ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он надеялся, что никто не сообразит, что дубинка, заготовленная им заранее, сделана из металлической стружки, фольги и деревянных реек – в самом буквальном смысле.
Реакция была именно такой, как Стэн и ожидал.
Суздали вообще никак не ответили на предупреждение посла – ни с кораблей, ни со своих планет. Богази, немного более разумные существа, послали сообщение о том, что все корабли, сохраняющие нейтралитет, должны держаться подальше от названных координат. Любое вторжение на данную территорию будет встречено огнем. Любые ошибки, вне всякого сомнения, будут рассмотрены в качестве хоть и вызывающей сожаление, однако необходимой самообороны.
"Победа" ничего не ответила на это заявление.
Стэн надеялся, что такое поведение имперского корабля вызовет у обеих сторон беспокойство.
Прошло еще немного времени. Всего четыре часа – и "Победа" займет позицию прямо между двумя врагами. А они, в свою очередь, окажутся в пределах досягаемости "Победы" через пять часов, а друг с другом встретятся через двенадцать. Очень интересная складывалась ситуация.

* * *

– Три часа, сэр. Флот богази совсем рядом.
Стэн встал с кушетки, которую по его просьбе поставили на капитанском мостике, чтобы он мог немного поспать. Демонстрация в чистом виде – Стэн намеревался показать всем, что он настолько уверен в успехе своего плана, что может спокойно уснуть перед началом акции.
Он, естественно, не спал.
Больше всего его беспокоило то, что в прежние времена он и вправду с легкостью засыпал, как только возникала малейшая возможность, – иногда даже стоя.
Из своей каюты вышел Масон.
– Мы готовы, сэр, – сказал он.
– Отлично.
Масон подошел совсем близко к Стэну так, чтобы никто его не услышал.
– Вы тоже не спали, ведь так?
Стэн удивленно посмотрел на адмирала. Неужели он пытается продемонстрировать дружелюбие? Неужели выговор, который сделал ему Стэн, заставил Масона пересмотреть свое отношение к происходящему?
Ну да, конечно, держи карман шире! Просто Масон надеется подловить Стэна, чтобы, если им случится оказаться в пустынной темной аллее, преимущество было на его стороне.
– Пожалуй, пора перейти к третьей стадии нашей операции, – сказал Стэн.
– Я отдам соответствующие приказы.
Третий этап был самым натуральным блефом.
Еще на Джохи Стэн попытался припомнить все известные ему способы доставить огорчение живым существам. Он смутно помнил одну историю, которую в отряде "Богомолов" рассказывали как шутку, но еще, и как пример сообразительности. Многие века назад молодой офицер, командир отряда партизан, должен был задержать военный конвой. По всей видимости, действие происходило совсем в древние века, потому что транспорт был наземным и никто ничего не говорил о прикрытии с воздуха. Конвой был хорошо вооружен, а в партизанском отряде было около двадцати человек, да и то половина из них не имела никакого оружия.
Партизаны могли устроить массовое самосожжение, геройски погибнуть и задержать конвой на целых пять минут. Вместо этого офицер захватил близлежащую ферму и собрал там всю обеденную посуду, какую только смог разыскать в доме. Затем он разложил тарелки дном кверху на дороге.
Мины.
Стэн ужасно возмутился, когда им рассказывали эту историю. Командир конвоя наверняка полнейший кретин, поскольку мины не имели ничего общего с тарелками для супа даже в те далекие времена.
После того, как Стэн выполнил положенное количество отжиманий, которым награждали каждого курсанта в любой военной школе за любые прегрешения, преподаватель сказал, что, конечно же, командир конвоя не мог принять тарелки за мины, которые ему доводилось видеть. Но ведь они могли быть новым изобретением. Например, ловушки. А если они нарвутся на настоящие мины и он начнет терять одну машину за другой, задницу надерут известно кому. Поэтому он выслал вперед отряд, которому было приказано поднять каждую тарелочку, определить, что это такое на самом деле, а после этого перейти к следующей.
В это время командир партизан выставил снайперов и занялся весьма успешным отстрелом солдат противника, несмотря на то, что те стреляли в ответ.
– Конвой задержался на целых два земных часа, так, во всяком случае, гласит история. При этом партизаны не потеряли ни одного человека. Обдумайте эту историю хорошенько, ребята. А вы, мистер Стэн, можете прекратить отжимания.
Мины на земле... мины в космосе. Отличная идея. Мины – смертельно опасная штука, которая сидит себе и тихонько поджидает, пока какой-нибудь дурачок не подберется к ней поближе, и тогда она разбирается с ним по-свойски – не очень популярное оружие. Даже несмотря на то, что мины гораздо более эффективны и стоят меньше, чем многие другие приспособления для уничтожения людей и всего остального. "Честные" солдаты почему-то считают их грязным оружием. Или, по меньшей мере, бесславным.
Стэн никогда не считал убийство живых существ делом славным. Если у него и были сомнения морального порядка по поводу использования мин, служба в спецотряде "Богомолов" лишила его иллюзий на этот счет. Он ведь видел, насколько эффективно пользовались этим видом оружия таанцы. Они придерживались вполне разумного, хотя и не очень цивилизованного принципа, что убийство есть убийство и не нуждается ни в каком моральном оправдании.
Солдаты Империи, будучи "честными" военными, почти ничего не знали о минах и не интересовались ими. Поэтому те, кого они обеспечивали оружием, как, например, вооруженные силы звездного скопления Алтай, скорее всего, тоже не имели ни малейшего представления об этом предмете.
Поэтому как только "Победа" покинула Джохи, ее ангар превратился в плотницкую мастерскую. Реечки связывали между собой проволокой так, что со стороны они напоминали ежей, завернутых в фольгу. В ангаре хранилось несколько сотен таких "мин". По приказу Стэна их выбрасывали по несколько штук сразу, и постепенно образовалось нечто вроде реки, своего рода граница, разделившая ма флота. Они, естественно, летели с такой же скоростью, что и "Победа", но Стэн уже запланировал, что он сделает, прежде чем "мины" расчистят поле деятельности.
Как и предполагал Стэн, "мины" произвели мгновенное действие.
Наступающие флотилии впали в состояние паники, когда сенсоры кораблей богази и суздалей засекли наличие мин. Командиры пытались понять, что за странные предметы беспрерывно выпадают из брюха "Победы", словно конфеты, которые принято разбрасывать в толпу во время парада. Они видели имперский корабль, истребители прикрытия, возможно, несколько тактических кораблей, ну и, конечно же, целое море мин.
Вскоре командиры обоих флотов отправили на разведку истребители.
Настала пора показать, что обеденные тарелочки опасны.
– Адмирал Масон?
– Есть, сэр. Все корабли... орудия, – приказал Масон. – Цель... истребители. Не забывайте об инструкции: следите за частотными детекторами, делайте только по одному выстрелу на каждую цель. Младший офицер, нарушивший этот приказ, будет разжалован и подвергнут суду военного трибунала.
Мягкий, ласковый папочка Масон.
"Кали" не спеша поплыли к цели – офицеры, управлявшие полетом, сообщили им, что другие ракеты раньше достигнут цели. А потом, прежде чем сенсоры истребителей богази и суздалей засекли их присутствие, ракеты помчались вперед на полной скорости.
На экранах капитанской рубки "Победы" появились вспышки в том месте, где только что находился истребитель, уничтоженный ракетой.
Три истребителя суздалей и два богази вернулись к своим флотилиям.
Анализ ситуации, проделанный наблюдателями флотов, показал, что ракеты стартовали из странных "мин".
Стэн еще раз кивнул Масону, и на поле боя неожиданно вышли тактические корабли. Им было приказано появиться на сцене в нужный момент, а через несколько минут вернуться на исходные позиции.
Было уничтожено два крейсера и пять истребителей.
"Очень хорошо, – подумал Стэн. – Мне, конечно, жаль, что умирают живые существа, но они не являются гражданами Империи. Кроме того, сейчас их погибло гораздо меньше, чем если бы они устроили между собой сражение. Не говоря уже о том, что флот суздалей намеревался напасть на планеты богази, когда все будет кончено".
Теперь пришла пора завершить операцию.
Началась еще одна передача, в которой посол Стэн приказал флотам оставить попытки развязать войну и отправляться по домам. Однако передача была недостаточно хорошо заэкранирована. "Победа" посылала сигналы "назад", туда, откуда она прилетела.
Сигналы, естественно, были закодированы. Но компьютеры и шифровальщики определили, что имперский флагман связан с другими кораблями, местоположение которых детекторы засечь не смогли. Складывалось впечатление, будто на сцене появился целый имперский флот, а "Победа" являлась всего лишь разведчиком – огромным и хорошо вооруженным разведчиком, но не более того, – за которым следовала целая эскадра.
Время шло, положение флотов богази и суздалей быстро ухудшалось: "Победа" изменила частоты и код передач, а после этого начала передачу, обращаясь к другому, такому же "невидимому", военному флоту.
Что касается гражданских прав, богази и суздали вели себя весьма неразумно. Когда же дело доходило до войны, они начинали мыслить достаточно ясно.
Не отвечая на приказы Стэна, оба флота отключили связь и на полной скорости устремились к родным планетам.
Стэн с шумом выдохнул и плюхнулся в кресло.
– Проклятье, – бросил он, забыв о маске холодного спокойствия, которая все это время не сходила с его лица. – Честно говоря, я не думал, что из этого что-нибудь получится.
– Такие номера проходят всего лишь раз, – тихо, чтобы не слышали офицеры, заметил Масон.
– Одного раза более чем достаточно. Мы постараемся предупредить любые агрессивные действия своими передачами в надежде, что здравый смысл возобладает – насколько это вообще возможно на Алтае. А если они попытаются развязать войну еще раз, придумаем что-нибудь покруче и дадим им жару! Черт возьми, адмирал, такой сукин сын, как вы, всегда способен придумать какую-то хитроумную ловушку. Ладно, пора ложиться на обратный курс. В данный момент, для разнообразия, мы опережаем этих гадов. Следует позаботиться о том, чтобы так продолжалось и дальше.

* * *

Неприступная крепость Гатчин наводила на жителей Алтая ужас. С самого начала не предполагалось использовать ее по назначению – это была тюрьма, где содержались те, кто выступал против Хакана. Она находилась на крошечном острове, расположенном примерно в километре от берега. Мощные каменные стены росли словно прямо из скал, окружавших остров. Стены обрывались прямо в воду. Попасть в крепость можно было только по воздуху.
Алекс и Синд лежали, прижавшись к земле, возле скалы на самом берегу моря – вели наблюдение. Готовясь к этой операции, они не просто взяли с собой теплые вещи – сейчас разведчики лежали под тщательно установленным фототропным камуфляжным тентом, который полностью соответствовал покрытому снегом берегу моря и грязным скалам вокруг. У каждого был мощный бинокль, установленный на треногу, сенсоры, реагирующие на тепловое излучение, и детектор, фиксирующий движение. Все это разведчики направили на бастионы крепости Гатчин.
– Вот черт, что-то я замерзла, – заявила Синд.
– Хватит ныть, женщина. Мне доводилось бывать на твоей родной планете, по сравнению с ней у нас тут сейчас лето.
– Да ладно тебе, – проворчала Синд. – Теперь ты понимаешь, почему многие мои соплеменники отправляются на другие миры... Кроме того, разве не ты мне говорил, что твоя родная планета сплошь состоит из снега, льда и тому подобных вещей?
– Точно, только тамошний лед мне почему-то нравится больше, а падающий снег похож на лепестки цветов.
– Ты что-нибудь видишь?
– Нет. Я начинаю думать, что ты права.
– К ночи будем все знать наверняка. Надеюсь.
– Ага, а пока мы ждем, я расскажу тебе одну маленькую историю, которая имеет непосредственное отношение к нашей нынешней ситуации. Я тебе когда-нибудь говорил о том, как принимал участие в конкурсе на сочинение лучшего лимерика?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...