ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Глава 8
Отправив привратника за каретой, Перегрин развернул лошадь и поехал обратно к дому, по пути обдумывая план дальнейших действий. Он уже немного продвинулся в исполнении намерения увести леди Сару у Велдона, но надо идти до конца.
С самого начала он чувствовал, что нравится Саре, хотя она была слишком невинна и слишком леди, чтобы осознать это. Он должен действовать осторожно, чтобы не испугать ее. Надо подождать, пока она созреет, и попытаться соблазнить ее. Перегрин понимал, что нельзя заходить слишком далеко: соблазнив высокородную английскую девственницу, он вызовет скандал, а это грозит ему массой неприятностей и осложнений и совсем ни к чему. Теперь он знал: Сара не любит своего жениха и если узнает настоящую любовь, поймет, что ее брак будет ошибкой.
Перегрин не сомневался: он сумеет соблазнить Сару. Однако ему совершенно не хотелось делать это, когда женщина испытывает боль. Вот почему он настоял, чтобы нанять для нее карету.
Восхищаясь ее мужеством, он ругал себя за то, что разрешил ей ехать верхом. Ее нога спутала все его планы.
Перегрин осадил коня и еще раз внимательно оглядел поместье Сулгрейв. Он решил купить загородный дом, чтобы утвердиться в английском обществе, и, кроме того, думал, будет место, где можно остаться с Сарой наедине. Поместье так его очаровало, что он чуть не выдал себя с головой. Впредь надо быть осторожнее — взгляд выдает Человека и делает его уязвимым.
Осмотрев дом еще раз, он тронул коня и продолжил путь. Что толку без конца разглядывать? Сулгрейв — просто дом, хотя и очень красивый. Может быть, когда-нибудь, в туманном будущем, когда он выполнит свою миссию, поместье станет его гордостью, но пока это еще один шаг к намеченной цели.
К своему удивлению, Перегрин увидел, что Сара сравнительно легко шла ему навстречу, хотя хромала больше обычного.
— Вы быстро поправились, — сказал он, спешившись.
— Практика — великая вещь, — сухо ответила Сара. — Удалось вам уговорить привратника найти карету?
— Конечно. Сначала он сопротивлялся, но потом, очевидно, сообразил, что я могу стать его новым хозяином, и быстро согласился. Вы не хотите погулять в саду, пока я осмотрю дом?
— Я приехала сюда не для того, чтобы смотреть на бабочек. Мне тоже хочется увидеть дом изнутри. Мне почему-то кажется, что вы купите этот дом, даже если найдете в нем массу недостатков, — заметила Сара, беря принца под руку.
— Неужели это так очевидно? — спросил он с недовольным видом.
— Не очень, но вы себя выдали.
Сара оперлась на руку Перегрина, и он подумал, что, возможно, уже сегодня достигнет цели. Не надо только торопить события. У него был ключ от задней двери дома, он открыл замок, и они вошли.
Леди Саре не понравилась кухня. Она сказала, что ее надо полностью переделать, заменить печи на более современные да и вообще все переоборудовать. Перегрин и сам это видел.
Других недостатков они не обнаружили. Комнаты были большими и прямоугольными. Потолки покрыты богатой резьбой. Столовая и гостиная изящные, библиотека внушительная. Некоторые комнаты можно отвести под музыкальный салон и бильярдную.
Обследование первого этажа закончилось в холле, пол которого был выложен древней мозаикой. Перегрин встал на колени и погладил плитку рукой.
— Поверенный сказал мне, что ее привезли с римских развалин города Силчестера.
— Дом великолепен, — заметила Сара, рассматривая мозаику, — только надо его хорошенько почистить и заново декорировать. Мебель тоже продается?
— Наследник не хочет возиться, продавая, ее отдельно, — ответил принц, стирая с ладоней пыль. — Мне кажется, что многие предметы в хорошем состоянии.
Сара, кивнула:
— Да, Кое-что можно отреставрировать, с чем-то придется расстаться, но, если вы хотите сохранить стиль того века, у вас будет хорошее начало для коллекции.
— Надеюсь, вы поможете мне в этом, — сказал принц. — Хотите подняться наверх?
Сара бросила на лестницу опасливый взгляд, и в это время Перегрин рассмотрел ее профиль: красивые очертания лица, шеи, груди. Она напоминала ему сивиллу, предсказательницу древних. Внезапно его охватило желание. Оно было таким сильным, что он испугался. Не хватало, чтобы его страсть помешала давно намеченной цели.
Как впервые испытывающий вожделение юнец, он подхватил ее на руки и понес вверх по дубовой резной лестнице.
— Вы так спешили подхватить меня, что чуть не сшибли с ног, ваше высочество, — сказала леди Сара, едва дыша от испуга. — Я бы и сама могла подняться.
— Не сомневаюсь, но ваше упрямство обошлось бы вам дорого. Не забывайте о своей больной ноге.
— Применительно к дамам не применяют слово «ноги». Это считается неприличным. Надо говорить «конечности».
— Неприличным? — удивился принц, опуская ее на пол. Он немного поднял подол ее юбки и посмотрел на лодыжки. — Не вижу ничего неприличного, — отметил он.
— Не забывайтесь, ваше высочество. — Смеясь, она выдернула из его рук подол юбки. — Я не сказала, что неприличны ноги дамы, а просто само слово. Таковы уж особенности английского языка.
— Их не так уж и мало, — заметил он, предлагая ей руку. — Но не думайте, что я не признателен вам за ваши усилия сделать из меня более образованного человека. Что же касается ваших правил и обычаев, то нужно хорошо знать правила, чтобы уметь нарушать их.
— Вы просто неисправимы, — заявила Сара, опираясь на его руку.
— Зато со мной не соскучишься.
Леди Сара сделала гримасу.
— Это верно, но даже скуку вы готовы обратить себе на пользу.
— Разрешите ответить тем же. Респектабельность стала для вас культом.
Обмениваясь комплиментами, они осматривали второй этаж, где было пятнадцать просторных спален. Ванные комнаты и ватерклозеты нуждались в современном оборудовании, но это были мелочи в сравнении с великолепием дома.
Последней они осмотрели галерею, которая была расположена в тыльной части дома. Огромные камины в обоих концах комнаты, большие створчатые окна и удобные мягкие диваны возле них делали комнату чрезвычайно привлекательной. В галерее были развешены портреты прежних владельцев, и Сара с интересом рассматривала каждый.
— Портреты тоже продаются? — спросила она.
— Нет, все картины будут отправлены в Канаду. Возможно, я бы и оставил несколько предков, — продолжал Перегрин, — но уж очень у них сверлящие взгляды. В будущем я могу найти художника, который напишет серию портретов специально для меня.
Перегрин посмотрел вдоль галереи, и улыбка исчезла с его лица. Выпустив руку Сары, он быстро подошел к окну и распахнул его. Упершись руками о подоконник, он выглянул наружу. Перед ним в своей неяркой красоте раскрывался английский сельский ландшафт: зеленые поля и застывшая вдали гряда голубых холмов. Перегрин не отрываясь смотрел из окна, и взгляд его зеленых глаз был таким же, как при виде поместья. Очевидно, он совсем забыл о своей спутнице и вздрогнул, когда за спиной раздался ее голос.
— Это поместье вам по душе, не так ли?
— Что же в этом удивительного, — ответил принц. Он и сам пытался понять, почему его так влечет английская природа, но не находил ответа. — Вы, английские аристократы, родились и выросли здесь. Вы привыкли к красивой жизни, к добру и справедливости. Вам трудно понять, что все это значит, — с грустью сказал Перегрин.
— Возможно, — ответила Сара, опускаясь на стоящую рядом кушетку. — Росс говорил, что в Кафиристане есть своя притягательная красота. Неужели Англия значит для вас больше?
— Нет, но это разные вещи.
Перегрин сел на другой конец кушетки и посмотрел на леди Сару. Она была сдержанна и холодна, и только большие карие глаза светились теплом. Сара Сент-Джеймс была настоящей женщиной и леди. Она оставила шляпу внизу, и сейчас ее волосы золотились на солнце.
Что-то шевельнулась в душе Перегрина, и он почувствовал, как снова волна страсти захлестывает его. Что так влекло его к ней? Ее спокойная красота или мужество? Ему нравилось и то, и другое. Но в них ли причина?..
Возможно, она влекла его, как это поместье, как природа, как сама Англия. Она была частью этой страны, которая пока для него недоступна. Он еще не решил, та ли это жизнь, которую он хочет для себя. Когда цель будет достигнута и он покончит с Чарлзом Велдоном, тогда все решится само собой. А пока он должен держать себя в руках. Он не имеет права завлекать леди Сару в свои сети. Перегрину потребовалось собрать всю свою силу воли, чтобы взять себя в руки. Ему хотелось заключить ее в объятия, пробудить в ней дремлющую пока страсть, но он сумел отказаться от желаний.
— Кафиристан бедная страна, — начал он, стараясь в потоке слов утопить свою страсть, — удивительно бедная. Это даже не страна, а поселение нескольких родственных между собой племен. Не надо быть особенно богатым, чтобы стать там известным.
— Но Росс сказал, что вы очень богаты. Как?.. — Сара осеклась и покраснела.
— Понимаю вас. В Англии считается неприличным спрашивать, откуда у человека деньги. Пусть ваш вопрос вас не смущает, я не обидчив. Источник моего богатства находится не в Кафиристане. Вы когда-нибудь слышали о Шелковом пути — древней торговой дороге из Китая к странам Средиземноморья?
— Только слышала, что такой путь есть, на не более.
— Еще две тысячи лет назад караваны с товарами шли с Востока на Запад, из Китая до Древнего Рима. Шелк, камни, пряности, золото, янтарь и тысячи других товаров проходили через руки самых разных людей, и эти руки не всегда были чистыми, — начал Перегрин тоном сказителя. — В пути торговцев поджидали разбойники и опасные болезни, но еще хуже были естественные преграды: высокие горы и бескрайние пустыни. Самой опасной частью пути был Китайский Туркестан. Там, в самом сердце горячей Азии, лежит бескрайняя пустыня Такла-Макан, где дюны достигают высоты трехсот футов. Пустыня ограждена самыми высокими в мире горами. И вот на этом пространстве временами гуляет кара-буран — черный смерч, поглощая целые караваны вместе с людьми и верблюдами.
— Вы рассказываете так, будто вы там были и все это видели, — сказала Сара. Перегрин кивнул.
— Шелковый путь пролегает по южной границе Такла-Макана, и там, в районах оазисов, некогда стояли большие города. Они были богатыми и могущественными, но несколько веков назад большинство из этих городов перестали существовать. Пустыня поглотила их, как море поглощает берег. Существует много легенд о потерянных городах. В них говорится, что боги наказали их за богатство и разврат.
Глаза Сары загорелись: она поняла, к чему ведет он свой рассказ.
— Вы нашли один из таких затерянных городов? Принц снова кивнул:
— Да. Город назывался Катак. О нем мне поведал киргизский пастух, а ему — его отец. Легенда о Катаке переходила у них из поколения в поколение. Катак расположен в солончаках Лоп-Нора. Найти его было очень трудно, но еще труднее — провезти богатства через горы и пустыни.
— А вы не боялись гнева богов? — спросила Сара, придвигаясь ближе.
— Они не мои боги и не имеют надо мной власти. — Взгляд Перегрина подернулся воспоминаниями. — Мне удалось убедить друзей поехать со мной. Мы ездили в Катак три раза и каждый раз возвращались в Кафиристан, нагруженные золотом, серебром, произведениями искусства. Как предводитель, я получил большую часть богатства, и оно стало основой моего состояния. Я спустился с гор и направился в Индию, где научился торговать, выгодно вкладывать деньги и стал богатым даже по европейским масштабам человеком.
— Какая чудесная сказка, — произнесла Сара, задумчиво склонив голову.
— Только когда рассказываешь, — сухо ответил принц. — На самом же деле это тяжелый, изнурительный труд, полный опасностей и неожиданностей.
— То же самое говорит и Росс о своих путешествиях. Такие настоящие путешественники должны презирать тех, кто проводит все свое время в гостиных. Представляю, какой глупой я вам кажусь. Мне только и остается, что слушать рассказы путешественников.
— Я никогда бы не назвал вас глупой, — ответил Перегрин. — Вы умеете слушать и сопереживать рассказчику. Некоторые люди любят слушать рассказы о путешествиях, чтобы пощекотать себе нервы и еще раз убедиться, что они поступают мудро, оставаясь дома.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...