ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Это университет Пушкан, – сообщила серьезная молодая девушка-техник. Стэн вспомнил, что ее зовут Наоми.
– Студенты? – простонал он. – Только этого нам не хватало!
– Да, парень, кажется, у нас неприятности, – сказал Алекс.
Он повертел ручки настройки, и неожиданно на главном экране появилось сразу несколько изображений университета. Полицейских в форме теснили молодые существа, стараясь прогнать их с территории университета. В другом месте студенты расколотили стеклянную витрину кафе, и через несколько секунд там началось отчаянное сражение за еду.
Преподаватели спасались бегством, в то время как студенты бросали в них все, что попадалось под руку. По всей территории кампуса полыхали костры, в которых, в этом Стэн был совершенно уверен, горели, кроме всего прочего, и сведения о тех студентах, кто не слишком успешно справлялся с учебой.
Он также заметил обнаженные тела в кустах и под деревьями и услышал радостные крики некоторых, не очень искренне протестующих студентов.
Возле главного входа в университет студенты соорудили громадную баррикаду. В ее строительстве наверняка принимали участие студенты инженерного факультета, поскольку построена она была достаточно разумно. Значит, акция спланирована заранее. Еще одно доказательство: знамена с аккуратными надписями. Надписи были самыми разнообразными, но чаще всего в глаза бросалось требование: "Демократии – и немедленно!"
– Замечательно, – сказал Стэн. – Вот этого-то здесь никто и не получит.
Он принялся более внимательно рассматривать студентов и только теперь удивился: во-первых, здесь можно было увидеть не только джохианцев и торков, но и суздалей и богази. Во-вторых, все они действовали сообща. Такое крайне редко происходило на Джохи, не говоря уже о других планетах скопления, где сегрегация стала нормой жизни.
– Что это за университет? – спросил Стэн, обратив внимание на то, какими сытыми – и хорошо одетыми – выглядят беснующиеся существа на экране.
– Запроси компьютер, детка, – повернулся Алекс к девушке-технику.
Наоми покачала головой.
– Мне это ни к чему. Пушкан – лучший университет нашего созвездия. Именно сюда все важные шишки Алтая отсылают учиться своих сыновей, дочерей, птенцов и детенышей.
– Богатые детишки, – простонал Стэн. – Вдвойне замечательно. – Потом он пожал плечами. – Ну, ладно. Не наша проблема. Полицейские разберутся.
– О-хо-хо, – протянул Алекс.
– И что должно означать твое "о-хо-хо"? – неохотно поинтересовался Стэн.
– Тебе стоило только пожелать... – ответил Алекс. – Смотри, маленькие свинки выходят на сцену. Изящными колоннами.
Стэн увидел фалангу полицейских, направляющихся строевым шагом в сторону главных ворот. В полной экипировке: шлемы, щиты, электрические дубинки и – он заметил небольшой грузовик – слезоточивый газ.
– Проклятье!
– А вот и зрители, – прокомментировал Килгур, показывая на толпу, собравшуюся неподалеку от главных ворот.
Одни кричали на полицейских. Другие на студентов. А третьи друг на друга. Наблюдатели явно разделились по этнической принадлежности.
– Черт с ними, – заявил Стэн. – Проблема местного значения. Мы не вмешиваемся.
В этот момент зажегся сигнал вызова. Техники начали настраивать аппаратуру.
– ...Имперское посольство. Да, мы слышали о волнениях в университете. Нет, у посла нет никаких комментариев... Имперское посольство... Беспорядки в Пушкане? Да, сэр. Нет, сэр... Имперское посольство...
Стэн с отвращением взял свои записки и направился к выходу.
– Позовете меня, только если ситуация резко ухудшится, – бросил он через плечо. – Знаете что... вообще не зовите.
– Мне кажется, тебе стоит поговорить с этим типом, приятель, – сказал Алекс. И показал на монитор с крупным планом молодого надутого джохианца.
Красивый мальчик с немного пухлыми щеками. Стэн заметил, что он держит в руках переговорное устройство для прямой связи с посольством.
– Думаю, это их вожак, – продолжал Алекс. – Говорит, что его зовут Милхуз.
Наоми присвистнула.
– Его родители члены правления Банка Джохи, – сообщила она.
Только сейчас Стэн сообразил, что представляет из себя Пушкан. В некоторых кругах разбитый там нос будет рассматриваться, как самое настоящее убийство.
– Да, сэр Милхуз, – нежно проговорил Стэн в микрофон. – Это посол Стэн. Могу вам чем-нибудь помочь?
Слушая взволнованный голос молодого человека и глядя на его возбужденное лицо, Стэн понял, что ему придется нарушить главное правило, которое он установил для себя касательно Первой Фазы операции. Правило гласило: не покидать посольство. Они должны сами приходить к тебе.
– Мы прибудем через несколько минут, молодой человек, – сказал он и отключил связь.
Отвернувшись от панели с экранами, Стэн заметил, что в комнату вошла Синд, а по выражению ее лица понял, что ей известно о событиях в университете.
На одном из экранов как раз в этот момент появилась группа студентов – они начали бросать в полицейских самыми разнообразными предметами. Надо сказать, фантазия работала у них превосходно.
– Это может быть искрой, из которой разгорится большой пожар, – произнес Стэн. – Сделаем так: мне нужен десяток гурков и, может быть, пятьдесят бхоров. Но при этом мы должны вести себя скромно – никакой формы, оружие спрятано. Мы же не хотим, чтобы к нам отнеслись, как к штурмовикам.
– Приказ, который бхорам будет выполнить не так-то просто, – прокомментировала Синд. – Особенно Ото.
– Если все получится, как задумано, их так заинтересуют Ото и остальные, что возмутители спокойствия забудут о драках. Алекс?
– Я готов, – ответил Килгур.
– Отлично, мальчики и девочки, – сказал Стэн. – Возвращаемся в школу.

Глава 11

День был солнечным и очень холодным. Полномочный посол и его отряд шагали по площади Хакана. Стэн с изумлением глазел на огромные памятники, возвышающиеся над площадью. Все чувствовали себя насекомыми, попавшими в страну великанов.
– Невольно мерещится, что какой-нибудь из них на меня вот-вот наступит, – произнесла вслух Синд то, о чем подумал сам Стэн.
– Клянусь длинной и клочковатой бородой моей матери, – проворчал Ото. – У этого типа было такое эго, что его хватило бы на целый полк бхоров.
Ото поднял волосатую лапу, чтобы прикрыть глаза от ослепительного блеска золотых куполов, и задумался об особенно кошмарном проявлении дурного вкуса Хакана: на плечах дюжины статуй была установлена платформа. Статуи – не меньше двадцати метров высотой – изображали прекрасно сложенных мужчин и женщин, по всей вероятности, джохианцев. Они были совершенно обнаженными. А на платформе возвышалась идеализированная статуя Хакана в золотом одеянии. В руке он держал факел с вечным огнем.
– Я бы еще понял, если бы он строил пивнушки, – наконец заявил Ото. – От них гораздо больше пользы, если хочешь остаться в истории. Кроме того, накрой хороший стол, не жалей стрегга – и всем будет наплевать, хвастун ты или нет. – Он посмотрел на Стэна своими красными глазками. – Хотя лично я предпочитаю, чтобы меня хвалили мои гости.
Стэн показал на надпись на платформе. Она гласила: "ТОМУ, КТО ОСВЯТИЛ АЛТАРЬ СВОЕЙ СЛАВОЙ". А внизу маленькими буквами было написано: "От благодарного народа".
– Может, у него были похожие мысли, – заметил Стэн. – Только он не успел воплотить их в жизнь.
Ото наморщил лоб.
– Именно поэтому я и считаю, что от бара куда больше пользы. Для существа, которое правило так долго, Хакан мало что понимал в том, как следует руководить народом.
Стэн рассмеялся и жестом показал своему отряду, чтобы никто не останавливался. Он решил подойти к университету пешком. Кампус располагался недалеко от посольства, и пеший отряд наделает меньше переполоха, чем воины на броневиках.
Кроме того, как усвоил Стэн на дипломатическом поприще, очень важно не оказаться в изоляции. Он знал многих послов, чья нога ни разу не касалась земли. Они перебирались со ступенек посольства прямо в резиденции местных правителей, на банкеты, а потом назад в посольство, и так всю жизнь. А еще Стэн заметил, что их советы всегда были неудачными.
События, происходящие на улицах, ничем не отличались от того, что передавали мышки Килгура. Только здесь было меньше народу. И ощущения у Стэна возникли совсем другие – при ярком солнечном свете и обжигающем холоде. Изо рта шел пар, а призрачные фигуры прятались, завидев посла и его отряд, готовый в любой момент пустить в ход оружие.
Куда бы Стэн ни бросил взгляд, он видел огромный портрет или статую Хакана, взирающего сверху вниз на простых смертных, которые вынуждены ходить по улицам и заниматься своими пустячными делами. Особенно действовало на нервы глухое рычание грома где-то в горах. Он, вне всякого сомнения, не способствовал поднятию духа.
Стэн подумал об этом, готовясь к встрече с Милхузом и другими студентами.
Однако все эти мысли исчезли, когда его отряд вступил на площадь Хакана. Один только ее размер производил потрясающее впечатление на воображение любого нормального существа. А ослепительные краски действовали на органы чувств. В этом месте было невозможно увидеть горизонт. Ты отворачивался от аляповатого столба и тут же натыкался взглядом на такой огромный памятник, что у тебя начинала кружиться голова.
Несмотря на огромные размеры площади, Стэн почувствовал себя так, словно он по совершенно необъяснимой причине оказался в тесном, замкнутом пространстве. Его профессиональный взгляд отметил, что площадь способна вмещать громадную толпу. А потом он увидел Стену Возмездия. И сразу понял, что это такое. Памятник ненависти. Или власти, потерявшей рассудок.
Неожиданно его охватило ощущение беспомощности. Он почувствовал себя слишком ничтожным для выполнения столь важной задачи. Сознание убеждало Стэна в том, что площадь как раз для того и построена, чтобы возбуждать в любом живом существе неуверенность. И все же справиться с этим ощущением было очень трудно.
Наконец они добрались до противоположного края площади, где находился университет Пушкан. Как только Стэн услышал гудение сердитых студенческих голосов, настроение у него моментально изменилось, и он уверенно зашагал вперед. По крайней мере, с этим можно бороться. И, кто знает, даже победить.

* * *

– Полицейские собирают остатки мужества, – сказал Алекс. Он вместе с несколькими гурками успел провести короткую разведку. – Со всех сторон прибывают гравитолеты с подкреплением. А военные стоят неподалеку на случай, если толпа прорвется.
– Достойные воины! – фыркнул Ото. – Наступают с тыла. Даже когда имеют дело с детьми. Не устаю повторять, мой друг, что это место лишено чести. Клянусь, я не почувствую ни малейшей радости, когда займусь их черепами.
– Ну-ну, Ото, – попытался успокоить его Стэн. – В твои обязанности не входит разбивание голов. Ты не забыл, что это дипломатическая миссия?
В конце улицы раздавались сердитые крики – туда и направился Стэн со своим отрядом. Он понял, что там собралась огромная толпа, готовая пустить в ход зубы, когти, слезоточивый газ и оружие.
Неожиданно раздался грохот – град камней обрушился на щиты полицейских. Ах да – еще и камни.
– Обещаю, что воспользуюсь только вот этим, мой друг, – сказал Ото, помахав перед носом Стэна своим огромным лохматым кулаком. Остальные бхоры ворчанием одобрили его заявление.
– Вот ваш приказ, – резко проговорила Синд, – вы должны пользоваться только руками. А еще локтями и коленями. Лягаться – не сильно – тоже можно.
Последовало долгое молчание, во время которого Ото внимательно разглядывал это крошечное существо, отдававшее ему приказы. Синд строго посмотрела на него.
– Ты понял... рядовой?
Ото расхохотался.
– Клянусь замороженными ягодицами моего отца, только руками! – Он посмотрел на Стэна и вытер влагу с красного глаза. – Я горжусь этой девочкой. Она доказательство того, что бхоры умеют воспитывать молодежь... У нее есть идеалы.
Пока Ото пытался справиться с волнением, крики с противоположной стороны улицы стали громче. Завыла полицейская сирена. В ответ вновь посыпались камни.
– Что вы все набросились на моего доброго мохнатого друга?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...