ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– А Первая гвардейская дивизия?
– Я беру под свое командование и их тоже.
– Есть, сэр. Могу я высказать свое мнение?
– Можете, – ответил Стэн.
– Вы считаете, что имеете достаточно высокую квалификацию, чтобы взять на себя роль генерала?
– Адмирал, я считаю, что никто не обладает достаточной квалификаций, чтобы организовать отступление под огнем противника, – а именно это мы и собираемся предпринять. Но должен напомнить вам, что однажды мне уже удалось успешно провести подобную операцию. Во время военных действий. На планете, которая называлась Кавите. Ну, какие еще оскорбительные инсинуации вы заготовили? Давайте, выкладывайте.
– У меня есть всего один вопрос.
Стэн кивнул.
– Почему все изменилось? Мне казалось, что Император хочет сохранить за собой созвездие Алтай. Мне казалось, что эта дыра имеет принципиально важное дипломатическое значение, хотя я и не знаю всех деталей.
– Сегодня утром я отправил донесение на Прайм, – соврал Стэн, – в котором сообщил Императору, что мы не сможем удержать Алтай. И не получил никакого ответа. Поэтому я считаю, что необходимо начать эвакуацию. Если ситуация изменится, вы узнаете об этом первым. Это все, что я хотел вам сказать.

* * *

Катера-разведчики сообщили, что корабли суздалей и богази находятся в трех земных днях от солнечной системы Джохи.
– Генерал Сарсфилд, вы один?
– Да, сэр.
– Я хочу, чтобы вы занялись своей дивизией. Упакуйте все, что не имеет отношения к военным действиям. То, что не является жизненно необходимым для сражения на земле, можно погрузить на транспортные суда. Меня интересует минимальное время, за которое ваша дивизия может сняться с места.
– По инструкции мы должны быть в состоянии полной боевой готовности через десять земных часов. Можем справиться за пять.
– Хорошо.
– Могу я спросить, куда мы направляемся?
– Домой. Надеюсь. Впрочем, по дороге может возникнуть несколько непредвиденных остановок.

* * *

– Достаточно, – приказал Стэн и потер глаза, в которые точно насыпали раскаленного песка.
Он выключил все экраны в конференц-зале, и в комнате воцарилась тишина – больше не ощущалось неумолимой поступи судьбы.
Стэн подошел к столу, где стоял накрытый поднос, на который он до сих пор не обращал внимания. Поднял одну из крышек и взял бутерброд – всего лишь чуть-чуть несвежий. Стэн передал бутерброд Алексу, а себе взял другой.
Рядом с бутербродами стоял графин. Стэн открыл крышку и понюхал. Стрегг.
Стоит ли это делать?
А почему бы и нет? Будет он трезвым иди немного выпьет, несчастье все равно может свалиться на их головы.
Он налил полные стаканы, протянул один из них Алексу, и они выпили.
Господи, благослови Синд! Она, наверное, приказала кому-то тихонько поставить тут поднос с едой и графин со стреггом, в то время как сама занималась гвардейцами, охранявшими посольство.
– Ну что, придумал какой-нибудь гениальный стратегический план? – поинтересовался Алекс, который в единый миг заглотил бутерброд и потянулся за другим.
– Лучше, чем на Кавите, ничего придумать не удалось, – ответил Стэн.
Махони начал эвакуацию имперских сил с планеты – противник заметно превосходил их по количеству людей и вооружения, – а Стэн довел это дело до конца. Ему удалось вывезти всех гражданских лиц и почти две тысячи имперских солдат. Сам Стэн при этом попал в плен. За подвиг он был награжден самыми почетными медалями и прославился как блестящий военный командир. Впрочем, он никогда не относился всерьез к похвалам, ведь на Кавите они потерпели сокрушительное поражение, и его усилия всего лишь немного компенсировали неудачу.
По крайней мере, здесь не так много гражданских лиц, кроме работников посольства.
– Верно, – согласился Алекс, хотя сам он никогда не оценивал их деятельность на Кавите так же сурово, как Стэн.
– У меня есть парочка идей, – продолжал Стэн, – только сейчас мне кажется, что мои мозги пошли погулять, не спросив у меня разрешения.
– Не удивительно, – проворчал Килгур. – До рассвета остался всего час. Может, пойдем поспим чуток?
Стэн неожиданно почувствовал, что умирает, как хочет спать, и широко зевнул.
– Отличная идея. Скажи, чтобы нас разбудили через два часа.
Кто-то постучал в дверь.
– Убью га...
– Войдите, – крикнул Стэн.
Дверь открылась. На пороге стояли трое гурков. Неожиданно Стэна охватили мрачные предчувствия. Несмотря на ранний час, все трое были одеты, словно готовились к смотру.
Стэн с трудом сдержался, чтобы не застонать. На него смотрели джемедар Лалбахадур Тапа, только что получивший повышение хавилдар Читтаханг Лимбу и Махкхаджири Гурунг.
В прошлый раз эта троица предстала перед ним на Прайме, когда они предложили Стэну взять на службу их троих и еще двадцать четыре гуркских бойца, нарушив таким образом многолетнюю традицию, по которой наемники непальцы служили только Императору. Тогда Император был явно недоволен таким поворотом событий.
Гурки отдали Стэну честь. Он ответил на их приветствие и скомандовал "вольно".
– Простите, что беспокоим вас в такой час, – начал Лалбахадур. – Но нам не удалось выкроить другого времени. Мы хотели бы поговорить с вами наедине, если это возможно.
Стэн кивнул – и Алекс, проглотив бутерброд, запил его стреггом и исчез. Стэн предложил своим посетителям сесть. Они предпочли остаться стоять.
– У нас есть несколько вопросов, касающихся будущего, на которые мы не в состоянии ответить, – продолжал Лалбахадур. – Спрашивать об этом, естественно, полнейшая глупость, поскольку злобные пернатые хищники, что собираются на нас напасть, вне всякого сомнения, разорвут нас на мелкие кусочки и выбросят эти кусочки на мусорную кучу на радость своим дружкам шакалам. Разве я не прав?
– Вы абсолютно правы, – ответил Стэн.
Все четверо улыбнулись, по крайней мере, изобразили некое подобие улыбки.
– Когда мы покинем эту помойку, каково будет наше следующее задание?
– Мне... я думаю, вы вернетесь во дворец Вечного Императора. Во всяком случае, пока не закончится срок вашей службы.
Стэн раздумывал над тем, почему гурки задают ему сталь несущественный вопрос именно сейчас, почему отнимают у него время, а его сознание продолжало твердить, что эти солдаты никогда не подходят прямо к проблемам, имеющим для них жизненно важное значение.
– Я так не думаю, – твердо сказал Лалбахадур. – Мы должны будем переговорить с нашим королем, который находится на Земле, и с командирами, несущими службу по охране Императора, чтобы окончательно убедиться в том, что нам следует предпринять. И тем не менее, я не думаю, что мы вернемся во дворец. Мы, непальцы, покинули имперскую службу, когда Императора убили, отказались от всех предложений, исходивших от гнусных собак, называвших себя Тайным Советом, и от других бандитов. Мы вернулись только тогда, когда вернулся Император.
– Древняя история, джемедар. Кто ж этого не знает. А я ужасно хочу спать.
– В таком случае я постараюсь объяснить вам нашу точку зрения как можно короче. Мы считаем, что, вернувшись, совершили ошибку. Этот Император, которому мы присягнули на верность, совсем не тот человек, кому мы служили в прошлом. Мы считаем, что возродился не он, а Ракаша, демон с его лицом.
– Дед моего деда, – заговорил Махкхаджири Гурунг, – сказал бы, что Император сейчас ведет себя, как Бхаирава Ужасный, и что поклоняться ему может только горький пьяница, который никогда не трезвеет.
– Я с удовольствием поболтал бы с вами, джентльмены, – произнес Стэн, чувствуя, как усталость практически лишила его способности соображать, – но не могли бы вы побыстрее подойти к сути проблемы?
– Ну хорошо, – сказал Лалбахадур. – Если мы не нарушаем наш контракт, но даже и в этом случае... Мы хотим вам служить на постоянной основе, сэр. И снова должен заметить, что говорю не только за нас троих, а от имени остальных двадцати четырех гурков.
"Великолепно, – подумал Стэн. – Император полюбит меня еще нежнее".
– Благодарю вас. Я потрясен оказанной мне честью. И буду помнить о вашем предложении. К сожалению... Я не знаю, что стану делать после того, как мы выберемся из этой помойки, однако уверен, что телохранители мне вряд ли понадобятся.
– Ошибаетесь, сэр. Впрочем, вы поймете это позже. Мы благодарим вас за то, что вы оказали честь нам.
Гурки отсалютовали и вышли из комнаты, оставив Стэна в полнейшем недоумении по поводу последних слов.
Ладно, провались они пропадом! Он слишком устал. А ему еще предстоит придумать способ убраться отсюда без потерь.

* * *

– База... это "Маленькое Ушко Три Четыре Браво", – бормотал коммуникатор голосом, который был специально натренирован, чтобы никогда не показывать никаких эмоций – ни страха, ни напряжения, ни просто огорчения. – У меня тут на экране много, много вражеских судов, которые направляются в вашу сторону. Предполагаемое время прибытия – около двадцати земных часов. Основной курс...
Передача с разведывательного катера прекратилась.
Офицеры в коммуникационном зале нового флагманского корабля Масона "Калигула" знали, что "Четыре Браво" больше не пошлет ни одного сигнала.

* * *

– Адмирал Масон, – сказал Стэн. – Ждите приказаний.
– Есть, сэр.
– Я хочу, чтобы вы подняли весь флот с поверхности Джохи. Займите наступательную позицию – любую, по своему выбору – примерно в пяти астрономических единицах от звездного скопления.
– Есть, сэр. Я не оспариваю ваш приказ, но надеюсь, вам известно, что противник превосходит нас – восемь к одному.
– Точнее, двенадцать к одному. Не имеет значения. Вы ни в коем случае – повторяю, ни в коем случае – не должны вступать в соприкосновение с врагом. Вам необходимо отвлечь на себя только те корабли суздалей и богази, которые попытаются атаковать вас. Вам следует сохранить, насколько это возможно, видимость боевого имперского флота, готового броситься в бой в любой момент. Вам ясно?
– Совершенно. Итак, вы собираетесь блефовать?
– Именно. Можете строить грозные рожи и делать самые разнообразные устрашающие жесты, только в боевые действия не вступайте.
– А почему вы думаете, что я смогу отвлечь их? Может быть, они вообще не обратят на меня ни малейшего внимания? Вряд ли они поверят тому, что я располагаю каким-нибудь секретным оружием или готов совершить самоубийство.
– Если бы вы были суздалем или богази и стали свидетелем того идиотского номера, который отмочил Лангсдорфф, разве вы не подумали бы, что имперские военные способны на все? Причем чем глупее их действия, тем лучше?
Масон помолчал секунду, затем промолвил:
– Можно попробовать.
После этого нажал на кнопку и отключил свой коммуникатор.
Стэн очень рассчитывал на то, что Масону удастся выбраться из этой передряги. Пусть темная аллея катится ко всем чертям – он отделает Масона средь белого дня, прямо на плацу для парадов в замке Арундель.

* * *

– Ну, хорошо, воины, собираемся, – голос Стэна эхом разнесся по огромному ангару для тактических кораблей на борту "Победы". Всем пилотам такшипов и двух эскадрилий истребителей "Беннингтона" было приказано явиться на совещание. – Я буду краток. Проинструктируйте свои команды самостоятельно. Вот что у нас тут происходит: к нам приближается флот противника с самыми серьезными намерениями. Остановить их мы не в состоянии. Попытаемся по возможности усложнить жизнь этим ублюдкам, пока мы – трусливые гражданские лица – попробуем унести отсюда ноги. Вы, ребята, сделаете все, что в ваших силах, чтобы оправдать свою шикарную форму и зарплату, которую получаете из карманов налогоплательщиков.
Пилоты засмеялись и немного расслабились. Всем был известен послужной список Стэна в качестве пилота и командира тактического корабля.
– Адмирал Масон увел за собой тяжелые корабли, они сейчас находятся недалеко от звездного скопления. Он там немного покрутит задом, постарается убедить наших друзей, что намерен на них напасть. Им придется построить что-нибудь вроде защитного рубежа между своими кораблями и нашим флотом. И тут вступите в дело вы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...