ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Стэн некоторое время слушал предложения Масона и Сарсфилда, а потом задумался, пытаясь найти наилучший способ вытащить подданных Империи из ловушки, в которую они попали.
Наконец у него появились проблески надежды. Он некоторое время обдумывал свою идею, рассматривая ее со всех сторон. И решил, что ею можно заняться. Вполне возможно, что ничего не выйдет, но ситуация при этом хуже не станет.
– Мистер Килгур, – обратился он официальным тоном к Алексу, сидевшему в стороне от экранов. На лицах Масона и Сарсфилда появилось изумление – они не знали, что Килгур присутствует при разговоре. – У нас есть какой-нибудь простенький код? Что-нибудь такое, что они смогли бы расшифровать – частично и не очень напрягаясь?
Алекс пожал плечами и позвал начальника шифровальщиков. Масон хотел было что-то сказать, но Сарсфилд махнул рукой, чтобы тот помолчал. Через пять минут Килгур представил Стэну три кода, которые, по мнению шефа шифровальщиков, были частично раскодированы и с которыми он имел моральное право расстаться.
– Отлично. А почему бы нам не... – Стэн рассказал о первом этапе своего плана.
Сарсфилд никак его не прокомментировал, поскольку первый этап не предполагал участия его солдат в операции. Стэн видел: Масон изо всех сил старается быть справедливым – но ему все равно ужасно хочется сказать, что любой план, придуманный Стэном, обязательно провалится и окажется никудышным.
– Главное мое возражение, – начал Масон, – заключается в том, что мы уже один раз это сделали.
– Не совсем, адмирал, – заметил Стэн. – Мы испробовали простой вариант обманного трюка. Вы когда-нибудь играли в игру: "В какой руке зажат шарик?"
– Конечно. Когда-то и я был ребенком.
Стэн сильно в этом сомневался, но решил не отвлекаться и продолжить объяснения:
– Когда вы попытались провернуть эту аферу в первый раз, вы просто солгали. Потом сказали правду. А после этого опять солгали. Вранье движется по нарастающей. Именно это мы и попробуем сделать, если ни у кого, естественно, не возникло каких-нибудь других, более разумных, идей – или вы сможете указать мне, в каком месте я ошибаюсь.
Итак, они приступили ко второму этапу Блефа.

* * *

Сначала расположение флота Масона покинул истребитель – его послали по направлению к Прайм-Уорлду.
Как только истребитель оказался вне пределов досягаемости суздалей и богази, он передал закодированную информацию Масону и осажденным имперским силам на Рурике.
Стэн ждал шесть часов, наблюдая за сообщениями, которые поступали благодаря летучим мышкам Алекса. Армия Алтая неуклонно приближалась к Рурику. Благодарение богам – Стэн не знал, кого благодарить, и решил, что, скорее всего, им помогают боги бхоров: Сарла и Лараз, – армия двигалась невероятно медленно. Причин, видимо, было две: во-первых, жители Алтая еще ни разу не сражались с силами Империи, а во-вторых, союз, в котором все ненавидят всех – вещь практически неуправляемая.
Он приказал тактическим кораблям подняться в воздух и организовать прикрытие, выбрав основными целями главные дороги, перекрестки и тому подобные вещи.
А затем к нему обратились с докладом Фрестон, офицер связи посольства и офицер связи Масона: корабли суздалей и богази активизировали передачи, посылая друг другу сообщения, закодированные редким – следовательно, очень сложным – кодом. Кроме того, на столичные миры богази и суздалей были посланы одновременные сигналы.
– Мистер Масон?
– Да, сэр. Мы в пути.
Кажется, рыбка клюнула.
Стэн на самом деле только что придумал второй вариант операции – они с Масоном делали вид, что посылают ответные сообщения приближающемуся имперскому флоту.
Истребитель, находившийся на окраине созвездия, отправил сигнал, закодированный тем самым легко читаемым кодом, который, казалось, исходил от авангарда мощной, ударной имперской флотилии. Там сообщалось, что Масон получит подробные инструкции позднее и что флотилия послана специально для того, чтобы навести порядок и наказать возмутителей спокойствия – суздалей и богази, атаковав их столичные миры. О людях, участвующих в восстании, ничего сказано не было.
Идея Стэна была слишком сложной – он забыл сделать скидку на тот факт, что именно так, оказавшись на месте Императора, поступил бы любой народ, населяющий Алтай.
Три земных часа спустя корабли суздалей и богази покинули орбиту и устремились к своим собственным мирам.
Стэн, изо всех сил старавшийся удержать в голове запутанный геометрический рисунок астронавигации, решил, что они, по всей вероятности, направляясь домой, проложат свой курс в направлении X. Этот курс, естественно, будет более прямым, чем предположительный курс Масона, и не должен совпасть с направлением У, которое по логике вещей избрала бы имперская флотилия.
Ха-ха! И этот изысканный план придумал человек, нуждавшийся в дополнительных занятиях по астронавигации одного космического корабля, когда учился в Навигационной школе. Конечно же, они быстро разберутся, что к чему. Однако Стэн надеялся, что ему хватит времени, чтобы предпринять второй шаг, иными словами, что Масон успеет обойти флоты суздалей и богази и вернуться туда, где он будет больше всего нужен.
Ловушка перестала быть такой смертельно опасной.
Через четыре часа разведчики армии Конфедерации Алтая вошли в пригороды Рурика.

* * *

Стэн не приказывал Сарсфилду, только высказал ему свои пожелания. Он не хотел, чтобы Первая гвардейская дивизия чувствовала, что ее понуждают совершить совершенно ненужное, хотя и геройское самопожертвование.
Остановите армию. Попытайтесь заставить их окопаться. Пусть противник считает, что мы решили контратаковать.
Сарсфилд, как и Стэн, был человеком разумным. Ни тот, ни другой и не надеялись, что этот номер у них пройдет. В конце концов невозможно блефовать с игроком, у которого на руках три туза и джокер, а у тебя ничего похожего на приличные карты нет и в помине.
Вражеские разведчики вошли в город без потерь.
Однако им пришлось немного понервничать. В одном месте они заметили брошенную баррикаду. В другом – несколько перевернутых гравитолетов. На крыше какого-то здания работала антенна. На асфальте валялись всевозможные загадочные предметы.
Разведчики продвигались вперед – но теперь уже гораздо осторожнее.
Они нигде не видели имперских солдат.
Впрочем, это было совершенно естественно – разведчики-гвардейцы славились своим умением оставаться незаметными в самых сложных ситуациях.
О продвижении сил Конфедерации постоянно сообщалось в посольство.
Фрики и Фрэки оставались в запасе, дожидаясь появления в городе тяжелых орудий и гравитолетов. Никто не захочет рисковать дорогими танками и еще более дорогими гравитолетами, опасаясь попасть в ловушку на улицах города. Однако у солдат Алтая не было выбора.
Потому что они уже попали в ловушку.
Сарсфилд отдал артиллерии приказ начать обстрел. Его собственные орудия открыли огонь по заранее определенным целям, которые в данный момент прикрывала вражеская техника.
Тактические катера, стартовавшие с корабля-носителя, приземлились позади посольства, около огромного парка, там, где Стэн приказал посадить транспортные суда.

* * *

Крутой пилот Ханнелора ла Сиотат подняла свой катер, заметила, как поворачивается орудие танка, и нажала на кнопку запуска ракет, которые выпали прямо из брюха катера, а потом, для верности, еще я обстреляла территорию из автоматического оружия. Только после этого она решила, что можно улетать.
Ла Сиотат ругалась практически непрерывно. Проклятье. Вполне могла бы записаться в кретинскую пехоту! Промчалась на своем катере вдоль улицы в поисках новой цели.
Взвод был уничтожен – и атака временно приостановлена.
Однако враг продолжал наступать.

* * *

Джохианские танковые и пехотные войска быстро и четко продвигались к центру города. Отлично вымуштрованные солдаты, которые к тому же находились на свое6 территории. Танки нанесут удары по тем целям, с которыми не сможет справиться пехота. А пехотинцы защитят своих бронированных приятелей от противотанковых стрелков.
– Батарея "А"... огонь!
Казалось, взорвалось сразу четыре имперских гравитолета – на самом же деле сорок восемь ракет, закрепленных на задней панели каждого гравитолета, стартовали одновременно, создав иллюзию грандиозного взрыва. Безоружные гравитолеты в это время под шумок взлетели и направились в другой район.
Ракеты были всего лишь управляемыми реактивными вертушками с боеголовками. С точностью попадания в цель плюс-минус пятьдесят метров. Отвратительно. Но когда сто девяносто две такие ракеты, каждая начиненная пятьюдесятью килограммами соответствующего вещества, взрываются на площади, равняющейся примерно ста метрам и занятой танково-пехотным взводом, результат производит впечатление.
Джохианские пехотинцы погибли все до единого. Несколько танков пострадало от прямого попадания и вышло из строя. Однако большинство все-таки осталось в строю.
И тогда из своих укрытий поднялись противотанковые группы, состоящие каждая из двух человек, и принялись за дело, поливая танки ракетным огнем.
Но Конфедерация продолжала наступать.

* * *

Небо потемнело, где-то на горизонте собирались черные грозовые тучи.
Килгур вытер пот со лба.
– Сейчас разразится гроза, и мы потеряем все наши тактические катера.
Синд поморщилась. Катера были снабжены аппаратурой, позволявшей им функционировать при любой погоде. Однако не предполагалось, что космические корабли станут летать по городу, сражаться с наземным врагом и при этом не испортят внешний архитектурный вид данного города. А в случае Рурика, где строили достаточно прочно и надежно, машины частенько разбивались сами.
Вскоре началась гроза, и огромные капли дождя с шумом застучали по крышам домов. Килгур выругался и попытался где-нибудь спрятаться, но довольно быстро сообразил, что вряд ли сможет это сделать, поскольку нигде не было ничего подходящего для этих целей. А когда на него обрушились градины величиной с горошину, его выражения стали такими впечатляющими, что могли напугать кого угодно... только не джохианских богов погоды.
"Просто расчудесно все складывается, – подумал Алекс. – Мало того, что приходится иметь дело с кучей придурков, жаждущих перегрызть нам глотки, так еще и погода взбесилась".

* * *

Мичман ла Сиотат стояла возле своего катера, не замечая дождя, который стучал по открытой двери ангара "Победы". Корабль приземлился позади посольства рядом с другим носителем тактических катеров "Беннингтоном".
– Сэр, я хотела бы попробовать, – возразила ла Сиотат. – Мы воспользуемся сенсорами "Кали", я полечу по приборам и прихвачу цели изнутри ракеты.
– Запрещаю, – заявил ее командир. – Мы приземлились. Вскоре покинем эту систему. А если у нас ничего не получится, тогда мы действительно выступим в роли камикадзе... вместо обычного риска, на который ты хочешь пойти. Это приказ.

* * *

– Я получил сообщения, – ровным голосом проговорил Сарсфилд, – что мои артиллеристы стреляют по открытому пространству. Враг приближается.
– Прикажите им взорвать орудия и возвращаться на транспортные суда.
– Есть, сэр.
– Каково положение с погрузкой?
Сарсфилд проконсультировался с адъютантом.
– Почти все батальоны уже заняли свои места на судах, один находится в процессе погрузки, и Первый батальон защищает позиции на площади. Мне кажется, – продолжал Сарсфилд, – Первому придется прикрывать отход. Проклятье. По крайней мере, – грустно добавил он, – они сами вызвались...
Как и все остальные батальоны Первой гвардейской дивизии – это Стэну было хорошо известно.
– Персонал посольства эвакуирован и размещен на кораблях, – сказал Стэн. – Вы должны поднять все имперские суда в воздух, когда Первый батальон пойдет в контратаку. "Победа" будет оставаться на земле до самого последнего момента, чтобы забрать тех гвардейцев, кто останется после вашего взлета. Прерываю связь.
– Последний вопрос: вы отправляетесь на "Победу"?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...