ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Не открывай комнату в конце коридора, — предупредил ее Перегрин. — Там Велдон, и до приезда полиции мы не должны выпускать его.
— Велдон жив? — удивился Слейд.
— Моя жена не одобряет убийства, — ответил Перегрин, не глядя на Сару.
— У леди Сары было трудное время, — сказал Слейд после небольшого молчания. — Почему бы вам не отвезти ее домой, а я пока побуду здесь и присмотрю за всем. Мы с Дженни освободим детей, и я возьму их к себе домой, а потом свяжусь с судом и полицией и проинформирую их о том, что здесь произошло.
— Хорошо, — согласился Перегрин. — Возьмите на всякий случай пистолет Велдона, только будьте осторожны — он заряжен.
Микель посмотрел на Сару непроницаемым взглядом.
— Идем, — сказал он, — я отвезу тебя домой. — Он ваял ее за руку и вывел на улицу.
Сердце Сары упало, когда муж приказал кучеру ехать к дому герцога Хеддонфилда. Значит, он собирается вернуть ее под отцовскую крышу.
Из опыта Сара уже знала, что Микель ничего не забывает и не прощает. Сидя в карете радом с мужем, она молила Господа, чтобы он простил ее за то, что она от него ушла.
Слейд задумчиво посмотрел на пистолет и пошел помогать Дженни. Они обнаружили только трех девочек. Одну из них, темноволосую, Дженни хорошо знала, две другие были ей незнакомы. Девочки с доверием отнеслись к Дженни и охотно согласились покинуть заведение.
Они быстро собрали свои скромные пожитки, и Дженни усадила их в карету. Когда все расселись, Слейд внезапно приказал кучеру:
— Подожди меня. Я хочу сделать еще одно дело.
Кучер кивнул, и Слейд направился обратно в дом. Дженни побежала за ним.
— Что еще надо сделать? — спросила она.
— Я хочу поговорить с Велдоном, но ты не должна идти со мной.
— Я хочу посмотреть на него, — решительно заявила Дженни.
Взглянув на нее, Слейд кивнул. Держа в руке пистолет, он осторожно открыл дверь.
Велдон лежал на кровати. Его лицо было в синяках и царапинах, из которых сочилась кровь. По выражению на нем было ясно, что он до сих пор не верит в свое поражение. Когда дверь открылась, он сел на кровати и посмотрел на вошедших. Наглая усмешка исказила лицо.
— Никак, это моя маленькая шлюшка, моя любимица, — сказал он с прежним ехидством. — Ты, наверное, очень соскучилась по мне?
Глаза Дженни превратились в щелки.
— Я пришла полюбоваться на твой позор, — ответила она. — Наступит день, и я спляшу на твоей могиле.
Слейд обнял девушку за плечи.
— Я хочу быть милосердным к тебе, Велдон, хотя ты этого не заслуживаешь, — сказал он холодно. — Ты должен умереть. Если начнется процесс, то тебе не избежать скандала, и это пагубно отразится на жизни твоей дочери. Но если ты сегодня умрешь, твои преступления не станут достоянием общественности и Элиза никогда не узнает, каким мерзавцем был ее отец. А так как Перегрин собирается вернуть железнодорожной компании доброе имя, то со временем твоя дочь может стать очень богатой, владея акциями, которые унаследует от тебя.
— Я не хочу облегчать вам жизнь, — нагло заявил Велдон. — Кто знает, как еще повернется дело в суде. Я не трус, чтобы убивать себя.
Слейд пожал плечами.
— Только чудо может спасти тебя, а такое просто невозможно. Твоя дочь будет страдать всю жизнь и будет расплачиваться за то зло, которое ты принес ее сверстницам.
Слейд положил пистолет на комод и вместе с Дженни вышел из комнаты, аккуратно заперев за собой дверь.
Велдон долго смотрел на дверь, потом подошел к комоду и взял пистолет. Он вертел его в руках, раздумывая над словами Слейда.
Элиза — самое лучшее, что было в его жизни, единственная непорочная женщина, которую он встречал на своем жизненном пути. Он вспомнил выражение ее глаз, когда сегодня вечером увидел ее. Испуг, сменившийся восторгом, с каким она всегда на него смотрела. Она обожала его, как может дочь обожать отца, и она не вынесет его позора. Будучи женщиной, Элиза никогда не поймет, какое наслаждение доставляла ему другая, темная сторона его жизни. Она возненавидит его, и даже воспоминания о нем будут ей неприятны. Она будет страдать всякий раз, когда при ней упомянут его имя.
Он не доставит Перегрину удовольствия видеть его страдания. Быстро, боясь передумать, Велдон приставил дуло пистолета к виску и нажал на курок.
Сухой звук выстрела услышали внизу Дженни и Слейд.
— Почему ты позволил ему это сделать? — спросила Дженни, прижимаясь к Слейду.
— Так будет лучше для всех, Дженни. Хватит невинных жертв. Перегрин и леди Сара смогут спокойно жить вместе, да и твоя репутация не пострадает.
В серых холодных глазах Слейда она прочитала явное удовлетворение. Мучитель Дженни был мертв. Хороший юрист может совершить убийство, даже не прикасаясь к оружию.
— Ты собираешься стать моей женой, Дженни, — сказал Слейд, глядя на девушку потеплевшим взглядом, — и теперь твоя репутация — моя забота. Ведь ты выйдешь за меня замуж, не так ли, Дженни?
— Да, Бенджамин. — Девушка встала на цыпочки и нежно поцеловала своего жениха.
Взявшись за руки, они покинули дом смерти навсегда.
Сказав, что он чувствует себя хорошо, Курам настоял, чтобы Перегрин ехал в карете вместе с женой, а сам поехал верхом. Закутавшись в накидку, Сара забилась в уголок кареты и молчала. Чувствовалось, что она была напряжена; Перегрину очень хотелось нарушить эту напряженную тишину, но он не знал, с чего начать, и был очень благодарен жене, когда она заговорила.
— Почему ты не убил его? — спросила она.
Зная, как важен для Сары его ответ, Перегрин подумал, прежде чем начать говорить:
— После того как ты уехала из Сулгрейва, я много думал и пришел к выводу, что месть не может зачеркнуть или изменить прошлое. Сегодня, когда меня снова охватила жгучая ненависть, еще минута — и я бы убил его, но я увидел тебя, и ненависть ушла из моего сердца, а без нее я не мог поднять руку на человека.
— Ты хочешь сказать, что отказался от мести ради меня? — спросила Сара.
— После нашей ссоры я понял, что ты говорила не просто о том, что хорошо, а что плохо. Ты поставила меня перед выбором: жить жизнью, основанной на ненависти, или жизнью, смыслом которой является любовь. Раньше средоточием моих помыслов была ненависть. После встречи с тобой мои взгляды постепенно менялись. — Перегрин замолчал, подыскивая слова. — Я вдруг понял, что, убив Велдона, я потеряю тебя, а это слишком дорогая цена. Жизнь без тебя равносильна смерти. Перед нашей свадьбой я обещал, что буду хорошим мужем, достойным человеком, но ты даже не представляешь, как мне было трудно соответствовать тебе.
— Я чувствую себя отвратительной педанткой, — смеясь, заметила Сара.
В свете уличных фонарей Перегрин ясно видел ее четкий профиль.
— Это нечто другое, — ответил Перегрин, и Сара почувствовала, что он улыбается. — Инь и янь имеют много значений, — уже серьезно продолжил Микель. — Свет и мрак, хорошее и плохое, даже любовь и ненависть. Вместе взятые, они составляют единое целое. Твое светлое начало, Сара, уравновешивает мое темное. Ты смысл моей жизни. Может, мы поедем домой?
Сара покинула свой угол и бросилась в объятия мужа.
— Только домой! — воскликнула она радостно. — Когда ты приказал кучеру ехать в дом отца, сердце мое оборвалось. Я подумала, что ты никогда не захочешь, чтобы я вернулась обратно.
— Неудачная попытка поступить по-джентльменски. Мне самому хотелось сразу отвезти тебя в наш •дом. — Перегрин прижал жену к своему сердцу. — Всякий раз, когда ты спрашивала меня, почему я на тебе женился, я отвечал, что мне просто хотелось этого. Теперь я понимаю, что это была попытка труса уйти от прямого ответа. Я люблю тебя.
— Мне казалось, что я никогда не услышу этих слов, — сказала Сара, прижимаясь щекой к руке мужа. — Как же ты изменился за это время! Когда я впервые встретила тебя, ты мне представлялся неизвестным, экзотическим существом, диким и непредсказуемым. Мне казалось, что ты вообще не умеешь любить и никогда не полюбишь меня так, как люблю тебя я.
— Я стал меняться с того самого дня, как встретил тебя, хотя сначала я даже не замечал этого. А когда заметил, скажу честно, не пришел в восторг. Но мой характер начал формироваться в этой стране. Чем дольше я здесь, тем более становлюсь англичанином. Здесь мой дом, и я не хочу уезжать отсюда. Мне все больше хочется самых простых вещей: стать настоящим английским джентльменом, жить спокойно в сельской местности вместе с любящей женой, растить и разводить лошадей. Все просто и банально.
— В этом нет ничего банального, — ответила Сара. — Естественное желание человека жить счастливой жизнью. Ты просто не можешь быть банальным. На свете не было человека, подобного тебе, и никогда не будет. И хотя ты стараешься отрицать это, ты чудесный, Перегрин.
— Ну, если ты так считаешь, не буду отрицать, — заявил Микель и, порывшись в кармане пиджака, сказал: — Протяни мне свою левую руку.
Сара повиновалась, и Перегрин надел на средний палец ее руки обручальное кольцо. Нагнувшись, он нежно поцеловал ей руку.
— Я хочу быть с тобой всегда, Сара. Заниматься с тобой любовью, вместе смеяться, вместе молчать. Но больше всего я хочу быть единственным мужчиной в твоей жизни, пока смерть не разлучит нас.
— А я хочу быть твоей единственной женщиной. — Сара повертела на пальце обручальное кольцо. — Хочешь, я закажу тебе такое же?
— Хочу, — с явным удовольствием ответил Перегрин. — Так как я решил навсегда остаться в Англии, то, возможно, мне лучше вернуть себе свое родное имя — Майкл Коннери. Мы можем объяснить всем, что я решил переделать свое имя на английский манер. Ты хочешь быть Сарой Коннери?
Интуитивно Сара почувствовала, что дело здесь не только в имени: ее муж принимал свое прошлое таким, каким оно было, со всем хорошим и плохим. А это значит, что раны его души начали постепенно затягиваться. Спустя много лет несчастный мальчик превращается в счастливого мужчину.
В полумраке кареты Сара заглянула в зеленые глаза мужа.
— Я люблю тебя, — прошептала она. — Я буду всегда тебя любить, и для меня не имеет значения, кто ты — Перегрин, Майкл или Микель.
Их губы встретились и слились в горячем поцелуе, который символизировал собой и единение их душ.
Поцелуй возбудил страсть, и они, смеясь и поддразнивая друг друга, предались любовным утехам. Когда карета подъехала к дому герцога, Микель приказал кучеру развернуть ее и везти их домой. Любовные игры продолжились.
Когда карета подъехала к дому, Перегрин выскочил первым и помог жене выйти.
— Прежде чем я отнесу тебя в дом и мы займемся любовью, ты должна навсегда распрощаться с Перегрином, потому что с ним покончено. Я больше никогда не буду странником. Я нашел свой дом.
— Итак, сокол превращается в голубя, — смеясь, заметила Сара. — Добро пожаловать домой, чужестранец. Добро пожаловать.
От автора
Кафиристан, иногда называемый Дардистаном, располагался в восточной части современного Афганистана. Кафиристан не был официально признан до приезда туда в 1889 году Джорджа Скотта Робертсона. Название страны происходит от арабского «кафир», что означает «неверный».
Арабские работорговцы называли кафирами племена, живущие в Восточной Африке, и с тех пор этим словом стали презрительно называть всех черных африканцев.
Аборигены Кафиристана считают своим предком Александра Македонского. В России полагают, что кафиры принадлежали славянским племенам. Многие обычаи кафиров скорее европейские, чем азиатские. В свое время они приветствовали приход европейцев на их землю.
Гиндукуш был в то время самой отдаленной от цивилизации частью Земли.
В фильме «Человек, который хотел стать королем», поставленном по рассказу Джозефа Редьярда Киплинга, хорошо показана эта полная романтики страна.
В 1895 году Амир Абддорахман, правитель Афганистана, завоевал Кафиристан и силой заставил его население принять ислам. С тех пор страна стала называться Нуристаном, что означает «страна света».

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...