ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Особенно в районах и на окраинах Рурика.
За последнее время возникло гораздо больше кровавых столкновений, чем в предыдущие дни. Уличные драки, в которых принимали участие отряды милиции. Впрочем, никто не стрелял – по крайней мере, в приступах ярости. Увеличилось количество грабежей.
Стэн продолжал читать. Добрался до еще одного срочного звонка от Милхуза. Офицеру связи удалось несколько успокоить молодого человека, так что в конце сообщения он приписал: "Добился отсрочки. Комитет согласился продлить действие ультиматума еще на неделю". Стэн отметил про себя, что этим офицером связи был Фрестон – самый опытный и надежный из всей команды. К сожалению, он настолько хорошо делал свою работу, что Стэну с большим трудом удалось спасти его от тошнотворно скучной карьеры старшего офицеры какого-нибудь центрального подразделения связи.
Под заголовком "Наблюдения" Фрестон написал: "Абонент внешне спокоен. Однако напряжение голосовых связок указывает на нестабильность психики. Воспринимает посла Стэна в качестве всемогущего отца. Предлагаю выдерживать твердую линию. В противном случае нестабильность будет прогрессировать".
"Вот здорово, – подумал Стэн. – Образ всемогущего папочки для испорченного богатого молокососа. Милхуз мне даже не нравится: вонючка с пронзительным голосом, воспользовался растерянностью таких же бесполезных, как и он сам, молодых дураков. Да провались он пропадом! Позвоню ему, когда смогу с ним разговаривать. Папаша, черт подери..."
Стэн продолжил читать отчеты, все больше и больше удивляясь. И тут наткнулся еще на одну подозрительную странность. Началась паника – жители Джохи бросились скупать все подряд и делать запасы. По всей планете магазины, торгующие напитками и едой долгого хранения, распродавали свой товар с головокружительной скоростью. Топливо и пищевые масла тоже мгновенно исчезли с прилавков магазинов и со складов.
Стэну это совсем не понравилось. Поскольку означало, что доктору Искре придется сделать что-нибудь более серьезное, чем произносить утешительные речи, дабы народ поверил в светлое будущее, ожидающее Алтай буквально в ближайшее время.
Стэн бросил тоскливый взгляд на стопку листков с сообщениями, которая росла так быстро, что он не успевал их просматривать. Закон Килгура о том, что неприятности ходят по трое, здесь явно не срабатывал – несмотря на то, что придумала закон "мамуля" Алекса, которая была возведена почти что в ранг святых. Стэн считал, что неприятности наступают на тебя до тех пор, пока ты в состоянии терпеть. А после этого их становится в два раза больше.
Дверь с шипением раскрылась, и в комнату связи ворвалась Синд. Стэн был рад ее видеть. Только вот выражение ее лица окончательно испортило ему настроение.
– Мне кажется, ты пришла сюда вовсе не затем, чтобы рассказать нам, что на улицах Рурика настал рай, совсем как предсказывал Искра.
– Нет, если в понятие о рае не входят массовые аресты и грозные штурмовики, – ответила Синд.
Стэн отреагировал на это заявление в своей самой изысканной дипломатической манере:
– Что за дерьмо ты нам тут на уши вешаешь?
– Я решила проверить слухи о том, что стали пропадать люди, – спокойно произнесла Синд. – Так вот, это не слухи. У меня есть свидетели. Главы семей – целые семьи – подвергаются арестам. Солдатами Искры.
– Что за игру он затеял? – задумчиво проговорил Стэн. – Пройдет совсем немного времени, и тут такое начнется... И это в самом начале!
Один из офицеров связи помахал ему рукой.
– Вас снова вызывает Милхуз, – доложил он. – Сейчас на связи. Говорит, ему просто необходимо кое-что вам сказать. Утверждает, что это срочно.
– Конечно! – фыркнул Стэн. – Наврите ему что-нибудь. Скажите, что у меня случился приступ или еще что-нибудь такое... А потом соедините меня с доктором Искрой. Я хочу с ним переговорить. И немедленно!
Через несколько минут на экране появилось тонкогубое лицо доктора Искры.
– Насколько я понял, у вас ко мне срочное дело, – сказал Искра.
– Я хочу получить объяснения, доктор.
– Мне не нравится ваш тон, господин посол.
– Я всегда разговариваю таким тоном, – ответил Стэн, – когда узнаю, что правитель, которого я поддерживаю, делает все, чтобы поставить в сложное положение человека, являющегося моим непосредственным боссом. Я говорю о Вечном Императоре.
– А что такого особенного я делаю?
– У меня есть достоверные сообщения о том, доктор Искра, что ваши солдаты производят массовые аресты.
– Если бы вы сначала спросили меня... – проговорил доктор Искра. – Впрочем, я считаю, что называть эту акцию массовыми арестами несколько преждевременно. Я принял решение – исключительно ради удобства – арестовать всех виновных одновременно и отправить их для содержания в тюрьму, которая называется крепость Гатчин и является единственным местом на Джохи, предназначенным для заключения преступников перед судом и вынесением приговора. Уверяю вас, это самые обычные меры, направленные на восстановление порядка в нашем созвездии. Мои люди хотят получить доказательства того, что в наш мир вернулась справедливость. Типы, о которых идет речь, обвиняются в совершении самых разнообразных преступлений. Некоторые из них очень серьезны. Однако буду с вами до конца откровенен: я полагаю, что большая часть этих обвинений не подтвердится. Уверен, что кое-кто из этих несчастных стал жертвой мелочных обид. Но я уже сказал вам, что народ требует суда над преступниками. И я намереваюсь организовать такие суды. Справедливые. Чтобы все те, кто подвергся ложным обвинениям, могли вернуть себе доброе имя.
– А как насчет тех, кто будет признан виновным? – спросил Стэн.
– Не кажется ли вам, господин посол, что вы задаете вопросы, которые не имеют к вам никакого отношения? – отрезал Искра. – Разве система правосудия, принятая на Алтае, должна заботить имперского посла?
– Нет, конечно, – признал Стэн. – Но я собираюсь сделать все, что в моих силах, чтобы выполнить приказ Императора. А это означает установление мира и покоя в созвездии Алтай. Способствуя возникновению новых кровавых междоусобиц, доктор Искра, вы вряд ли добьетесь успеха в том, чего ждет от вас Император.
– Обещаю вам, господин посол, – проговорил Искра, – суды будут абсолютно честными и справедливыми. И я постараюсь проявить гуманность к тем, кого суд признает виновным. Вы удовлетворены?
Стэн вынужден был сказать, что совершенно удовлетворен обещанием доктора Искры. Естественно, тот лгал. Но Стэн не мог себе позволить вступить в открытую конфронтацию. Он потеряет контроль над ситуацией, и его миссия потерпит крах.
– Наш разговор доставил мне огромное удовольствие, сэр Стэн, – заявил Искра, когда они прощались.
А через мгновение экран погас.
– Пожалуй, стоит усилить наблюдение, – сказал Стэн Синд. – Нужно поднять в небо еще несколько летучих мышек Килгура.
– Тебе понадобится гораздо больше этих мышек, чем ты думаешь, – проговорил Алекс.
Стэн подпрыгнул на месте, потому что не слышал, как Килгур вошел в комнату.
– Если только меня не обманывает мой превосходный слух, сейчас стреляют где-то возле Университета.
Стэн остолбенел.
– Студенты? Где они взяли оружие?
– Не думаю, что это студенты стреляют, – заявил Алекс.
– Проклятье! – воскликнул Стэн и бросился к двери.
Алекс и Синд поспешили за ним.
Пробегая по коридорам посольства, Стэн собрал отряд бхоров и гурков и выскочил на улицу, уже сообразив, какое несчастье может произойти. Этот Милхуз был прав по поводу, по крайней мере, одного – если что-нибудь случится с любимыми детками высокопоставленных особ, на Алтае разразится настоящий ад.
Добравшись до ворот посольства. Стэн услышал выстрелы, которые доносились со стороны университета Пушкан.
И тут ему пришлось остановиться. Бульвар за посольскими воротами был перекрыт джохианскими солдатами. Люди Искры. И два бронированных танка.
К Стэну подошел плотный крепкий майор.
– Освободите дорогу! – рявкнул Стэн.
– Прошу прощения, господин посол, – ответил майор, – но я не могу разрешить вам покинуть посольство.
– Чей это приказ?
– Доктора Искры, сэр. Вы должны понять нас правильно. Это для вашей же безопасности. Я получил инструкции извиниться перед вами за доставленные неудобства. Вы сможете покинуть посольство после того, как инцидент будет исчерпан.
Стэн услышал новые выстрелы со стороны университета.
– Это и есть инцидент?
– Молодые хулиганы безобразничают, – пожав плечами, сказал майор. – Совершают ужасные злодеяния. Уничтожают общественное имущество. Убивают. Грабят. Сексуальное насилие. Ужасно, просто ужасно.
– Вранье вонючее, – пробормотала Синд.
– Я должен посмотреть на это собственными глазами, – настаивал Стэн.
Майор сохранял профессиональное спокойствие. А вот солдаты, окружавшие его, напряглись – ото Стэн заметил. Кто-то шепотом передал приказ, и пушки танка развернулись в сторону посольства.
– Я не могу вам этого позволить, – проговорил майор. – Честное слово. Ради вашей собственной безопасности. Прошу вас не настаивать и не вынуждать меня выполнить свой долг.
Когда Стэн повернул назад к посольству, он почти ничего не чувствовал. Услышал новые выстрелы. И крики боли.
Что он мог сделать, черт подери? Он подумал о Милхузе и тех несчастных ребятишках, детях богатых родителей. Они ему были совершенно не нужны. Он с удовольствием забыл бы об их существовании, если бы мог.
Если бы только он переговорил с Милхузом раньше, до того... Если бы только...
Проклятье!
По пути в посольство Алекс и Синд попытались утешить его.
Ничего не оставалось делать, как готовиться к ответному удару.

Глава 19

Дети Алтая умирали сражаясь.
Когда силы доктора Искры нанесли свой удар, на территории университета находились двадцать пять тысяч студентов.
Сначала это были небольшие стычки на баррикадах. Шестьдесят полицейских с дубинками набросились на десятиметровую кучу обломков и всякого хлама, из которого молодые люди соорудили баррикаду. Наступление оказалось неожиданностью, и студентов оттеснили от защитных рубежей. Отряд полиции прорвался сбоку от баррикады и напал на студентов, безжалостно расправляясь с ними, – тут и там виднелись раскроенные черепа, несчастные со сломанными руками и ногами.
Неожиданно появилась пара суздалей, которые, не обращая внимания на удары дубинок, пустили в ход острые, словно бритвы, зубы. Полицейские отступили, сделали вид, что собираются перегруппироваться для новой атаки.
Юные защитники баррикады попросили подмоги. И уже через несколько минут к ним присоединились сотни отважных представителей молодого поколения алтайцев.
В штабе студенческого комитета собрались Милхуз и остальные его товарищи, которые, конечно же, слышали призыв о помощи.
– Нас предали! – выкрикнул Милхуз.
– Пошли. Надо им помочь! – с тревогой в голосе сказала Риель. Она метнулась к двери вместе с Техрандом и Нирски.
Милхуз молчал. Он заметил кое-что, когда бросил мимолетный взгляд в окно. В конце длинной аллеи, соединяющей факультет иностранных языков и факультет искусствоведения, Милхуз увидел танк, который медленно двигался по дороге, идущей параллельно территории университета.
– Милхуз! – снова позвала его Риель. – Пошли. Мы должны их остановить!
Милхуз заметил, что к первому танку присоединился второй, и оба увеличили скорость. Он постарался успокоиться и повернулся к Риель. Девушка стояла в дверях вместе с Техрандом и Мирски.
– Попробую еще раз дозвониться до посла Стэна. Попытаюсь напугать его до полусмерти, пригрозить... Он должен помешать им.
Милхуз подошел к коммуникатору, который настроили для него студенты инженерного факультета, и взглянул через плечо на своих друзей.
– Идите, я вас догоню.
Трое друзей поспешили на помощь своим товарищам.
Милхуз остановился. Внимательно посмотрел на открытую дверь, немного наклонив голову набок, словно испуганный зверек. Подождал, прислушиваясь к крикам о помощи, несущимся со стороны баррикад. А потом бросился к окну, открыл его, перекинул ногу через подоконник – и прыгнул.
На баррикадах полицейские снова отступали – на этот раз под градом камней, палок и самых разнообразных обломков:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...