ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Потом он начал по очереди показывать пальцем на остальных. – Ютанг рискнула своей шеей, войдя в контакт с богази. Что же до Диатри, она наверняка находится в главном списке неблагонадежных персон Хакана – поэтому она рисковала уже в тот момент, когда покидала свой район.
Торк устроился на стуле поудобнее.
– Взгляните правде в глаза, генерал, – продолжал Мениндер, – если он что-нибудь узнает, то мы все трупы. А теперь давайте займемся делом.
Доу начал обдумывать ситуацию, его консервативному уму военного требовалось время. Но вывод был очевидным – Мениндер прав.
– Внимательно наблюдая за Хаканом, – спокойно сказал Доу, – я пришел к мнению, что он безумен.
Никто не рассмеялся. Все существа в комнате понимали, какой шаг сделал Доу. Слова прозвучали так, словно они были произнесены в суде.
– Более того, я считаю, что он представляет опасность не только для себя, но и для всех обитателей скопления Алтай. – Генерал глубоко вздохнул.
Все. Дело сделано.
Комната взорвалась.
– Ясное дело, безумен, – заявила Ютанг. – Убил всех своих щенков, разве не так?
– Один потомок доставил неприятности, – сказала Диатри. – С восставшими он связался.
– Конечно. А как насчет остальных? Три дочери и сын. Он убил их всех.
– Боялся, что они не дождутся, пока он умрет, и захватят власть. – Ютанг была особенно возмущена этим грехом. Суздали очень серьезно относились к своему потомству.
– В излишествах он живет, – сказала Диатри. – Еда, питие. Секс. Деньги. Власть. Слишком много этого он имеет. По всему Алтаю в гнездах холодно. Рынки пусты. Мы стоим в очередях. Часами. Что это за жизнь?
– Дерьмо, вот что! – рявкнула Ютанг.
– Что будем по этому поводу делать? – настаивал на своем Мениндер.
– Делать? А что нужно делать? – спросил Доу.
Мениндер расхохотался.
– Судя по тому, что происходит в этой комнате, мы все согласны в одном: существующий порядок необходимо изменить.
– Три вопроса мы решить должны, – сказала Диатри. – Первый: будем ли мы убивать? Второй: если убивать, как? Третий: когда его не будет, кто станет править? Я права, да?
С ней никто не спорил.
– Давайте начнем с конца, – проговорил Мениндер. – Поскольку я являюсь торком, мне уже надоело, что нас постоянно обходят из-за того, что мы в меньшинстве. Тот, кто займет место Хакана, должен будет разобраться с этим вопросом.
– Я согласна, – сказала Ютанг.
– Богази тоже, – вмешалась Диатри.
– А что если попытаться найти доктора Искру? – предложил Мениндер. – Его уважают в нашем созвездии. Кроме того, у него репутация человека, способного посмотреть на проблему со всех сторон.
Искра принадлежал к джохианскому большинству, но был знаменитым профессором, вращающимся в имперских кругах. В данный момент он правил от лица Императора одним из регионов, ранее принадлежавших таанцам.
Последовало долгое молчание – существа, собравшиеся в комнате, обдумывали предложение Мениндера.
– Не знаю, – сказала наконец Ютанг. – Сплошная дымовая завеса. Никакой сути. Я хочу сказать: что он на самом деле думает?
Все повернулись к генералу Доу, чтобы выяснить его мнение по поводу выдвинутой кандидатуры. Генерал сосредоточенно размышлял.
– Вы на самом деле считаете, что нам необходимо убить Хакана? – спросил он.
В комнате зашумели, но прежде, чем кто-нибудь смог ответить, дверь с грохотом распахнулась.
Собравшиеся в комнате попрощались с жизнью – они увидели своего самого страшного врага. Хакан стоял в дверях, окруженный солдатами в золотой форме с оружием в руках.
– Предатели! – взревел Хакан. – Решили меня убить!
Он прошел вперед, его бескровное лицо превратилось в маску смерти, а костлявый палец походил на копье, готовое пронзить сердца заговорщиков.
– Я поджарю вас заживо! – взвыл Хакан и подошел к столу, полыхая яростью и ненавистью. – Но сначала я разорву вас на кусочки – и это будут очень мелкие кусочки. Потом я скормлю эти кусочки вашим детям. И вашим друзьям. После этого я поставлю их возле Стены Возмездия. Отведите их в мою...
Неожиданная тишина. Все смотрели на Хакана. Его рот был широко раскрыт, глаза вылезли из орбит. Лицо стало пунцовым. Даже солдаты не сводили с него глаз.
Хакан упал лицом на стол, затрещали мелкие косточки, а изо рта фонтаном брызнула кровь. Затем тело медленно сползло на пол.
Мениндер присел на корточки рядом с ним и положил уверенную руку на горло Хакана.
Поднялся. Снял очки. Протер их. Снова надел.
– Ну? – Как ни странно, этот вопрос задал капитан стражи.
– Он мертв, – объявил Мениндер.
– Благодарение Богу, – опуская оружие, сказал солдат. – Этот старый сукин сын давно спятил.

Глава 8

Полномочный посол и воительница спали на огромной кровати обнявшись. Их переплетенные тела напоминали древнекитайскую головоломку – эротического характера. Пах посла был прикрыт фуражкой.
Сквозь толстые стены спальни доносились какие-то звуки. Где-то далеко, во внутренних помещениях "Победы" заработал насос, который начал нагнетать жидкость в гидропонические контейнеры.
Первой зашевелилась голова воительницы со светлыми локонами. Затрепетали длинные ресницы. Воительница посмотрела на лицо спящего посла. Потом ее глаза опустились вниз, на фуражку, и в них загорелся озорной огонек. Она радостно улыбнулась.
Синд осторожно высвободилась. Вытащив свои изящные конечности из-под Стэна, она привстала на коленях на огромной постели Вечного Императора. Здесь, на гладких шелковистых поверхностях, могла бы разместиться целая дивизия любовников. Но для тех целей, которые имела в виду Синд, ей вовсе не требовались обширные территории.
Она осторожно сдвинула фуражку в сторону. Ее хрупкие пальцы потянулись к цели.
Стэну снился сон о Мостике. Он бродил по снежным полям, которые простирались от леса до самого его домика на берегу озера. По каким-то причинам он был одет в боевое снаряжение – сильно облегающее. Еще более странно: снаряжение было надето прямо на голое тело. И не то чтобы ему было неудобно или что-нибудь в таком же роде. Просто непривычно.
Неожиданно он оказался внутри своего дома, лежал на полу у потрескивающего огня. Снаряжение исчезло. Однако он по-прежнему оставался обнаженным – и с ним происходило нечто совершенно замечательное. Потом он сообразил, что все еще спит. Ему снится сон. Ну, не совсем сон. Во всяком случае, по части отсутствия одежды. Или происходящих с вин замечательных вещей. Потом он услышал, как огонь затрещал громче.
– Посол, ваше присутствие необходимо на командном мостике! – строго проговорил огонь.
– Что? – с трудом прошептал Стэн.
– Посол! Вы меня слышите?
– Уходи прочь, огонь. Я занят.
– Посол Стэн. Говорит адмирал Масон. Будьте так любезны зайти к нам на мостик. Ваше присутствие здесь необходимо.
Замечательные вещи неожиданно перестали происходить. Стэн открыл глаза. Настроение у него резко испортилось. Он помрачнел еще больше, когда увидел округлые формы Синд и ее огорченное лицо. Губы девушки беззвучно проговорили:
– Извини.
Стэн положил ладонь на выключатель связи, который находился у самой постели.
– Ладно, Масон, – пробормотал он, безуспешно пытаясь заставить голос звучать нормально. – Сейчас приду.
Синд засмеялась. Стэн еще больше нахмурился. Проклятый Масон.
– Ты только отдай приказ, – ухмыльнулась Синд. – Мои ребята живо его пристрелят.
Только тут Стэн заметил, что ситуация получилась достаточно забавная, и рассмеялся.
– Может быть, сначала мне следует немного его помучить? Самое главное, я знаю, с чего начну. – Он соскользнул с кровати и начал одеваться.
– Мне заступать на вахту только через два часа, – поставила его в известность Синд. – Так что если вернешься сюда до того, как я залезу в душ... – Она многозначительно замолчала.
– Я потороплюсь, – обещал Стэн.
Два часа спустя он посмотрел на часы и с огорчением вспомнил о Синд. Потом снова повернулся к Масону.
– Может, мы сами забиваем наши сенсоры? "Победа" – совсем новый корабль. Может, машины еще не успели приработаться, имеются какие-то утечки?
Шрам на лице Масона побагровел. Он самолично проверил все сканеры и сенсоры. У него не было никакого желания осрамиться перед этим сукиным сыном. Уж лучше есть дерьмо на обед!
– Со мной случилась подобная история, когда я летал на первом истребителе, – гладко соврал Стэн, прекрасно понимая, о чем думает сейчас Масон.
Однако он вовсе не собирался подкалывать адмирала. В конце концов именно Масон был капитаном "Победы". Стэн просто хотел решить проблему.
– Истребитель был совсем новым, когда мистер Килгур и я получили его.
Стэн показал на своего друга, который в это время обсуждал что-то с одним из офицеров Масона. Их пальцы летали над панелью управления. Специальные термины жужжали в воздухе, словно пчелы.
– Видимо, конструкторы не учли побочного эффекта действия основных двигателей, – предположил Стэн. – Что привело к тому, что наши приемники были испорчены к чертям собачьим.
Шрам Масона приобрел свой обычный цвет.
– Недурная мысль. Попробую проверить.
Он отдал указания главному инженеру, мысленно выругав себя за то, что не догадался сделать этого раньше.
Несколько минут спустя стали известны результаты проверки.
– Ничего не получилось, – сообщил Масон. Он был слишком профессионален, чтобы радоваться неудаче Стэна. Адмирал прежде всего хотел справиться с возникшей проблемой. – Вы оказались правы по поводу утечки, но она настолько мала, что не оказывает решающего влияния.
Стэн кивнул. Он не особенно рассчитывал на успех. Потом бросил взгляд на Килгура и офицера связи.
– Я думаю, нам следует рассказать им, сэр, – сказал офицер Килгуру.
– Я сам не понимаю, что происходит, – заговорил Килгур. – Однако проблемы возникают только с передачей, а не с приемом.
– Если отбросить случайно отразившиеся старые радиосигналы, сэр, – обратился к Масону офицер связи, – на поверхности планеты не работает ни один радиопередатчик. Джохи сохраняет полнейшее молчание, сэр. Даже телевидение не ведет никаких передач. Я попробовал связаться с ними на всех мыслимых и немыслимых диапазонах, сэр. Предложения сэра Килгура тоже не принесли успеха. Я дважды передавал, что на борту "Победы" находится личный посланник Его Величества. – Он кивнул Стэну. – И все равно молчат.
– А другие миры скопления? – спросил Масон.
– Ничего, сэр. Молчат, как и Джохи. Но самое странное...
– Ну, говори!
Офицер связи посмотрел на Килгура и облизнул губы. Килгур ободряюще кивнул.
– Как-то все очень противоестественно, сэр. Я уже сказал: передач никаких не ведется. Но наши сканеры указывают на какие-то непонятные проблески жизни. Словно все жители Джохи одновременно настроились на одну и ту же волну. Они слушают. Хотя никто ничего не передает.
– У этого молчания необъяснимое эхо, – пробормотал Алекс. – Как будто призрак моей прабабушки решил немного попугать детишек.
Масон бросил на Алекса уничтожающий взгляд, потом повернулся к своему офицеру связи.
– Продолжайте вести передачи, – приказал он.
– Есть, сэр.
Офицер связи включил микрофон.
– Вызывает военный корабль Его Императорского Величества "Победа". Просим ответить все принимающие станции.
Отключился. Подождал. Сделал новую попытку.
– Вызывает военный корабль Его...
Масон жестом пригласил Стэна следовать за ним, и они отошли в более тихий уголок капитанского мостика.
– Я не понимаю, что происходит, – сказал Масон. – Однажды я накрыл массированным бомбовым ударом целую планету, но даже из-под окутанных дымом обломков какой-то бедняга сумел выйти на связь. Ненадежная связь – да. Полное молчание – никогда.
– С моей точки зрения, есть только один способ ответить на вопрос, – проговорил Стэн.
– Вы имеете в виду, что мы в любом случае должны приземлиться?
– Именно эта мысль и пришла мне в голову.
– Но ведь Император хотел, чтобы мы устроили грандиозное представление. Почетный караул. Я в парадной белоснежной форме, вы во фраке, ликование толпы, когда вы с Хаканом будете приветствовать друг друга.
– Придумаем что-нибудь в этом духе попозже, – успокоил его Стэн.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...