ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Когда кого-нибудь арестовывают и держат в заключении до суда, разве не принято разрешать обвиняемому иметь кого-нибудь, кто его представлял бы? Даже если суд является самым настоящим фарсом? Даже здесь, на Джохи?
– Ну... думаю, принято.
– А разве не естественно и не принято позволять арестованному преступнику встречаться или общаться каким-нибудь иным способом со своими родственниками? Даже здесь, на Джохи?
– Это звездное скопление населяют такие очаровательные существа, что они вполне могут не подчиняться законам общепринятой логики. Прекрати играть со мной в шарады, майор. Выкладывай, что ты узнала.
Однако прежде чем Синд заговорила. Алекс принялся отчаянно ругаться. Он понял, что она имеет в виду.
Синд заинтересовалась судьбой тех существ, что были арестованы по приказу доктора Искры некоторое время назад. Тех самых, над которыми он обещал организовать справедливый суд.
Она ничего не слышала о них – а быстро просмотрев данные и сообщения, имеющиеся в посольстве, не нашла ничего, что могло бы прояснить ситуацию. Да и самый опытный офицер связи Фрестон, о котором Стэн был очень высокого мнения, тоже ничего не слышал о процессах над арестованными "преступниками".
Тогда она запросила Хиндса, главу местного отделения спецотряда "Богомолов". После засады в трущобах Хиндс окончательно потерял веру в свои аналитические способности и помечал любую информацию либо грифом "Класс 3: ненадежно"; либо "Класс 4: возможна дезинформация со стороны противника"; или еще так "Класс 5: двойной агент".
Среди военных, однако, у него было три агента – все они имели низкие чины и не участвовали в активных военных действиях. Хиндс связался с ними. Все трое были смертельно напуганы, ни один не вызвался отыскать необходимые сведения, ни один ничего не слышал про судьбу военных и бюрократов, арестованных некоторое время назад.
Кроме одного-единственного факта: всех, как и говорил Стэну доктор Искра, содержали в крепости Гатчин, далеко на севере от Рурика.
Килгур обдумал сообщение Синд и сказал:
– Гм-м.
– А ты очень занят?
– Ага. Прогноз погоды узнала?
– Узнала. Возьми парку.

Глава 24

– В кабинете для военных советов на одном из экранов детально изображен этот сектор – точность шестьдесят пять процентов. Хотите посмотреть, сэр?
– Ил в коем случае, адмирал, – ответил Стэн. – У меня же нет вашего опыта в расшифровке мерцающих световых точек. Кроме того, приборы показывают достаточно ясно, где мы находимся.
– Я жду ваших приказаний.
Стэна тошнило от подчеркнуто вежливого поведения Масона.
– Адмирал, – сказал он, – можно вас на минутку?
Масон знаком показал офицеру на палубе, чтобы тот взял наблюдение на себя, и отправился вслед за Стэном в адмиральскую дневную каюту.
– Адмирал, – начал Стэн, – я просил Императора назначить вас командиром "Победы", поскольку считал, что вы профессионал, способный выполнять приказы и забыть о личных отношениях. Я ошибся. С того самого момента, как мы прибыли на Джохи, вы ведете себя как новичок, только что закончивший военную школу и считающий себя Господом Богом.
– Посол...
– Начнем вот с чего: мой гражданский чин сейчас не имеет никакого значения. Я не выходил в отставку и не подавал рапорт о том, чтобы меня перевели в запас. На Джохи вы спросили меня, принимаю ли я командование на себя. Я ответил утвердительно. Следовательно, адмирал Масон, меня бы вполне устроило, если бы вы стали обращаться ко мне в соответствии с моим военным чином, помалкивали и вели себя, как это принято у военных. У меня нет ни желания, ни времени соревноваться с вами на предмет, кто из нас лучший командир. Если хотите, мы выйдем сейчас из каюты, и я при всех освобожу вас от командования "Победой". Этот приказ будет иметь под собой все формальные основания, и на суде военного трибунала его признают законным. Ну, хотите?
Масон молчал.
– Вы должны до новых распоряжении обращаться ко мне "адмирал". Я же, в свою очередь, уважая ваш чин, буду отдавать вам приказы в виде предложений. Я не имею ни малейшего желания подрывать ваш авторитет. Но считаю, что ваше несерьезное поведение не делает вам чести. Вы унижаете себя и свое воинское звание в глазах подчиненных.
Именно это и оказалось решающим доводом. Масон покраснел, напрягся и целую минуту сражался со своими чувствами.
– Это все, что я хотел вам сказать. У вас есть какие-нибудь предложения или комментарии?
– Нет. Нет, сэр.
– Хорошо. Надеюсь, у нас больше не возникнет проблем подобного рода. Ну что, пошли творить мир?
Масон браво отдал Стэну честь, развернулся на каблуках и вышел на капитанский мостик.
Стэн позволил себе ухмыльнуться ему вслед. Черт побери, вся эта галиматья, которой его пичкали, пока он делал карьеру военного, еще срабатывала, если, конечно, тот, кому проповедовали, в нее верил.
Стэн последовал за Масоном – пообещав себе, что, когда все это закончится, он обязательно заманит ублюдка в какую-нибудь темную аллею и станет бить ему морду целых полторы недели.
Адмирала Масона "попросили" собрать в конференц-зале четырех старших офицеров и специалистов связи, а потом по надежным каналам связаться со шкиперами кораблей сопровождения.
– Господа, – начал Стэн без лишних разговоров, – ситуация совершенно очевидна.
Все закивали.
"Победа" скользила по узкому проходу между двумя звездными скоплениями. На экране появилась расшифрованная для глаз и пространственного видения человека информация – крошечный флот пробирался сквозь темную ночь, а по обеим сторонам громоздились наполненные ярким светом облака. Экран с более подробным изображением показал бы слева и справа от предполагаемого курса "Победы" крошечные светящиеся пятна. Это были соответственно: впопыхах собранный флот богази, приготовившийся защищать свой столичный мир и скопление звезд справа, а в самом центре темного облака слева – корабли суздалей. В комнате для военных советов экраны, естественно, показывали все до мельчайших подробностей: планеты, корабли и их точное местоположение относительно друг друга.
"Победа" промчится прямо между двумя флотами...
– Как там у нас со временем? – поинтересовался Стэн.
– Примерно два земных дня, сэр. А если точно...
– Нет необходимости уточнять. Они знают о нашем присутствии?
– Нет, сэр.
Стэна это нисколько не удивило – имперские суда были оборудованы суперчувствительной сенсорной аппаратурой. И еще один маленький секрет: прежде чем АМ-2 уходил за пределы Империи, его "одевали" веществом, производным от империума-Х. Любой не имперский корабль на экранах был окружен едва заметным пурпурном сиянием, которое сенсоры улавливали гораздо раньше, чем присутствие любого имперского корабля, пользующегося необработанным АМ-2. Не так чтобы очень большое преимущество, но иногда этого хватало, чтобы одержать победу.
– Целью нашей прогулки, – начал Стэн, – является помешать флотам богази и суздалей уничтожить друг друга. Впрочем, это, я думаю, вам понятно. Ну и, конечно, вряд ли было бы полезно, если кто-нибудь один из них или оба сразу решили, что тот, кто мешает друзьям выяснять отношения, является общим врагом и заслуживает, чтобы ему надрали уши.
На лицах присутствующих появились улыбки. Адмирал Масон никогда не вел себя так во время совещаний.
– Отлично, – продолжил Стэн. – Любому ясно, что добиться этого мы можем только одним способом – навалить огромную кучу дерьма. К счастью, адмирал Масон, как вам всем, конечно же, известно, является одним из самых опытных специалистов Империи по вопросам тактики введения противника в заблуждение.
На самом деле Стэн собирался сформулировать свою мысль по-другому и сказать, что адмирал Масон такое дерьмо, что прекрасно разбирается в подобных вопросах... но потом он все-таки решил воздержаться от подобных заявлений.
– Мы с ним обсудили возникшие проблемы, и у адмирала Масона появилось несколько интересных идей. Впрочем, у меня тоже была парочка предложений, которые стоило бы рассмотреть. У нашего плана пять этапов. Этап номер один являет собой самое неприкрытое злодейство; этап номер два – благородный; за четвертый этап кое-кто из вас, возможно, получит медали. Пятый этап – абсолютно бесчестный, и я иду на этот обман совершенно намеренно.
– А третий этап, сэр? – поинтересовался капитан истребителя "Принстон".
– А третий этап – воплощение моей собственной идеи, – ответил Стэн. – В данный момент все, кто свободен от вахты на борту "Победы", занимаются претворением его в жизнь.
Стэн сжал руку в кулак. Когда он сказал: "все, кто свободен от вахты", он ни на секунду не погрешил против истины – руки у него отчаянно болели от ссадин и заноз, застрявших в ладонях и пальцах.
– До третьего этапа мы тоже со временем доберемся. Выполнение первого этапа плана начнется немедленно, пока мы тут с вами занимаемся обсуждением наших дальнейших действий. Вы должны приказать всем офицерам, отвечающим за оружие, и командам "Кали" находиться в боевой готовности.
Ракеты "Кали" – пятое поколение – были предназначены для уничтожения кораблей. Тридцатиметровые чудовища, с каждым новым поколением становившиеся все дороже, имели самое современное и хитроумное оборудование слежения, обнаружения и перехвата. Поскольку ракеты "Кали" использовали АМ-2, на самом деле они являлись миниатюрными звездными кораблями. Единственное, что не изменилось на протяжении всех лет их существования, – размеры полезного груза. Шестидесяти мегатонн было по-прежнему достаточно, чтобы разнести в щепки военный корабль любого класса. Даже "Форез", таанский линейный корабль, самый мощный из всех, когда-либо принимавших участие в военных действиях, был уничтожен ракетами "Кали".
Действие ракеты контролировал и направлял прошедший специальную подготовку офицер. Система управления была вмонтирована в шлем и соединялась напрямую с мозгом человека. Вначале контроль осуществлялся при помощи нажатия определенного набора кнопок и рычагов. Теперь же "Кали" реагировала на осознанную, а иногда и не осознанную реакцию "пилота". Существовали ракеты с автоматической системой наведения. Однако их использовали в очень редких случаях – "пилотов" выбирали, главным образом, обращая внимание на инстинктивную готовность убивать. Отбор производился чрезвычайно жестко, труднее было стать только капитаном тактического корабля.
Этап номер один предполагал запуск всех имеющихся в распоряжении ракет "Кали".
Целых тридцать секунд ракеты вылетали на полной скорости из брюха "Победы" и истребителей, после чего они несколько снизили скорость движения. "Кали" мчались впереди эскадры имперских кораблей.
Этап номер два начался, когда офицеры-наблюдатели доложили о том, что флот богази стал проявлять признаки беспокойства. Они засекли приближающийся корабль без опознавательных знаков – "Победу". Поскольку богази готовились к появлению кораблей суздалей, их сенсоры были настроены на соответствующую волну.
Стэн подождал несколько часов, приказав никому не реагировать на угрозы со стороны как богази, так и суздалей. После этого собрал своих актеров, которые должны были осуществить следующую часть его плана.
Каналы связи кораблей богази и суздалей были перекрыты мощной передачей с борта "Победы". На экранах появилась одна и та же картинка: всем известный посол Императора Стэн находился на капитанском мостике военного корабля. Он был одет так, словно собирался на официальный прием. Рядом с ним, так же в форме, стояли адмирал Масон и его заместитель.
Передача была очень короткой, но абсолютно однозначной: Стэн проинформировал обе стороны, что они нарушают не только договор, заключенный много лет назад между Империей и созвездием Алтай, но и межпланетные соглашения о взаимных правах. Флотам приказывалось немедленно возвратиться на свои планеты и оставить все попытки военных действий. В случае молчания той или иной стороны к ней будут применены самые суровые меры.
В задачу этого сообщения не входило убедить кого-нибудь в необходимости остановиться или даже запугать. Это был предварительный шаг перед дальнейшими действиями, которые запланировал Стэн.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...