ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он опустил пистолет, достал гранату, чуть приподнялся, нажал на кнопку и швырнул гранату туда, где, по его мнению, сконцентрировался отряд врагов.
Граната упала, отскочила от асфальта и взорвалась примерно в метре от позиции неприятеля. Трое друзей вскочили на ноги, в этот момент сверкнула молния, словно отворяя для новых посетителей врата ада, взревел гром, а Синд издала отчаянный боевой клич бхоров. Они втроем метнулись в сторону поджидавших их врагов. Сколько их было, никто не знал.
И вдруг Стэн в ярости, отчаянно блефуя, прорычал:
– Айо-о-о! Гуркали!
Он посчитал, что это отличный клич, с которым совсем не стыдно сложить голову в бою.
Вопль эхом отразился от коричневых каменных стен.
И гурки его услышали. И атаковали.
Волна невысоких коричневых воинов накатила откуда-то из ночной мглы и поглотила врагов Стэна. Те не ожидали нападения с тыла, а гурки не стали дожидаться, пока противник придет в себя, и пустили в ход свои кукри.
Два отряда гурков промчались мимо Стэна и его друзей – у каждого бойца в руках было легкое огнестрельное оружие. Двигаясь, словно на параде, они выстроились в ровную линию и открыли огонь – теперь пламя полыхало по всей аллее.
К тому времени, как Стэн и его друзья поняли, что они живы и останутся в этом состоянии еще некоторое время – ну, по крайней мере, смогут выбраться из вонючей аллеи, – ни один из тех, кто на них напал, не смог бы похвастаться тем же.
Дождь приятно касался лица, а плечи Синд, которую Стэн прижимал к себе, были чудесны. Улыбка Алекса показалась Стэну самым потрясающим и доброжелательным проявлением чувств, какое ему когда-либо доводилось встречать.
Там, где только что была вражеская позиция, горели карманные фонарики. Трое друзей направились к ним.
Махкхаджири Гурунг поджидал Стэна там.
– Сэр, вас было очень трудно отыскать, – с легкой укоризной произнес Махкхаджири Гурунг. – Я сожалею, что вы не призвали нас раньше. Будьте любезны в следующий раз, когда вы предпримите подобную вылазку, захватить сенсоры.
– Как, – удивленно спросил Стэн, – вы вообще узнали, что я покинул посольство?
Махкхаджири пожал плечами.
– После того как мистер Килгур обнаружил тайный проход, мы тоже его нашли. И хотя он не установил там соответствующей аппаратуры, мы посчитали, что следует это сделать. Видите ли, мы не так опытны, как мистер Килгур, и не можем почувствовать во сне присутствие наемного убийцы. Мы, гурки, стараемся пользоваться всеми доступными нам средствами, чтобы делать свое дело как полагается.
Стэн, Синд и Алекс переглянулись.
– Ну, хорошо, – сказал наконец Стэн. – Выходит, вам все известно. В таком случае, остается задать только один вопрос: где же бхоры?
– На мосту. И на набережной. Там было очень много людей с оружием – мы посчитали, что с ними необходимо разобраться. Бхоры хотели, чтобы эта честь была предоставлена им. Мы согласились, поскольку они гораздо опытнее нас в вопросах дипломатии.
"Значит, пленных не будет", – подумал Стэн.
– Мне нужен гравитолет, – сказал он, – потому что я хочу как можно скорее оказаться в посольстве и выпить чего-нибудь покрепче.
– Гравитолет вас ждет, – сообщил Махкхаджири Гурунг. – Там, на улице.
Пока они шли к машине, Килгур отвел Стэна в сторону.
– Мы выпутались из этой передряги чудом, приятель. Что-то мне не нравится, как повернулось наше маленькое дельце. Похоже, пришла пора как следует изучить, что тут происходит.
– Вот именно.
– А знаешь, что было самым интересным сегодня вечером?
Стэн знал. Кто-то совершенно сознательно пытался убить полномочного посла Вечного Императора. Не в сражении, не по случайности – был отдан прямой приказ.
Любому разумному существу было известно, что подобное убийство вызовет мгновенную и безжалостную реакцию со стороны Императора. Получается, что существовали люди – целые фракции – здесь, на Джохи, по сравнению с которыми самые настоящие безумцы могут показаться вполне разумными и миролюбивыми существами.
В таком случае необходимо ответить на вопрос: кто командовал этой небольшой армией? Мины... автоматическое оружие... солдаты, прошедшие подготовку, – плохую, конечно, но тем не менее подготовку.
Ведь кто-то же послал их на задание.
Ладно, поживем – увидим. Должны подняться крики по поводу происшедших этой ночью событий, придумают какую-нибудь историю, чтобы объяснить гибель такого количества людей с оружием...
Но шли дни, и нигде не появилось никаких упоминаний об этом инциденте.
Все молчали. Словно ничего и не произошло. Включая полицейское управление Рурика.

Глава 13

План был очень коротким – всего три странички, написанных от руки на какой-то древней бумаге. Человек с совершенно бескровным лицом, сидевший напротив Вечного Императора, закончил читать и положил листки на стол.
– Ну, что скажешь?
– Интересно, сир, – ответил собеседник властителя совершенно нейтральным тоном.
Впрочем, ничего удивительного в этом не было, поскольку все в Пойндексе было нейтральным – никаким. Он возглавлял корпус "Меркурий" – имперскую разведку – в последние дни таанской войны. Опытный, бесстрастный солдат, Пойндекс продолжал служить, когда к власти пришел Тайный Совет. Спустя некоторое время в результате внутренних политических интриг он стал одним из младших членов Совета.
А когда Император вернулся, Пойндекс предал Тайный Совет. Бывший шеф разведки просил только об одном – по правде говоря, больше ни о чем другом он просить не мог, и прекрасно это понимал – сохранить ему жизнь. Он не имел никакого отношения к убийству Императора. И не участвовал ни в каких зверствах и злодеяниях, в которых обвинялись узурпаторы власти.
Император принял его предложение – серьезный удар в спину Тайного Совета – и Пойндекс влился в дружную семью придворных Вечного Императора.
– Тебя это не удивило, – прокомментировал Император реакцию Пойндекса.
– Сир, могу я говорить откровенно?
Властитель промолчал, и Пойндекс расценил его молчание, как знак согласия.
– Меня удивляет, что я все еще жив. Ваше Величество. Когда вы приказали мне вернуться на Прайм-Уорлд, я был уверен...
– Нет, – перебил его Император. – Если бы мне был нужен твой труп, мои люди сделали бы все тихо и быстро. Я решил, что устраивать показательные процессы ради того, чтобы люди запомнили период безвластия, не стоит. Кроме того я прекрасно помню, что ты был очень хорошим шефом разведывательной службы. Я хочу, чтобы ты продолжал мне служить. Я собираюсь назначить тебя главой новой службы, которая будет называться "Внутренняя Безопасность". Порядки в ней должны быть несколько иными, чем в корпусе "Меркурий". Кадры в это подразделение будут набираться не из военных. Они присягнут на верность лично мне, а не Империи. Только я буду знать о том, какие задания выполняет ВБ. С точки зрения общественности единственный их долг – обеспечить мою личную безопасность. А я собираюсь интерпретировать это понятие очень широко.
Все задания ВБ будет получать от меня и отчитываться об их исполнении только мне. Никаких промежуточных звеньев. Данное подразделение получит преимущества при выполнении своих миссий. Все доклады и сообщения должны быть составлены в единственном экземпляре с грифом "Только для чтения" или передаваться устно. Никаких данных в имперских архивах. Итак... твой ответ?
– Ну, у меня выбора нет, Ваше Величество, – проговорил Пойндекс. – Я ведь теперь знаю о существовании такого подразделения, так что это может... оказаться не очень приятным... К тому же... – Он постучал пальцем по листкам бумаги, лежащим на столе, – этот план и проблемы, ради решения которых создано подразделение, вне всякого сомнения, не должны стать общественным достоянием.
– Твои рассуждения совершенно справедливы. На самом деле, ты единственный, кроме меня, человек, которого я посчитал нужным ознакомить с этой проблемой и тем, как я предполагаю ее решить, – сказал Император. – Однако прежде чем ты примешь мое предложение, я хочу задать тебе один вопрос. Что помешает тебе предать меня так же, как ты предал Тайный Совет?
Последовало очень долгое молчание. Затем Пойндекс поднялся на ноги и принялся вышагивать по кабинету.
– Я отвечу на ваш вопрос, сир, – сказал он, – хотя предпочел бы не обсуждать свои личные качества. Я нахожу эту тему... неприятной. Возможно, если вы позволите рассказать... притчу, мне будет легче. – Пойндекс сделал глубокий вдох. – В разведшколе номер один любят вспоминать некого известного разведчика, который служил в древности одному земному императору. Говорят, именно он создал современную систему шпионажа, когда все следят за всеми – брат за братом, дети за родителями. И тому подобное. Император, восхищенный его достижениями, захотел наградить своего верного слугу. Но тот стремился только к одному – всю свою жизнь он мечтал о фельдмаршальском жезле. Император был потрясен этой просьбой и отказал. Шпион не может быть награжден так же, как честный солдат. И уж, конечно – впрочем, император не сказал этого вслух, – не имеет права на славу.
– Этого человека звали Фуше, а диктатора – Наполеон I, – сказал Император.
– Я вижу, вы в курсе, сир. Историю рассказывают для того, чтобы у молодых, переполненных тщеславными помыслами разведчиков не возникало стремления к общественному признанию и славе. Мне казалось, я понял мораль и научился подавлять в своей душе мечты о том, чтобы увидеть свое имя на страницах печатных изданий, ну и все такое прочее... что только мешает человеку эффективно выполнять свою работу. Но когда покойный сэр Кайс предложил мне войти в состав Тайного Совета, имея в виду, естественно, свои собственные интересы, я понял, что все-таки не сумел избавиться от тщеславия. После падения Тайного Совета – и моего, конечно же, тоже, – я справился с этой слабостью.
– Да? – с интересом спросил Император. – Тщеславие – гидра многоголовая.
– А разве это имеет какое-нибудь значение, сир? – спросил Пойндекс. – Я не сомневаюсь, что, в отличие от кретинов из Тайного Совета, вы никогда не будете доверять мне до конца.
Император кивнул. Соблюдение собственных интересов – из страха или благодаря хорошо развитым умственным способностям – вполне уважительная причина. Особенно для выполнения задач, которые Император собирался поставить Пойндексу.
– Я принимаю назначение. Ваше Величество. Естественно. Вы оказали мне честь.
– Отлично. В твоем подчинении будут и другие люди... имеющие такое же, не очень безупречное прошлое. Кое-кто из них получит задания, о природе которых тебе знать не нужно.
– Ясно, сир.
– Вот, например, это, – Император кивнул в сторону листков. – Здесь имеется три вопроса. Ты хочешь получить какую-нибудь дополнительную информацию про устройства, о которых идет речь?
– Нет, сир. И не стал бы слушать, если бы вы посчитали необходимым рассказать мне. Я знаю и так достаточно много, чтобы опасаться за свою жизнь.
– Ты считаешь, это выполнимо?
– Да, – ровным голосом ответил Пойндекс.
– Хорошо. Очень хорошо, – сказал Император.
– Нам понадобится около месяца для того, чтобы собрать необходимый персонал, сир. Возможно, два цикла для самой работы и, конечно, полная изоляция.
– Я уже подумал об этом.
Император протянул руку и взял листки, на которых было записано предложение. Потом достал зажигалку из стала, поджег бумаги. Они моментально превратились в кучку серого пепла.
– Ты отправишься на Землю.
Пойндекс поднялся, отдал властителю честь и покинул кабинет.
Император внимательно посмотрел ему вслед. Жаль, что он не может предложить Пойндексу выпить с ним стаканчик и никогда не приготовит для него обед, как Яну Махони или Стэну.
Впрочем, это было так давно... Теперь наступили другие времена.

Глава 14

– Ну что ты так мучаешься, приятель? Я бы на твоем месте перестал переживать, – заявил Алекс. – Ты все равно ничего не в силах изменить. Приказ Императора.
– Мне от этого не легче, – проговорил Стэн.
– А я совершенно согласна с Алексом, – заявила Синд, бхорское воспитание которой сказывалось в очередной раз.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...