ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Впрочем, и внешнее сходство было не таким уж сильным, поскольку пятиметровая Рикор намного превосходила размерами любого самого огромного земного тюленя. Да и весила около двух тысяч килограммов.
Ее народ, тем не менее, славился своим интеллектом, особенно в том, что касалось интуитивного анализа и способности экстраполировать выводы из имеющихся данных. Они, естественно, были талантливыми поэтами. Философами. Проектировщиками городов и целых миров. И психологами, как Рикор.
Она ушла в отставку, будучи главным психологом Империи. Кроме того, ее услугами пользовался Ян Махони, возглавлявший тогда корпус "Меркурий" и спецотряд "Богомолов". Рикор помогала ему разобраться в психологии шпионов, саботажников, наемных убийц и предателей – имперских и принадлежавших к другим, не дружественным Империи мирам.
Во времена Трибунала над членами Тайного Совета Стэн уговорил Рикор оставить мирное уединение своей родной планеты. Тогда она приняла участие в том, что все считали триумфом, победой над силами зла. Она могла получить все, что угодно, однако после возвращения Императора Рикор поняла, почему ушла на покой: она планировала посвятить целые тома исследованию поведенческих структур людей и других видов живых существ, которые никто, кроме нее, не был в состоянии проанализировать.
Кроме того, Рикор надоело находиться на службе у других живых существ и убеждать анализируемое существо (культуру), что нужно вести себя так, а не иначе.
Теперь ее снова просили применить свои способности. И что очень важно – об одолжении ее просил сэр Эку.
– Все это так необычно, – извинилась Рикор. – Я построила эту комнату, чтобы иметь возможность общаться с моими друзьями и клиентами, привыкшими к жизни на суше. Ну и конечно, это своего рода шутка. Я ведь столько времени служила Императору, находясь в лохани с застоявшейся водой или в гравикресле.
Сэр Эку пошевелил своими усиками-сенсорами, изобразив вежливое веселье, – его народу не требовалось никаких особенных подтверждений собственных умственных способностей.
Это помещение действительно было порождено желанием отомстить. Высокие потолки, приливная пещера с огромным входом – та часть его, что находилась над водой, была закрыта прозрачной стеной. Эку решил, что стена подвижна и может подниматься и опускаться вместе с приливом. Если посмотреть в сторону моря, ничего нельзя было разглядеть, кроме огромных пенистых волн, разбивающихся о скалы, которые образовывали небольшую лагуну снаружи. Шум ветра и плеск волн усиливали микрофоны. Попасть в эту пещеру Рикор и ее соплеменники могли, поднырнув под прозрачной стеной, перегораживающей вход, а если вы существо, живущее на суше, – по специально выстроенному проходу.
Эку завис над выступом искусственного происхождения, который Рикор построила специально для своих посетителей. Он тоже реагировал на прилив и поднимался или опускался, при этом постоянно оставаясь всего в нескольких сантиметрах над тихими волнами, плещущимися внутри пещеры. На выступе было множество всяческих приспособлений, начиная от экранов и кончая компьютерами и коммуникаторами. Над конференц-залом располагались жилые помещения и столовые.
Добраться до апартаментов Рикор можно было по подводному туннелю, который соединял комнаты между собой. Специальное оборудование психолога было либо запрятано в специальные футляры, либо не реагировало на окружающую среду.
– К сожалению, я, – начала Рикор, – не очень знакома с... этикетом, не говоря уже о правилах приема существ, обитающих в воздухе. Вы... э-э...
– Сидим на насестах? – Усики Эку еще раз дрогнули. Прошло всего лишь одно короткое мгновение – усы Рикор зашевелились, и ее громоподобный смех эхом разнесся по пещере, пока активированная акустическая система не поглотила его.
– Нет, – ответил сэр Эку. – Мой народ редко опускается на землю. Только с определенными целями.
Он не стал ничего объяснять, а Рикор не спросила.
– Могу я предложить вам что-нибудь? Поскольку манаби – не частые гости в Империи, мне мало что удалось узнать о ваших привычках. Но, насколько я поняла, вот это считается у вас приятным, особенно если оно разбрызгивается. И хотя на нашей планете невозможно найти в точности такие же микроорганизмы, мы синтезировали смесь.
Она протянула плавники и коснулась клавиш на парящей возле нее панели управления. Вверху на экране появилась химическая формула. Эку внимательно изучил формулу и снова "рассмеялся".
– Вас правильно информировали, Рикор. Нам действительно очень нравится этот органический компот. Только он немного ударяет в голову, и мы, по словам Килгура, превращаемся в "слепых котят". Если не возражаете, я попробую вашу смесь немного позже. Возможно, когда мы начнем разговор, я перестану чувствовать себя идиотом, не буду волноваться и смогу немного расслабиться. Или вы придете к выводу, что меня просто необходимо немного успокоить этой штукой, поскольку мои основные реакции постепенно становятся непредсказуемыми.
– Манаби, – ровным голосом проговорила Рикор, – никогда не сходят с ума.
– Вдруг я окажусь первым?
Тишину в пещере нарушали лишь плеск волн и шум ветра, но это все было где-то далеко, будто на втором плане. Рикор некоторое время неподвижно лежала на воде.
– Нет, – твердо возразила она. – Вы не сошли с ума. Я изучила ваши материалы. Проанализировала их сама и с помощью электроники. Далее, я позволила одному из своих помощников – я абсолютно в нем не сомневаюсь, и вам не о чем беспокоиться: на самом деле он один из детенышей моей сестры, и ему можно доверять, поскольку коррупция, царящая в Империи, нас совершенно не интересует; поэтому никто и не пытается купить нас, пообещав все права на рыбалку в имперской реке на Земле.
Она снова рассмеялась, и Эку немного расслабился.
– Но сначала я хочу поблагодарить вас за вашу посылку. Это моя первая настоящая книга, написанная на Земле в древние времена. Мне интересно вот что: была ли эта книга с самого начала водонепроницаемой?
– Я об этом позаботился.
– Ага, так я и думала. Невероятно интересная, очаровательная и немного грустная книга. Я представила себе того примитивного человека, что писал ее, живя в своем мрачном непросвещенном времени: сидел у себя дома и созерцал ужасные события, что тогда происходили. В те времена жили ведьмы – так они, кажется, назывались, – которые напускали чары и варили отвратительное зелье в кастрюлях, а еще люди спали возле огромного племенного костра, который должен был отпугивать настоящих и выдуманных чудовищ, порождений ночи. – Рикор сочувственно фыркнула. – Так вот, этот несчастный верил в то, что наступит день, когда миром будет управлять психология. Что она станет наукой. Если не считать – как он это назвал? Психоистория? Очень интересное заблуждение. Лично я считаю эту мечту завораживающей. Хотя должна признать, что нахожу героя книги, человека по имени Селдон, довольно неприятной личностью. Он ужасно напоминает моих наставников из яслей – слишком много воспоминаний, какой-то ненатуральной правды, отвратительных предрассудков и самолюбования. Впрочем, я отвлеклась. Я поняла, почему вы послали мне этот подарок и каким образом бесславная жалкая попытка отыскать порядок во Вселенной и в Империи, для которых характерна энтропия, связана с данными, предоставленными мне вами. Вопрос: вы сознательно подбирали материал, обращая внимание только на те факты, которые подтверждают вашу теорию?
– Ни в коем случае, – ответил Эку. – Я попытался предоставить вам как можно больше данных... столько, сколько смог собрать.
– Вы опытный дипломат, следовательно, знаете, как быть справедливым, – заявила Рикор. – Я взяла на себя смелость перевести ваши необработанные данные в логические символы.
Она снова прикоснулась к клавиатуре, вспыхнуло сразу несколько экранов. Эку, хотя и не часто пользовался символикой в своей деятельности, был знаком с этой наукой.
Понадобился целый час, чтобы данные, даже переведенные на язык компьютера, прошли перед глазами сэра Эку и Рикор. Поскольку язык знаков был совершенно не понятен большинству, закодированное таким образом сообщение и не произвело бы столь пугающего впечатления. Чего нельзя было сказать про двух очень опытных в этих вопросах существ, устроившихся в морской пещере. Наконец последний экран погас.
– Как вы считаете, от моего сокращения не пострадала суть вашего сообщения? – поинтересовалась Рикор.
– Совершенно не пострадала, – ответил сэр Эку, крылья которого печально повисли.
Ситуация и вправду очень серьезна – как он и предполагал.
– Суммируя ваши тезисы, – спокойно, словно врач, выносящий диагноз, продолжала Рикор, – можно утверждать, что Империя находится в крайне сложном положении. Впрочем, пока нет поводов предаваться панике, поскольку это не первая и даже не пятидесятая имперская катастрофа, которая нам грозит. Однако по вашим выкладкам получается, что сама Империя является катализатором экономического, политического и социального упадка. Особенно учитывая все, что предпринял Император с тех пор, как... вернулся.
– Именно в этой области я и считал себя совершенно некомпетентным, – сказал сэр Эку.
– Вы не правы. Поскольку я утверждаю, что с рассудком у вас все в порядке, может быть, вы теперь не откажетесь немного подкрепиться? Пришла моя очередь привести доводы и сообщить очень интересные факты, которые я раздобыла сама после того, как получила ваши материалы.
– Большое спасибо. Не откажусь.
– Смесь находится в сжатом состоянии в контейнере справа от вас. Приводится в действие... да, вот этим большим рычагом.
Жидкость с шипением вылетела в воздух. Эку словно унесло в заоблачные выси, и он вспомнил о том времени, когда однажды на Земле увидел, как птицы резвились в струе воды.
Рикор угощалась чем-то, похожим на кусок высушенного на огне торфа.
– Писцейская кожа, – объяснила она. – Ее подвешивают возле воды так, чтобы брызги не доставали, и сушат на ветру. Это единственное наркотическое средство, к которому прибегает мой простодушный народ. Однако мы занимаемся изучением этого вопроса... Давайте вернемся к нашему разговору. Я заметила, что вы включили в свои материалы данные о событиях, с которыми пытается разобраться наш отважный герой Стэн. Созвездие Алтай. Вам известно, что Стэн поддерживает безумца. Некого доктора Искру. А знаете ли вы, что этого Искру Император опекал многие годы, пока тот был в ссылке? Кроме того, я обнаружила, что Император приказал Стэну любой ценой помочь доктору Искре удержать власть.
Тело Эку раскачивалось под порывами воображаемого ветра.
– Откуда ваши сведения? – спросил он.
– Не могу вам этого сказать. Мой коллега по-прежнему находится в той звездной системе, следовательно, подвергается опасности.
Рикор остановилась, и ее мощный хвост разрезал поверхность воды.
– Как странно, – задумчиво произнесла она. – Я говорю о том, что жизни моего друга угрожает опасность только потому, что этот друг находится рядом с нашим уважаемым правителем и не боится сказать правду.
– Я и сам чувствую, что мне угрожает опасность, – признался Эку.
Рикор, никак не отреагировав на его слова, продолжала:
– Второй факт. Уже и не помню, когда я на него наткнулась. Однако могу точно сказать, что это произошло во время какого-то официального расследования. Так вот, не помню при каких обстоятельствах, но мне вдруг пришло в голову: а ведь я не знаю, какую выгоду получает Император – прямую, денежную – от правления Империей. Или его просто устраивает та безграничная власть, которой он обладает? Поэтому я занялась изучением этого вопроса. Естественно, соблюдая максимальную осторожность. Вот что мне удалось обнаружить: Император владеет невероятными суммами, которые вложены в различные области, где политика приносит финансовую выгоду. Вклады сделаны таким образом, чтобы их источник невозможно было выявить. Я не считаю такие действия моральными или аморальными. Дальше я обнаружила, что вклады были использованы в трудные времена для поддержки экономики и политики. А это означает, что большинство отнесется к такому поведению, как к "моральному".
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...