ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Ты мой отец, а я твоя единственная дочь. Ты сердишься на меня и имеешь на то все основания, но не отдаляй меня от себя. Ты нужен мне.
Герцог посмотрел дочери в глаза.
— Ты такая же сильная, как твоя мать, и не нуждаешься во мне. Когда она умерла… — Он вздохнул и отвел глаза, — Я сержусь не на тебя… Просто я боюсь за последствия… Впрочем, может, все и к лучшему, по крайней мере для тебя. Поживем — увидим.
— Что ты хочешь этим сказать? — воскликнула Сара, вскакивая на ноги.
— Тебе лучше ничего не знать, — ответил герцог, гладя дочь по голове. — А сейчас уходи. Я составляю новое брачное объявление для газет.
Сара ушла от отца встревоженной. Что могло так расстроить его? Может, он не хочет терять дружбу Велдона? Однако его последние слова вселили в Сару надежду, что когда-нибудь отец подружится и с Микелем.
Немного успокоившись, Сара отправилась искать Росса и тетю Маргариту.
Как и следовало ожидать, Росс был в своем кабинете, которым служила комната, примыкающая к его спальне. Он, очевидно, все это время писал книгу, так как по персидскому ковру были разбросаны книги, газеты, журналы и карты.
Росс встал из-за стола и внимательно посмотрел на Сару. Он хорошо знал кузину, и от взгляда его таких же карих, как и у нее, глаз ничего не укрылось. Если он и понял, что с ней случилось, то никак это не прокомментировал. Росс подошел к Саре и крепко ее обнял.
— У тебя был трудный день, сестричка? — спросил он.
Сара положила голову ему на плечо, и ей сразу стало легче. Росс был таким же высоким и сильным, как и Перегрин, но она никогда не ощущала этой силы и чувствовала себя в его объятиях очень уютно.
— Ты приняла какое-нибудь решение? — спросил Росс, отпуская ее.
— Я выхожу за него замуж.
— Ты уверена, что хочешь этого? Не стоит делать того, о чем впоследствии можешь пожалеть.
— Возможно, я делаю ошибку, выходя за него замуж, — сказала она, поднимая с пола миниатюрную статуэтку индийской богини, — но ошибкой будет и не принять его предложение.
Она поставила статуэтку на стол.
— Понимаю, — ответил Росс, присаживаясь на край стола и скрестив на груди руки. — Ты любишь его?
— Не знаю, — произнесла Сара и посмотрела на себя в висящее напротив старинное венецианское зеркало.
В голове мелькнула мысль, что у нее на лбу каждый может прочитать: падшая женщина, — и она поскорее перевела взгляд на Росса. Ей очень хотелось, чтобы кузен ее понял, и она искала подходящие слова.
— Мне кажется, что сейчас я лучше понимаю вас с Джулией, — внезапно для себя сказала она.
Исказившееся лицо Росса заставило Сару пожалеть о сказанном. Как бы ей хотелось забрать свои слова обратно.
— Прости, Росс, мне не следовало говорить об этом. Это было так давно… Я не думала, что ты все еще помнишь…
Она замолчала, понимая, что еще больше бередит его рану.
Росс быстро пришел в себя, хотя Сара чувствовала, что он остается напряженным.
— Не пожелал бы никому испытать то, что испытал я, — сухо ответил он. — Если ты чувствуешь то же самое, то самое благоразумное — выйти за него. Перегрин — человек непредсказуемый, но он гораздо лучше Велдона.
— Росс, ты знаешь, почему Микель так настроен против Чарлза? — спросила Сара, нахмурившись.
— Ты разве не спрашивала его об этом? — удивился Росс.
Сара отвернулась, чтобы скрыть свое смущение.
— Мне как-то не пришло в голову, — сказала она. — Нам необходимо было многое обсудить. Он не отрицает, что вчерашнее — не простая случайность. Мне кажется, что ты невольно оказался втянутым в эту историю.
— Боюсь, что так; Сара. Мне очень жаль.
— Успокойся, Росс, если бы не это, так он придумал бы что-нибудь другое, — ответила Сара с улыбкой. Она посмотрела на шрам над бровью кузена и спросила: — Что он рассказал тебе, когда закончилось ваше кулачное выяснение отношений?
— Он сказал, что Велдон занимается незаконным бизнесом, — ответил Росс, тщательно подбирая слова. — Если это правда, то твой бывший жених лицемер, каких еще свет не знал, и тебе лучше держаться от него подальше.
Брови Сары сошлись на переносице.
— Я знаю только один нелегальный бизнес, — сказала она. — Это публичные дома. Уверена, что Чарлз бы никогда не стал заниматься этим.
— Похоже, все-таки занимался, — ответил Росс. — Мне и самому в это трудно поверить. Нам с тобой нелегко представить, что джентльмен может замарать себя таким грязным делом. Уж если он способен на это, то также и на многое другое.
Сара недоверчиво покачала головой. Сама мысль была ей противна.
— Возможно, — сказала она. — Но я не могу себе представить, что Чарлз занимался этим, ведь он такой праведник. Вспомни, в какой ужас он пришел, застав меня с Перегрином.
— В нем заговорило чувство собственника, да к тому же он большой лицемер. Ну, хватит о нем, у тебя есть дела и поважнее. Уж если тебе так хочется знать, спроси об этом у Микеля. Он, конечно, дьявол, но человек правдивый и должен рассказать тебе все.
Сара с радостью приняла совет Росса. Позже она воспользуется им и заставит Микеля рассказать ей все без утайки, но сейчас лучше оставить эту тему.
— Кто-то из мудрых сказал, что мы должны быть осторожны в своих мыслях, иначе они могут обернуться против нас, — заметила Сара. — Я всегда считала, что мне не хватает остроты ощущении.
— И ты ее получила, общаясь с Перегрином, — рассмеялся Росс.
— Если дела пойдут совсем плохо и он захочет продать меня в гарем, то я приму твое предложение переехать сюда, чтобы мы могли жить вместе.
— Вместе с твоими кошками и моими турецкими стихами.
— Вот именно.
Они весело расхохотались, и Сара поняла, что, имея такую семью, она может не опасаться Перегрина. Правда, чувство недоверия к нему не исчезло.
Сара нашла герцогиню Уиндермеер на кухне, где та распекала прислугу. Увидев девушку, она улыбнулась и сказала:
— Домоправительница хорошо содержит дом Росса, ноты представить себе не можешь, во что они превратили буфетную.
— Давай посмотрим, — предложила Сара не в силах сдержать улыбку.
Из прекрасных сестер Монтгомери Маргарита была гораздо практичнее матери Сары Марии. Росс рассказывал ей, что его прислуга боится ее и тщательно готовится к приезду матери. За божественной внешностью герцогини и ее изящными манерами скрывалась практичная натура шотландской домохозяйки.
Они прошли в буфетную, и герцогиня плотно закрыла дверь.
— Ну, давай рассказывай, — сказала она Саре. — Росс поведал мне обо всем в общих чертах. Ты же знаешь, что из него слова не вытянешь. Ты выйдешь замуж за этого красавца варвара?
— Да, — ответила Сара. — Ты считаешь меня сумасшедшей?
— Возможно, но не более, чем любая другая влюбленная девушка. И уж если ты влюбилась, то лучше влюбляться в богатого, чем в бедного. По правде говоря, принц мне нравится больше, чем»Чарлз Велдон.
— Он придет к нам сегодня обедать, — сказала Сара, никак не прокомментировав замечание тети о своей любви к принцу. — Мне кажется, что им с отцом необходимо обсудить все детали предстоящей церемонии.
— Мы и без них можем справиться, — заметила герцогиня. — Сегодня же сядем и составим список всех дел. В первую очередь надо отослать обратно подарки, которые прислали вам с Чарлзом.
Сара застонала.
— Я и не подумала об этом. Какой ужас! Что они теперь будут делать с ними, ведь на каждом подарке стоит монограмма «В»?
— Пусть тебя это не заботит. Впереди еще две свадьбы, и фамилии женихов начинаются с буквы «В», так что подарки обретут новых хозяев.
— Какая ты практичная, — рассмеялась Сара.
— Конечно. Именно поэтому Уиндермеер и женился на мне. Все считали, что наш брак скоро распадется из-за большой разницы в возрасте и социальном положении. А что мы имеем? Мы прожили вместе тридцать пять лет, и очень жаль, что не сможем прожить еще столько же.
Герцогиня вздохнула.
Сара пришла к себе в комнату, совершенно успокоившись. Несмотря на все прогнозы, ее тетка прожила с мужем много счастливых лет. Вдруг и ей повезет с ее сумасбродным кафиром…
Реальность вернулась к ней в лице ее горничной Хоскинз. Сара распустила волосы и только занесла гребень, чтобы расчесать их, как та буквально ворвалась в комнату.
Хоскинз была с Сарой одних лет, но пресное выражение лица делало ее старше.
— Леди Сара, — сказала она дрожащим от возмущения голосом, — слуги болтают, что вы собираетесь выйти замуж за этого иностранца, но я отказываюсь в это верить, ведь вы помолвлены с таким настоящим джентльменом, как сэр Чарлз.
Сара посмотрела на свою горничную.
— Это правда, — ответила она. — Сэр Чарлз и я разорвали помолвку, и я собираюсь выйти замуж за принца Перегрина.
От изумления Хоскинз на мгновение онемела.
— Я с трудом верю, что моя хозяйка может так опозорить себя, а тем самым и меня, выйдя замуж за погрязшего в разврате язычника! — выпалила она злобно.
— Да как ты смеешь! — воскликнула Сара, чувствуя, как у нее все плывет перед глазами.
Гнев захлестнул ее с такой силой, что она была готова ударить служанку. Последний раз она так гневалась, когда узнала, как обращаются с детьми в сиротских домах.
— Можешь считать, что ты избежала позора, — кричала Сара, — потому что я увольняю тебя! Мне не нужна такая злая фанатичка, как ты!
— Я и сама не собираюсь работать на такую потаскушку, как вы! Титул и прекрасная одежда еще не признак леди. Этому грязному развратнику надо от вас только одно — уложить скорее в постель. Каждая честная женщина содрогнется от одной только мысли об этом. — После недолгой паузы она продолжала: — Но я знаю свои права и не уйду, пока вы не заплатите мне все, что причитается.
Сара взяла себя в руки, с достоинством выпрямилась и с ледяным спокойствием сказала:
— Ты можешь забрать свои вещи из моего дома послезавтра. Дворецкий выплатит тебе все причитающееся и даже больше. Ты получишь рекомендательное письмо, несмотря на свое поведение. А сейчас убирайся с глаз моих.
— С огромным удовольствием. Многие настоящие леди приглашают меня к себе на работу. Они в восторге от моего искусства. Уж если я смогла сделать красивую даму из такой калеки, как вы, то, вне всякого сомнения, обладаю талантом, — заметила она со злорадством и, довольная, что последнее слово осталось за ней, гордо выплыла из комнаты.
Дрожа от негодования, Сара опустилась в кресло. Было что-то общее между словами Хоскинз и тем, что сказал ей Чарлз вчера вечером. Раньше никто бы не посмел говорить с ней столь дерзко. Теперь репутация ее подмочена, и каждый может оскорбить ее. Подумать только, какие разговоры ведутся у нее за спиной! Уж лучше за спиной, чем когда тебе бросают подобное прямо в лицо, подумала Сара.
Теперь Сара ясно представляла себе подноготную жизни английского общества в полном объеме, все его ханжество и лицемерие. Перегрина презирали только за то, что он иностранец, ее — за то, что она выходит за него замуж, и теперь даже служанка имеет право оскорбить ее. Сара горько усмехнулась про себя: эта нахальная служанка, будучи женщиной, замечала, сколько мужской потенции у Перегрина, но, будучи ханжой и пуританкой, приходила от этого в ужас. Одним своим присутствием ее жених вызывал у женской половины английского общества самые противоречивые чувства, не говоря уже о ней самой. Слава Богу, что она еще не лишилась чувства юмора, оно ей очень потребуется в предстоящие недели.
Обед проходил спокойно. Правда, герцог мрачно молчал. Зато Росс и тетя Маргарита вели оживленную беседу. Микель, как и обещал, вел себя безукоризненно. Сара с интересом наблюдала за ним, отмечая про себя, что его манеры ничем не отличаются от манер членов ее семьи, хотя он относился к английским обычаям с большим сарказмом. Правда, она и сама не очень серьезно относилась к ним, хотя и впитала с молоком матери.
После обеда герцог и Перегрин прошли в библиотеку обсудить все необходимые приготовления к предстоящей свадьбе. Когда они вернулись назад, по их лицам Сара поняла, что отец и Перегрин остались довольны друг другом. Лицо герцога просветлело, и это давало надежду, что впоследствии он сможет подружиться с ее будущим мужем. После чая Микель предложил Саре прогуляться в саду.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...