ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Толпа дрогнула. Еще несколько минут назад люди были готовы стереть посольство с лица Джохи, уничтожить всех его обитателей, а теперь превратились в стадо напуганных до смерти баранов, в головах которых пульсировала одна мысль: как можно быстрее убраться отсюда.
С криками и воем они бросились прочь от ножей и страшных коричневых лиц гурков.
Стэн и его солдаты даже бровью не повели.
Потом Стэн едва заметно кивнул, и гурки все как один сделали поворот кругом. Тем же ровным шагом они вернулись обратно в посольство. Бхоры подождали, пока гурки войдут в ворота, затем быстро последовали за ними.
Ворота захлопнулись.
Стэн подошел к стене и, убедившись, что снаружи его невозможно увидеть, с облегчением привалился к ней. Момент был очень тяжелым.
Джемедар Лалбахадур Тапа строевым шагом подошел к нему, вытянулся по стойке "смирно" и отдал честь.
Стэн отсалютовал в ответ.
– Очень хорошо.
– Нет, не очень. Любой сумел бы напугать этих овечек. Или детей. Погибшие солдаты имперской гвардии остались не отомщенными.
Стэн тоже помрачнел.
– Сегодня вечером, – пообещал он. – Сегодня или следующей ночью. И тогда это будут уже не детские игры, можешь не сомневаться.

* * *

В действительности прошло три ночи, прежде чем движущаяся точка, которая на экране соответствовала меченому пистолету, остановилась.
Приказ Стэна был устным и очень кратким.
Двадцать гурков. Добровольцы. Должны быть готовы к исполнению специального задания к 23.00. Только ручное оружие. Обычная форма.
В ответ на последний приказ Алекс поднял бровь: почему бы не использовать фототропные комбинезоны?
– Я хочу, чтобы потом никто не задавал вопросов, – коротко ответил Стэн. – Бойня будет учинена по моему приказу, месть тут совершенно не при чем.
Как и следовало ожидать, вызвались все гурки до единого.
Восемь бхоров. Все пилоты высшей квалификации. Четыре гравитолета, снабженных стандартных вооружением.
Синд заявила, что весь ее отряд хочет пойти на дело. Во главе с ней самой, добавила она.
Стэн ничего не сказал о сути предстоящего задания. Очевидно, в этом не было необходимости.
Солдаты собрались к десяти часам вечера. Черные грозовые тучи быстро неслись по небу, скрывая четыре видимые джохианские луны.
На этот раз гурки не производили обычных приготовлений перед сражением. Они знали. Почему-то о предстоящей операции знало все посольство. Столовая и коридоры были пусты.
Стэн и Алекс зачернили лица, надели камуфляжные комбинезоны и проверили свое оружие. Стэн взял с собой кукри, нож и пистолет. Алекс прихватил легкий карабин, из которого мог стрелять одной рукой, и стальной прут длиной в метр, обмотанный с одной стороны клейкой лентой, чтобы не скользила рука.
Потом Алекс зашел в аппаратную, чтобы в последний раз проверить местонахождение цели – они принимали не только сигналы датчика, спрятанного в пистолете: четыре Фрика и Фрэка парили над целью, а еще восемь заняло удобные позиции на окружающих зданиях.
Гурки и восемь пилотов бхоров построились в ангаре посольства. Перед ними стояла Синд. Стэн отсалютовал своим солдатам и сказал, чтобы они приготовились к проверке. Гурки обнажили кукри. Ремешки шлемов под нижней губой – глаза устремлены в бесконечность.
Стэн прошел вдоль строя. Ради простой формальности проверил пару клинков. Они, естественно, были острыми, как бритва. После этого он передал командование Синд, которая приказала зачехлить оружие и сомкнуть ряды. По лесенке к ним спускался Алекс с мрачной улыбкой на лице.
– Нас ждет пир, друзья. Они еще живы, о да, живы! Наши сенсоры засекли пятнадцать слетевшихся стервятников. У них намечается совещание или вечеринка – похоже, соберутся все.
Ответная улыбка Стэна была не менее холодной.
– Работаем группами по четыре человека. После приземления перемещаемся в зону цели. Ждать команды к атаке. Стрелять только в случае крайней необходимости. Никаких раненых. Пленных не брать.
Они вышли во двор, где ждали гравитолеты. Бхоры заняли места пилотов, гурки погрузились, в первые два – остальные гравитолеты предназначались для врага – и полетели к месту встречи врага. Цель находилась всего в двадцати минутах полетного времени. Все молчали. Стэн, сидевший справа от пилота, всматривался в большую карту на экране – там пульсировала точка, соответствующая положению датчика, спрятанного в стволе пистолета.
Точка перестала двигаться два дня назад. Пистолет теперь находился в довольно большом особняке, стоящем на противоположном берегу реки, разделяющей Рурик на две части.
Штаб? Место встречи тайных агентов?
Стэна это мало интересовало. Он и Алекс перетряхнут весь дом – после.
Гравитолеты приземлились в нескольких сотнях метров от особняка.
Двое часовых охраняли подходы к дому. С ними разобрались быстро и бесшумно.
Алекс проверил главный вход на наличие сенсоров или сигнализации. Все было чисто.
Стэн вытащил свой кукри, и в тусклом свете луны сверкнули кинжалы гурков. Затем тучи скрыли луну, и свет погас.
Они вошли.
Работа заняла пятнадцать минут. Никто даже не успел пикнуть. Когда все было кончено, тела пятнадцати террористов и двух часовых сложили на лужайке. Синд обыскала тела, но ей не удалось найти почти ничего интересного.
Стэн и Алекс достали фонари из гравитолета и молниеносно обыскали особняк – они научились этому искусству еще когда служили в отряде "Богомолов". Им даже не требовалось разговаривать друг с другом.
Наконец, Алекс нарушил молчание:
– Я кое-что нашел. Эти гады боготворили Искру. Посмотри на пропаганду: Джохи для джохианцев... Боюсь, нам не найти здесь серьезных улик.
– Согласен.
– Проклятье. Почему этот ублюдок не пришел сюда, чтобы дать новые указания своим бандитам? Тогда мы бы его взяли на месте.
– Такое случается только в кино.
– Знаю. Просто хочется иногда помечтать. Пошли, Стэн. Здесь нам больше нечего делать. Подожжем этот притон?
– Да.
Гурки успели погрузить тела террористов в два пустых гравитолета. Стэн подождал, пока особняк загорится, а потом дал сигнал к отступлению.
К ногам семнадцати трупов будут привязаны грузы, после чего их сбросят где-нибудь далеко в море.
Терроризм всегда был обоюдоострым оружием. У доктора Искры возникнут серьезные проблемы, если он захочет нанять новых людей, чтобы заменить этих, бесследно исчезнувших в туманной ночи.
А потом убийцы ушли. Там, где они побывали, осталась лишь кровь и тишина.

Глава 31

Мало кто из историков стал бы спорить, что в период расцвета своего правления Вечный Император имел больше власти, чем любое живое существо до него.
Его почитатели – а их всегда было превеликое множество – писали, что, как правило, он старался не пользоваться своей всеобъемлющей властью. Циники утверждали, что ему удалось продержаться так долго потому, что Император был идеальной третьей стороной для разрешения множества кровавых конфликтов.
Короче говоря, другого, более подходящего претендента на этот пост попросту не было.
Поэтому, когда Император решил, что пришла пора взять в свои руки как можно больше власти, чтобы употребить ее против многочисленных врагов, задача оказалась весьма сложной. Как только его намерения станут известны, против него выступят как деспоты, так и демократы. Причем прежде всего постараются поставить под сомнение способность властителя управлять Империей.
Триумфальное возвращение после смерти вызвало восторг у миллиардов подданных. Грандиозные парады и спектакли продолжались почти два года. Он стал героем, затмившим всех и вся.
Но парады должны были рано или поздно закончиться – и тогда за блестящим фасадом открывался весьма неприглядный вид. Возбуждение от победы сменилось обычными буднями. Более того, после таких грандиозных свершений все ждали от Императора чуда. Обычные люди были разочарованы тем, что их проблемы так и остались нерешенными. Они нутром чувствовали, что их собственным лидерам на это ровным счетом наплевать. Социологи и историки старались обходить подобные вопросы молчанием. Именно по этой причине их наука всегда оставалось лживой. Историки не в ладах с правдой.
Чтобы преодолеть возникшие трудности. Императору был необходим успех. В обычные времена он всегда мог раструбить о какой-нибудь победе. Однако теперь вокруг были руины и страдания. Конечно же, развалины – следствие таанской войны, а в страданиях народа виноват Тайный Совет. Однако...
К несчастью, время шло, и с каждом днем становилось все труднее списывать все проблемы на старых, к тому же, давно подохших собак.
Императору был необходим некий позитивный результат.
Когда Хакан умер, он увидел подходящую возможность. Целое созвездие оказалось в труднейшем положении. Однако на самом деле ситуация была не такой уж безнадежной. Когда здесь будет наведен порядок, созвездие Алтай станет образцовой мини-империей: люди и инопланетяне живут в мире и согласии под надежным покровительством Императора.
Поэтому он и выбрал доктора Искру. Его правление в качестве губернатора было несколько рутинным, но вполне удачным. Доктор Искра принимал взвешенные решения, и у него не возникало серьезных конфликтов. К нему хорошо относились в созвездии Алтай. Когда его имя было внесено в список потенциальных правителей, никто не стал выступать против.
Все джохианцы называли его имя первым. Торки ставили Искру на второе место – после Мениндера. Точно так же относились к нему суздали и богази.
Искра казался самым надежным вариантом. Император сделал ставку на доктора, и во всей Империи была развернута мощная рекламная кампания.
Стэна послали в созвездие Алтай не только из-за его замечательного умения превращать серную кислоту в горячий пунш, столь приятный в холодную погоду. Он был настолько известен, что само присутствие знаменитого Стэна придавало всему, что творилось в созвездии Алтай, новый блеск.
Появились серьезные аналитические статьи, в которых подробно обсуждались расовые проблемы на Алтае, указывалось на пропасть, разделяющую богази и торков, джохианцев и суздалей, – вина, естественно, падала на усопшего Хакана. Профессор Искра превозносился чуть ли не до небес. Часто упоминалась способность доктора Искры "залечивать раны".
Желтая пресса тоже внесла свою лепту. Искра изображался интеллектуалом с добрым сердцем, который поклялся вести спартанский образ жизни, чтобы служить примером для своих народов. Его странную диету провозгласили верхом совершенства и гарантией долгой здоровой жизни.
Кампания, развернутая вокруг доктора Искры, была такой шумной, что только глупец – причем глупец, ведущий жизнь отшельника, – мог не понять, что от успеха на Алтае зависит престиж Императора. Поэтому когда в бараках имперской гвардии на Рурике разорвалась бомба, были уничтожены не только четыреста с лишним гвардейцев – под угрозой оказались грандиозные планы властителя.
Конечно, в запасе оставался большой пес – Махони, но его еще рано спускать с поводка. Сначала нужно подготовить почву.
Императору требовалось время для перегруппировки сил.
Он действовал без промедления. Всем средствам массовой информации заткнули рот.

* * *

Ранетт была старомодным репортером – ей нравилось работать на себя. Кроме того, она прославилась своими репортажами с фронтов таанской войны, которые она вела непосредственно с линии огня. Во время правления Тайного Совета Ранетт старалась особенно не высовываться. Однако не прекращала писать – для себя. Когда Император вернулся, она напечатала целую серию статей, разоблачавших глупость и чудовищные преступления Тайного Совета.
Последний ее репортаж как раз совпал с назначением доктора Искры правителем созвездия Алтай. Эту передачу видели миллиарды зрителей. Было бы циничным утверждать, что именно по этой причине Император возжелал лично поблагодарить ее во время той последней передачи.
Ранетт приняла поздравления в своей типичной манере. Как только передача закончилась, она сразу спросила Императора:
– Ваше Величество, что с этим клоуном, Искрой?
Улыбающееся лицо Императора мгновенно превратилось в маску.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...