка понизил голос:
– Должен сказать тебе, Ян, что типы, окружающие меня, в подавляющем большинстве некомпетентны. Я часто вспоминаю прежние времена. Когда ты, я и еще несколько толковых ребят – таких, как Стэн, – заставляли Империю двигаться вперед. Это было здорово.
Император откинулся на спинку кресла и взял свой стакан с виски. Лицо его вновь стало холодным.
– К несчастью... теперь это исключено. Я говорю не только о текущем кризисе. Проблемы становятся слишком серьезными и запутанными. Управлять, достигая каждый раз полного консенсуса, возможно, только когда имеешь дело с небольшим племенем. Двадцать или тридцать существ максимум. Как только это число увеличивается, эффективность системы резко падает. Пришло время нового порядка, мой друг. Универсального порядка. Требуется новое мышление.
Махони не сумел удержаться.
– Я не уверен, что правление, которое во все времена называлось просвещенная монархия, соответствует определению "нового мышления", сир.
Император покачал головой.
– Ты прав, но в то же время и ошибаешься, Ян. Ты забываешь, что я... бессмертен.
Он остановил взгляд на Махони.
– Я считаю, будет правильно, если один мудрый правитель станет руководить Империей до конца времен. – Глаза Императора вдруг впились в Махони. – Теперь ты видишь, что я прав, Ян? После моих объяснений? Ты оценил великолепие моего плана?
Загудел коммуникатор. Махони был временно избавлен от необходимости немедленно отвечать на поставленные вопросы. Затем, когда Император начал разговаривать по коммуникатору, оказалось, что ему вовсе не потребуется отвечать. Махони спасла ужасная новость.
Император резко отдал несколько приказов и сердито отключил коммуникатор. Потом повернулся к Махони.
– В созвездии Алтай произошла катастрофа, Ян. Я хочу сказать, что императорские войска погибли при самых унизительных обстоятельствах.
Властитель отвернулся к окну и посмотрел на идиллический пейзаж. Долго молчал, о чем-то раздумывая. Наконец повернулся к Махони.
– Забудь о предыдущем предложении, Махони, – сказал он. – Мы продолжим наш прерванный спор потом. Сейчас у меня есть для тебя более срочное поручение.
– Да, сир, – ответил Махони.
На этот раз он знал, что возможности отказаться у него не будет.

Глава 30

Три долгих мрачных дня ушло на то, чтобы раскопать разрушенные бараки гвардии. Когда вместе с гравитолетом взорвалась огромная бомба, здесь находилось пятьсот восемьдесят солдат.
Четыреста тридцать семь погибли. Сто двадцать один человек получили ранения, причем в большинстве случаев повреждения были столь серьезными, что врачи посольства сомневались в том, что ампутированные органы удастся регенерировать. Двадцать три солдата не пострадали – физически.
Сначала их было двадцать шесть. Троих вытащили из-под развалин без видимых повреждений. Один из них встал, усмехнулся и сказал:
– Спасибо, кретины. Ну, кто мне нальет? – сделал пять шагов и упал замертво.
Остальные тихо умерли в своих постелях. Двадцать три солдата, естественно, получили психические травмы. Никто не знал – по крайней мере, на эту тему не было никаких сообщений, – сколько джохианцев погибло во время взрыва.
Однако прошло целых три дня, прежде чем стихли крики раненых и умирающих.
Этот батальон Третьего полка Гвардии перестал существовать.
Около тела Джерети Ото обнаружил флаг батальона и приказал его упаковать для отправки на Прайм-Уорлд. Возможно, через некоторое время батальон будет восстановлен. А может быть, он навсегда закончил свое существование.
Раненые гвардейцы – те, кто находился не в бараках в момент взрыва – были доставлены на борт "Победы" и эвакуированы.
Стэн назначил Масона руководить спасательной операцией, хотя и сам все свободное время вытаскивал из-под обломков солдат Империи. После этого он приказал Масону доставить раненых на Прайм-Уорлд. Одновременно он послал на Прайм копию своего приказа, хотя ему было совершенно все равно, встретят ли его действия императорское одобрение. И был немного удивлен, когда это одобрение получил – вместе с коротким закодированным сообщением о том, что Император немедленно высылает подкрепление.
В следующем известии с Прайма сообщалось о присвоении медалей. Их получили гурки и бхоры, о которых сообщил Стэн. Остальные были присвоены полковнику Джерети и офицерам, имевшим высшие чины в Третьем гвардейском полку. Если бы эти офицеры остались в живых, их, естественно, разжаловали и расстреляли бы за преступную некомпетентность.
Стэн, Килгур и Масон тоже получили награды. Только для них эти медали были бессмысленными железками, которые нужно засунуть в ящик стола и забыть. Потому что несчастье, происшедшее на Джохи, необходимо как следует изучить и извлечь из него уроки. Впрочем, предаваться философским размышлениям у Стэна не было времени, возникли новые проблемы.
Взрыв, уничтоживший батальон гвардейцев, послужил катализатором – жители Джохи словно посходили с ума. Неожиданно Империя превратилась во врага созвездия Алтай. Ей следовало преподать урок. Потому что Империя не должна вмешиваться в чужие дела.
Стэна восхитила – немного – организация этой кампании. До определенной степени она на самом деле возникла спонтанно – крестьян не нужно было подталкивать для того, чтобы они организовали очередную бойню, однако Стэну было ясно, что все тщательно отрепетировано.
Сначала он просто удивился и принялся посылать доктору Искре и его марионеточному правительству сформулированные по всем правилам официальные протесты. Собирал его ответы, изо всех сил сражался с репортерами... поддерживал жизнь в посольстве и делал все, чтобы сохранить свой персонал.
Стэн немедленно объявил, что Джохи представляет для Империи опасность, и проинформировал все имперские миры о том, что посещать созвездие Алтай опасно. Он настоял на том, чтобы на Прайме требовали оформление визы для каждого, кто захочет отправиться в это созвездие. Затем послал отряды вооруженных гурков и бхоров с приказом разыскать всех граждан Империи и доставить их в посольство.
Большинство этих граждан – благодарение Богу! – являлись профессиональными бизнесменами, великолепно чувствовали приближение опасности и умели вовремя убраться с дороги. Однако были и исключения: пожилая пара, решившая посетить ту часть галактики, где они еще не бывали; молодожены, которые, по всей вероятности, выбрали Джохи, прочитав какой-то древний туристический проспект... Стэн спас пожилую пару. И не успел вовремя добраться до молодоженов.
А вскоре и само посольство оказалось в осаде.
Сначала возле него начали собираться небольшие группы джохианцев, и любой человек или транспортное средство, пытавшееся войти в посольство или покинуть его, забрасывались камнями.
Стэн проконсультировался с Килгуром.
– Да, – согласился Алекс, – ситуация явно ухудшается.
– В таком случае давай покажем им, что такое настоящая драка.
– Есть, босс.
И Килгур принялся за работу – он готовил ответ. Теперь он мог справиться с этой задачей без особых проблем. Уже не в первый раз они со Стэном попадали в осаду "толпы гражданских лиц" на "миролюбивой планете" и разработали весьма эффективное средство борьбы с этой проблемой.
Толпа становилась все больше. В здание посольства вместо камней летели зажигательные бомбы и самодельные гранаты.
По словам одной из помощниц доктора Искры, которую звали Дж'Дин, эти люди выражали справедливый гнев Джохи. Стэн не стал тратить время на вопрос о причинах этого гнева. Дж'Дин сказала ему, что доктор Искра, который в данный момент очень занят, с удовольствием пошлет войска, чтобы очистить площадь возле посольства, если Стэн его об этом попросит.
"Конечно, – подумал Стэн. – Еще одно массовое убийство, которое будет вменено мне в вину – разговор-то записывается".
– Нет, – вежливо отказался он. – Империя ни за что не согласится причинить вред ни в чем не повинным джохианцам, которые пришли выразить свои политические взгляды. Ведь это их право.
Стэн отключил коммуникатор. Он был уверен, что даже специалисты доктора Искры не смогут переделать это заявление так, что его можно будет трактовать в качестве просьбы о массовом убийстве.
Теперь за дело взялись снайперы. Стреляли люди, которые прошли некоторую подготовку. Один из секретарей посольства был ранен в ногу, девушка-клерк временно потеряла зрение, когда ей в лицо посыпалась пыль от стены, в которую попала шрапнель.
Это уже слишком, решил Стэн и приказал всему персоналу посольства держаться подальше от окон и не выходить во двор.
Естественно, следующим этапом будет прямое нападение.
Стэн отослал всех гражданских лиц в обширные подвалы под зданием. А тех, кто имел хотя бы минимальный военный опыт, расставил в стратегических точках у входов в посольство.
Бхоры были заняты выполнением приказов Килгура. Внешне эти чудовищные существа походили на варваров-убийц – собственно говоря, они ими и являлись, – но кроме того, бхоры были умелыми торговцами и пилотами. Из чего следовало, что каждый из них (это передавалось на генетическом уровне) был отличным механиком. Любой умел, к примеру, паять, в том числе и радиоактивные материалы, иногда пользуясь чисто символической защитой. Или восстановить двигатель, который они раньше и в глаза не видели, с минимальным количеством инструментов и времени на разгадку головоломки.
В посольстве имелось два старых бронированных вездехода, предназначенных для борьбы с демонстрантами. Алекс приказал снять с них пушки, взамен которых бхоры установили устройства его собственного изобретения. Четыре посольских гравитолета, включая роскошную машину для торжественных выездов, унаследованную Стэном от предшественника, были переделаны, снабжены самодельной броней и специальным вооружением – еще одним изобретением Килгура.
Четыре гравитолета для перевозки гурков тоже модифицировали: к их носам припаяли массивные клинообразные железные тараны. Эту четверку гравитолетов поставили неподалеку от главных ворот посольства.
Стэн и Алекс собирали мины, которые потом устанавливались вдоль внешних стен.
Этой ночью Лалбахадур Тапа, которого Стэн назначил джемедаром, взял два немодифицированных гравитолета и взвод гурков и, выбравшись через боковые ворота, осуществил налет на центральный склад. Он вернулся, не потеряв ни одного из своих людей и выполнив задание, хотя и сказал Стэну, что никогда еще не видел такого громадного склада, где хранилось бы так мало товаров.
– Как могут джохианцы тратить столько времени на то, чтобы убивать своих соседей, и при этом почти не заботиться о пище и крове над головой?
Стэн не знал, что ответить на этот вопрос.
Килгур выпросил себе двенадцать солдат посольской службы безопасности для выполнения особого задания. Они получат ворованное "оружие" и будут называться – очередное проявление старомодного чувства юмора, присущего Килгуру, – Отряды Боевых Котов.
К восходу солнца посольство было готово. Стэн не сомневался, что атака начнется где-нибудь между полуднем и наступлением сумерек – нужно время, чтобы организовать, раздразнить, взбудоражить и направить любую толпу.
Гурки и бхоры были приведены в состояние боевой готовности на случай, если толпе удастся прорваться в ворота или кому-нибудь вздумается перелезть через стены. Оставалось решить две задачи.
Алекс взял на себя решение первой. Он проверил систему безопасности посольства, сосредоточив внимание на строениях, расположенных вне посольской территории, которые могли быть использованы в качестве командных пунктов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...