ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Он махнул рукой в сторону мертвой воды.
– Но кто-нибудь же должен заменить Искру! – воскликнул Стэн. – Вполне возможно, что один тиран придет на смену другому. Зачем оставлять решение такой серьезной проблемы на волю случая?
– Потому что в одиночку никто не сможет успешно управлять Алтаем, – объяснил Мениндер. – Это я вам сообщаю на случай, если вы не заметили, что договориться с нами не так-то просто.
– Я заметил, – сухо сказал Стэн.
– По правде говоря, мы вообще плохо ладим друг с другом. Многие из нас с удовольствием поубивали бы своих соседей. Так что на верхушку пирамиды заберется самый главный убийца. По определению, так устроена наша дурацкая система. Самое большое и самое гнусное племя старается вытряхнуть душу из всех остальных. Поэтому ничего и не меняется.
– У меня есть несколько идей на этот счет. Я хотел предложить вам создать коалиционное правительство.
– Коалиция, – фыркнул Мениндер. – На Алтае? Исключено.
– Но вы же почти организовали ее, – спокойно сказал Стэн.
Глаза Мениндера сузились.
– Что вы имеете в виду?
Стэн не стал притворяться и сказал напрямую:
– Тот обед с Хаканом... я ни на секунду не поверил в вашу историю.
– А во что вы верите? – ледяным тоном поинтересовался Мениндер.
– Я думаю, что Хакана никто не приглашал. Он ни за что не сел бы за один стол с кучей суздалей, богази и торков. А уж тем более не стал бы есть с ними. Я думаю, вы – генерал Доу, Ютанг и Диатри – не имели ни малейшего понятия о том, что он появится на вашем собрании. На самом деле вы встретились для того, чтобы придумать способ от него избавиться. А вы являетесь единственным существом в этом созвездии, кто в состоянии собрать в одном месте представителей всех народов, живущих на Алтае, и организовать заговор. – Стэн холодно улыбнулся. – Если это так, следовательно, вы – единственный человек, кто подходит для воплощения моей идеи о создании коалиционного правительства.
Мениндер молчал. В похвале посла звучало обвинение.
– Я не понимаю только одного, – заметил Стэн, – как вам удалось убить старого ублюдка.
– Я этого не делал, – ответил Мениндер. А потом добавил: – Мы этого не делали.
Стэн пожал плечами.
– Впрочем, меня это совершенно не интересует.
– Вы согласились бы отдать власть убийце?
– Назовите мне кого-нибудь, кто не является убийцей, – попросил Стэн.
Мениндер немного подумал, а затем сказал:
– А если я не соглашусь? Вы отстанете от меня?
Стэн только посмотрел на него.
– На этот раз нет.
– Значит, на самом деле у меня нет выбора, – подытожил Мениндер.
– Может быть, и нет. Только вы сумеете добиться успеха, если будете думать, что выбор у вас все-таки был.
– В таком случае, лучше я как можно быстрее скажу "да", – со вздохом проговорил Мениндер.
– Тут я с вами совершенно согласен, – кивнул Стэн.

* * *

– Снова Мениндер, – рявкнул Вечный Император. – Почему ты все время настаиваешь на его кандидатуре?
– Потому что, сир, он самый подходящий человек для этого поста, – ответил Стэн.
Вечный Император, прищурившись, посмотрел на него.
– Не означают ли твои слова, Стэн, вот что: "Я вам это уже говорил, сир?" Не хочешь ли ты сказать, что я все испортил, назначив правителем этого кретина доктора Искру?
– Не мне судить о правильности ваших решений, сир.
– Почему же тогда я слышу упрек в твоем голосе? – спросил Вечный Император.
– Профессор был самым лучшим выбором из совершенно негодных кандидатур, сэр, – вмешался Махони. – Это же любому ясно. Именно поэтому, сир, я считаю, что в идее Стэна есть свои достоинства.
– Комитеты издают отвратительные законы, – возразил Император. – Так было всегда. И так всегда будет. Не успеете вы и глазом моргнуть, как у каждого члена комитета возникает своя собственная идея и своя собственная повестка дня – причем все это основано на чистейшем эгоизме. И тогда консенсус превращается в фарс. За него платят властью, деньгами или похотью, а иногда всем сразу.
Император осушил свой стакан. Голографическое изображение великого правителя махнуло рукой, чтобы Стэн и Махони последовали его примеру.
– Комитеты – это куча дерьма, – сказал он, но настроение его заметно изменилось.
Стаканы опустели и снова наполнены спиртным. Стэн начал было что-то говорить, однако Махони едва заметно ему подмигнул, и он замолчал, предоставив своему старому другу продолжить этот тяжелый разговор.
– Я с вами совершенно согласен, сир, – сказал Ян. – Управление страной при помощи коалиционного комитета скорее всего окажется абсолютно бесперспективным. Но в данном случае это может быть временным решением проблемы. Которое, в конечном итоге, приведет к возникновению стабильного правительства.
– Ну-ка объясни, что ты имеешь в виду, – приказал Император.
– Создание коалиции, – начал Махони, – будет иметь побочный эффект. Эта акция может привести к тому, что страсти немного поутихнут. Они хотя бы на время перестанут думать только о насилии.
– Ход твоих рассуждений вполне логичен, – согласился Император. – Давай, продолжай.
– А что если мы поставим коалиционное правительство в жесткие временные рамки, сир? Это и вот это должно быть сделано к такому-то сроку. В противном случае коалиция прекращает свое существование. Автоматически.
– Этакий хитрый закон, – прокомментировал Император.
– Вот-вот, сир, – согласился Махони. – Комитет должен быть заменен более стабильной системой к назначенному вами сроку.
Император задумался. И сказал:
– Ладно. Победил. Разворачивайте кампанию.
– Спасибо, сир, – сказал Стэн, стараясь скрыть облегчение, которое почувствовал. – И вот еще что...
Император только махнул рукой.
– Да-да, знаю. Вам нужна какая-нибудь демонстрация моего благорасположения, того, что я с вами заодно.
– Да, сир.
– Как насчет императорского приема? Отправьте Мениндера и остальных на Прайм. А я устрою при дворе целое представление. Благословлю их священную миссию, несущую мир... ну и тому подобное... Они вернутся домой героями. Подойдет?
– Просто замечательно, сир, – сказал Стэн.
Император потянулся к кнопке, собираясь отключить связь, но потом остановился.
– Надеюсь, на этот раз у вас все получится как надо, – рявкнул он, и его изображение исчезло с экрана.
Стэн повернулся к Махони.
– Ян, я ваш должник.
– Запиши куда-нибудь, а то забудешь, – рассмеялся Махони.

* * *

– Это Конни Джордж, я веду прямой репортаж из космопорта Соуард. Господа, делегация из созвездия Алтай должна приземлиться с минуты на минуту. Посмотрите, сколько народу собралось, чтобы встретить и поприветствовать их. Том!
– Грандиозная встреча на Прайме, Конни. О Господи! Исторический момент! Не сомневаюсь, что наши зрители не могут оторваться от экранов телевизоров, ожидая, когда им представится возможность увидеть уважаемую делегацию – и все это благодаря тому, что студия "КРСАКС" получила эксклюзивные права на репортаж. Интересно, о чем сейчас думают наши зрители, Конни.
– Наверное, о том же, о чем думаю я, Том. Ой-ой-ой! Какая потрясающая новость!
– Точно, Конни. Точно... гм-м... Ну-ка, скажи нам, что ты думаешь об этом... гм-м... историческом... гм-м... моменте, Конни.
– В официальном сообщении императорского пресс-агентства говорится, что на борту находится четыре существа. Цель их жизни – творить мир. В официальном сообщении больше почти ничего и нет, Том.
– Нет... гм-м... да?
– Извини, Том, я попрошу капитана Пауэрса сделать так, чтобы мы оказались немного поближе. Вы можете подобраться немного левее, к посадочной площадке, Гэри?
– Попытаюсь, Конни. Только тут довольно-таки интенсивное движение, и диспетчеры сегодня ведут себя даже слишком сурово.
– Они же стараются как следует выполнять свою работу, Гэри. А ведь это такая трудная работа!
– Ты права, Конни... Ладно... Держи линию... Господи, откуда взялся этот лихтер?
– Может быть, это наши конкуренты, Гэри. Ха-ха. Прости меня, Том, надеюсь, наши зрители поймут нас правильно.
– Конечно, Конни. Они знают, что именно мы являемся главной студией новостей на Прайме. "КРСАКС".
– Ты совершенно прав, Том. Ну-ка посмотри, какой вид!
– Да уж, впечатляющее зрелище. Вы отлично работаете, капитан Пауэрс!
– Спасибо, Том. Проклятье! А ну, вали отсюда, ты грязный ублю...
– Осторожно, Гари. Нас ведь и дети смотрят. Ха-ха... Теперь, когда мы получили совершенно исключительный вид для нашего исключительного прямого репортажа, Конни, почему бы тебе не рассказать зрителям, что ты еще знаешь про созвездие Алтай.
– Чудесно, Том. Так вот, потрясенный трагической гибелью профессора Искры, Вечный Император придумал план – специалисты утверждают, что план просто гениален, – как разрешить жизненно важные проблемы Алтая. На борту этого корабля находятся существа, которые поведут свой регион галактики к миру. Возглавляет делегацию выдающихся политических деятелей созвездия сэр Мениндер. Его миротворческие усилия на тысячу процентов поддерживают все торки, населяющие Алтай. Том!
– Так и должно быть, Конни. А теперь расскажи нам о... гм-м... об остальных. Очень представительная группа граждан, не так ли, Конни?
– Ты прав, Том... Суздалей возглавляет Ютанг, известный дипломат и политический деятель созвездия Алтай. Богази представляет существо, пользующееся таким же бесконечным уважением, – Диатри. И наконец, сэр Грэй от основного населения – джохианцев.
– Отлично сработано, Конни. Расскажи, пожалуйста, нашим зрителям, какие праздники будут устроены в честь... гм-м... почетных... гм-м... гостей.
– Ну, можешь не сомневаться, Том, жители Прайм-Уорлда, знаменитые своим гостеприимством, не подкачают и на этот раз. Во-первых, гостей ждет грандиозный прием в Соуарде.
– Извини, Конни, я хочу только напомнить нашим зрителям, что мы будем передавать этот прием в прямом эфире. Как только корабль приземлится.
– Давай, Том.
– Гм-м... я только что это сделал, Конни. Ха-ха.
– Ха-ха. Ладно. Затем Вечный Император наметил большой официальным прием во дворце. Его мы тоже вам покажем.
– Исключительный репортаж, Конни. Прямой и исключительный.
– Вот именно, Том. А за официальным приемом будет императорский бал, который назначен на сегодняшний вечер. Затем...
– Извини, что прерываю тебя, Конни, но к нам поступило сообщение: корабль приближается.
– Не стоит извиняться, Гэри, ты же делаешь свою работу. Ха-ха. А теперь давайте посмотрим, на какое расстояние мы можем к ним приблизиться. Зрители "КРСАКСА" получат потрясающую возможность увидеть этот исторический момент своими собственными глазами.
– Диспетчеры рассердятся.
– Не беспокойтесь, капитан Пауэрс. Там, в диспетчерской башне, сидят отличные ребята. Кроме того, они всего лишь...
– Я знаю, Конни... делают свою работу.

* * *

Мениндер смотрел на корабельный видеоэкран – космопорт быстро приближался. И вынужден был признать, что его охватило волнение.
"Ты волнуешься, как мальчишка, старый, глупый торк. А что в этом плохого? Ну что ж, будь честным до конца. Ты ни разу в жизни нигде не был. А теперь увидишь Прайм-Уорлд. Об этом мечтает каждое живое существо с... да, черт подери, с начала времен".
Мениндер рассмеялся про себя и посмотрел на остальных членов делегации. Они были так же взволнованы, как и он сам. Обычно сердитая усмешка Ютанг превратилась в восторженную щенячью улыбку. А Диатри раскрыла свой клюв, изумленно таращась на чудеса Прайма. Мениндеру было не видно джохианца, Грэя, но зато он слышал, как тот тихонько фыркает.
"Ну-ка, прекрати, Мениндер. У тебя впереди серьезное дело. Да-да, можешь не сомневаться... Но разве сейчас, всего на несколько мгновений, я не могу снова стать ребенком? Ведь я увижу Вечного Императора. В самом настоящем замке. Может быть, даже пожму ему руку. Проклятье. Проклятье. Проклятье. Жаль, что меня сейчас не видит моя мама".
Неожиданно Мениндер заметил на экране гравитолет. На его боку было написано: "КРСАКС". Какие-то телевизионщики? Потом он мельком подумал, что капитан подлетел уж слишком близко.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...