ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Для меня жизненно важно, чтобы доктор Искра добился успеха.
– Да, сир.
– Я рассчитываю на тебя, Стэн, – сказал Вечный Император. – Может, даже гораздо больше, чем раньше. Сделай так, чтобы наш план сработал. Предпринимай для этого что хочешь – но ты должен победить. Это приказ.
– Есть, сир.
– Стэн?
– Да, сир?
– Улыбнись. Не расстраивайся. Все будет хорошо.
– Да, сир, – сказал Стэн.
Он отдал честь, и Император выключил связь.

Глава 26

Стэн не мог заснуть. Всякий раз, когда он начинал дремать, перед его мысленным взором возникало лицо Императора. Странные глаза следили за Стэном. Эти глаза не останавливались ни на минуту, они обжигали его сознание, вытаскивали самые скрытые сомнения Стэна на поверхность.
В этом кошмарном сне Император складывал огромную пирамиду из извивающихся словно ужи сомнений Стэна. Потом поворачивался к Стэну с потемневшим от гнева лицом. Стэн знал, что как только глаза остановятся на нем, ему конец.
Вот они приближаются к нему. Поворачиваются, оставляя на полу выжженный след. Поворачиваются. Потом начинают медленно подниматься, чтобы навсегда лишить Стэна зрения.
Стэн со стоном проснулся. Все его тело было покрыто холодным потом. Он побрел в туалет, и его начало рвать. Он долго стоял в туалете на коленях, чувствуя себя ужасным дураком, испугавшимся такого глупого кошмара – однако ему ужасно не хотелось возвращаться обратно в постель из страха, что сон снова вернется.
Потом Стэн услышал легкий шелести почувствовал тепло и аромат Синд.
– Со мной все в порядке, – пробормотал Стэн.
– Конечно, в порядке. Мне не раз приходилось находить совершенно здоровых и довольных жизнью людей, которые валялись на полу в ванне и пытались выблевать собственные легкие.
– Со мной все будет в порядке... через несколько минут.
– Я знаю, знаю. А сейчас не спорь со мной, милый. Иначе у тебя и в самом деле начнутся серьезные неприятности.
Она подняла Стэна на нош, раздела и засунула под душ. Холодные струйки тонкими иголками начали колоть кожу, и Стэн окончательно проснулся. Вода быстра смыла пот, покрывавший тело. Лотом холодная вода стала горячей, его окутали тучи пара.
Стэн увидел, как сквозь пар к нему скользнула обнаженная фигурка Синд. Девушка успела вооружиться мылом и жесткой губкой.
– Повернись, – велела она, – я начну со спины.
– Я и сам справлюсь, – сказал Стэн, потянувшись за мылом.
– Я сказала, повернись кругом. – Синд резко провела губкой по его груди.
– Ой! Ладно, ладно. Твоя победа!
Он повернулся.
– На тот случай, если ты еще не заметил, – заявила Синд, – я всегда побеждаю.
Она намочила губку, как следует намылила ее и начала мыть Стэну спину.
Ему стало хорошо. Он забыл про глаза.
Позднее, лежа на заново застеленной постели. Стэн потягивал горячий травяной чай, который Синд приказала доставить из кухни посольства. Снаружи доносился рев ветра, бесновавшегося на улицах Рурика. На Стэна вдруг снизошел мир. Он чувствовал себя удивительно уютно.
Синд устроилась на постели рядом с ним, плотно запахнув мягкий разноцветный, благоухающий халат. Ее обычно гладкий лоб был нахмурен – Синд обдумывала странный сон Стэна.
– Ты никогда не думал о том, что произошло бы, если бы Император так и не вернулся?
Стэн покачал головой.
– Мне кажется, было бы еще хуже. Надеюсь, ты не забыла, что тогда творилось.
– Естественно, не забыла. Да, конечно, тогда были ужасные времена. Но ведь мы же пытались с этим справиться. У всех были надежды. Какие-то представления и идеи о будущем.
– Ты считаешь, что сейчас у нас нет будущего? Все очень не просто, тут я с тобой согласен. Как только мы справимся...
– Все снова станет нормально? – прервала его Синд. – Скажи мне, а что такое "нормально"? Я еще достаточно молода и ничего не знаю о тех чудесных днях... перед таанской войной.
– К чему сарказм?
– Ты не ответил на мой вопрос.
– Ну, хорошо. Да, тогда тоже наша жизнь не напоминала райские кущи.
– А на что она была похожа?
Стэн скорчил гримасу.
– Знаешь, надо признать, что тогда было почти как сейчас. Только... всего было больше.
– Значит, все тогда были счастливее, да? Жители Джохи, например, были счастливее? Конечно, Хакан прижимал их, но ведь при этом они были сыты. И жизнь казалась им прекрасной. Самый настоящий рай для угнетенных.
– И снова цинизм.
– И снова ты уходишь от ответа.
– Просто так устроен мир, – сказал Стэн. – Кто-то должен за все отвечать. Чтобы жизнь не остановилась. К несчастью, время от времени этот кто-то оказывается самым настоящим ублюдком. И тираном.
– Например, Хакан?
– Угу. Например, Хакан.
– Например, доктор Искра?
– В особенности доктор Искра. Хакана, по крайней мере, оправдывало то, что он был старым и выжившим из ума кретином.
– А нам приказано навязать жителям этого звездного скопления доктора Искру в правители, – сделала вывод Синд, – даже несмотря на то, что мы знаем: он, возможно, еще хуже, чем Хакан. Разве этом есть какой-нибудь смысл?
– Только в том случае, если ты посмотришь на всю картину в целом, – ответил Стэн. – В свои самые лучшие времена Империя представляла собой очень сложный баланс, равновесие между весьма не простыми личностями. А сейчас – думаю, ты не станешь со мной спорить – не самые лучшие времена.
– Согласна.
– Хорошо. Доктор Искра, естественно, сукин сын. Но он человек Императора. И помогает ему удерживать положение вещей на таком уровне, чтобы все не полетело к чертовой матери.
– Иными словами, ты хочешь сказать, что все это правильно? Даже учитывая то, что многие поколения жителей Джохи будут страдать?
– Ну, я бы не стал формулировать все именно так. Однако... Это правильно и целесообразно. Кроме того, Империю населяют миллиарды других существ, о которых необходимо подумать.
– Сколько миров подчиняются правителям вроде доктора Искры?
Стэн открыл было рот, чтобы ответить... и не смог.
Синд продолжала настаивать на своем, хотя и сама не до конца понимала, чего добивается.
– Стэн, какой тиран может считаться хорошим? Или диктатор? Кого можно назвать безупречным верховным правителем? Или такого понятия вообще не существует?
– Возможно, по крайней мере, в данный момент. Очень часто складывается ситуация, когда люди ужасно хотят, чтобы кто-нибудь руководил ими, говорил, что нужно делать. Они начинают убивать друг друга, пока не появляется Рыцарь На Белом Коне и не спасает их. И они с радостью вручают этому рыцарю все, что у них есть, все свои права. Если им повезет, новый правитель будет молодым и разумным. И не важно, каких принципов он придерживается, – главное, чтобы его подданные считали эти принципы достойными и следовали им в своей жизни. Тогда в доме воцаряется порядок. Только вот проблема в том, что мне еще ни разу не доводилось слышать или читать о ситуации, в которой не срабатывал закон энтропии. Например, как в случае Хакана.
– Что-то я не понимаю.
– Когда диктатор находится на своем посту слишком долго, он теряет связь с реальностью. Отдаляется от остальных людей. Начинает считать, что власть дана ему самим богом. Собирает вокруг себя разнообразных психопатов, которые за кусок сладкого пирога готовы выполнить любой его приказ. В результате все правители, обладающие абсолютной властью, доходят до такого состояния, когда они зависят от своих шакалов-психопатов гораздо больше, чем от остальных, нормальных людей. Это и является началом их конца. Потому что они начинают забывать о том, кто на самом деле наделил их властью. Иными словами, народ, которым они правят.
– Очень интересная лекция, профессор Стэн.
– Да я не собирался читать тебе лекцию.
Синд молчала, задумчиво теребя поясок халата. Через некоторое время она прошептала:
– Знаешь, твое описание почему-то заставило меня подумать о нашем Императоре.
Стэн ничего не сказал. Только кивнул.
– Ты не ответил на мой первый вопрос, – продолжала Синд. – Как ты думаешь, что произошло бы, если бы Император не вернулся?
– Думать об этом не имеет никакого смысла. Потому что без АМ-2 мы снова превратились бы в варваров, неоспоримый факт. Связь между звездными системами стала бы невозможной. Для межзвездных путешествий использовались бы старые, опасные для жизни корабли, которые затрачивают такое количество энергии, что ни одна планета не может себе позволить запускать их в космос. Никакого прогресса. Какой прогресс!.. Мы все больше и больше стали бы отставать в развитии. И дошли бы до состояния полного невежества. А Вечный Император – типы из Тайного Совета вынуждены были это признать – единственный, кто владеет секретом АМ-2.
– Что же произошло? – спросила Синд. – Я так и не сменила понять.
– Прекратились поставки АМ-2, – объяснил Стэн. – Как все и предполагали – Тайный Совет потратил не один час на прогнозы, – АМ-2 перестал поступать, как только Императора убили... или что там с ним случилось, не знаю.
– А откуда все-таки поступает АМ-2?
– Что? – удивился Стэн.
Его удивление напоминало состояние человека, только что узнавшего, что уровень его умственного развития не столь высок, как он думал. Стэн почувствовал себя бараном, уставившимся на неожиданное препятствие.
– Если АМ-2 прекратил поступать, – настаивала Синд, – значит, есть какое-то место, где он хранится. Я не имею в виду огромный засекреченный склад или что-нибудь в таком же духе. Потому что склад рано или поздно может опустеть. И тогда его снова наполняют. А это означает, что кто-то должен заниматься доставкой АМ-2. Откуда же его доставляют? Идиотский вопрос?
– Совсем не идиотский, – пробормотал Стэн.
– Вот-вот. Эта мысль пришла мне в голову совершенно неожиданно. И тогда я решила, что кто-то наверняка задумывался об этом раньше.
– По крайней мере, я ничего не слышал на этот счет, – ответил Стэн. – Императору ужасно не нравится, когда ему задают вопросы про АМ-2.
– И тем не менее, АМ-2 должен где-то находиться. В больших количествах. Целые горы АМ-2. Сидят на месте и ждут, чтобы кто-нибудь прибрал их к рукам. Тот, кто его найдет...
– Кто-то уже нашел, – перебил ее Стэн, на которого наконец снизошло озарение. Впрочем, открытие совсем не радовало.
– Это и сделало его Императором, так ведь? – спросила Синд.
– Частично так. Только ты кое о чем забыла. Одного АМ-2 недостаточно.
– Да?
– Он еще раскрыл секрет вечной жизни. Или что-то в этом же роде, черт его побери.
– Ах, это! – воскликнула Синд. – Большое дело! Кому охота жить вечно? Пройдет некоторое время, и все станет таким скучным и однообразным. Никакого удовольствия от вещей, вроде...
– Ой! – взвыл Стэн, когда Синд укусила его за мочку уха.
– И никакой радости, когда...
– Ладно, даю тебе... пару часов на то, чтобы прекратить это безобразие, – заявил Стэн.
– И еще, – продолжала Синд, – тебе будет совершенно наплевать, если...
Она распахнула халатик и потянула Стэна к себе. Он не стал сопротивляться, смутно подумав о том, что эта женщина обладает изумительной способностью доказывать свою правоту.

Глава 27

Поляна замерла. Но Район Дыма не молчал. Ветер с ревом трепал верхушки высоких сосен.
Стэн, Алекс, Синд и Ото стояли возле посольского гравитолета. Гурки, охранявшие их, покинули свои гравитолеты и окружили место посадки.
Трясущийся от страха проводник, которого сумел нанять Алекс, воспользовавшись услугами своего, казалось, бездонного кошелька, показал им дорогу от старого тракта на поляну. Заметив, что Синд выгружает записывающую аппаратуру, он захотел получить плату немедленно. Алекс отдал ему деньги и попросил немного подождать: они закончат и отвезут его в деревню.
Нет. Перепуганный до полусмерти проводник упорно настаивал на том, что дойдет до своего дома пешком. Тридцать километров? Ерунда.
Проводник направился к деревьям, повернулся, чтобы бросить последний взгляд на Стэна и его компанию, а потом помчался прочь с такой скоростью, словно его преследовала целая шайка разъяренных чертей.
"Интересно, чего он боится больше, – думал Стэн, – того, что его лицо окажется записанным на пленку или длинных ровных холмов, избороздивших поляну?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...