ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— То, что вы предлагаете, просто невероятно.
— Невероятно — не значит невозможно. Именно это и усыпит бдительность Велдона. Интуиция подсказывает, что нужно поработать именно в том направлении, которое я указал. Уверен, что нам удастся раскопать что-нибудь ценное. Я понимаю, что заставляю вас искать иголку в стоге сена, но, думаю, мы на правильном пути. Отнеситесь к этому делу с максимальной ответственностью. Адвокат кивнул.
— Если иголка там есть, я непременно отыщу ее. Перегрин, довольный, продолжал пить чай. Первая сеть была готова для приема жертвы.
Непредсказуемая английская погода на этот раз была чудесной и предвещала сказочный прием у леди Сары. В ярких лучах солнца, заливающих сад, разноцветные платья женщин напоминали экзотические цветы. Еды и напитков было в изобилии. Всюду раздавался звонкий смех, громкие голоса мужчин и женщин, ненавязчиво струилась музыка невидимого оркестра. Среди гостей сновали слуги с подносами, уставленными бокалами с шампанским.
Только что прибывшие Перегрин и лорд Росс стояли у кромки сада, разглядывая гостей. Англичанин комментировал происходящее, но Перегрин слушал его вполуха. Внешне он оставался абсолютно спокойным. Но в душе у него все клокотало от нетерпения. Сегодня он наконец сойдется лицом к лицу с человеком, встречи с которым ждет двадцать пять лет.
Щуря от солнца глаза, Росс сказал:
— Я пока не вижу Велдона, но он непременно придет. Ты сможешь узнать его?
— Я узнаю его, — твердо заявил Перегрин.
Даже в аду он узнал бы Велдона. Скорее всего сам он не будет узнан, так как в их последнюю встречу Перегрину было всего десять лет. Тот факт, что Велдон не сможет его узнать, обострял возбуждение восточного гостя. Но мщение не даст полного удовлетворения, если Велдон не будет знать, от кого оно исходит. И этого допустить нельзя. Англичанин не глуп, он скоро поймет, чьей жертвой стал, и попытается нанести ответный удар. Последнее сражение будет самым яростным, так как Велдон хороший игрок и у него сильная команда. Если вдруг случится, что Велдону удастся первому уничтожить своего врага, то он все равно умрет. Умрет от руки наемного убийцы, который начнет действовать после смерти Перегрина. Что бы ни случилось, Велдон должен умереть. Но прежде чем он умрет, он потеряет все. Все, что имеет для него ценность в этой жизни. Выживет ли сам Перегрин, значения не имеет. Главное — уничтожить врага.
— Ты готов к тому, чтобы я начал представлять тебя гостям? — прервал размышления Перегрина лорд Росс.
— Ты даже не представляешь, насколько невероятно то, что я нахожусь здесь, в сердце Лондона, и скоро буду представлен его высшему свету. Это как насмешка судьбы, — сказал Перегрин, загадочно улыбаясь.
— Ты говоришь, как разбойник с большой дороги, — сухо заметил Росс. — Возможно, я чего-то не понимаю, но мне почему-то кажется, что ты находишь ситуацию очень забавной.
— Ты все правильно понимаешь. Я действительно нахожу это забавным, — ответил Перегрин. — Кто из этих прекрасных дам наша хозяйка?
— Ищи самую красивую блондинку, — сказал Росс. Он поискал глазами: — Вон она. Сара стоит под высоким деревом и разговаривает с маленькой девочкой.
В это время к лорду Россу подошел какой-то человек и отвлек его внимание, а Перегрин между тем взглядом нашел леди Сару Сент-Джеймс и стал ее внимательно рассматривать. Он считал, что Велдон выбрал себе в жены не только высокородную даму, но еще и ослепительную красавицу. И сейчас, глядя на Сару, был несколько разочарован. Возможно, дочери герцога и необязательно быть красавицей, достаточно и происхождения?
Кузина Росса была худа, невысокого роста, одета в очень простое светлое платье. Ее волосы, закрывавшие уши и собранные на затылке в скромный пучок, были, по мнению Перегрина, слишком темными, чтобы она могла называться блондинкой. Сара явно не относилась к числу женщин, которые притягивают взгляды всех мужчин.
Леди Сара обнимала за плечи хорошенькую светловолосую девочку лет десяти-одиннадцати. Лицо ребенка сияло от удовольствия быть приглашенной на взрослый прием. Она посмотрела на свою собеседницу и что-то сказала. Леди Сара весело засмеялась и подтолкнула ее к столу с закусками. Девочка, подпрыгивая, убежала, а леди Сара вышла из тени, продолжая улыбаться. Солнце озарило ее лицо, и Перегрин замер от неожиданности. Сару Сент-Джеймс нельзя было назвать красавицей или даже просто хорошенькой. Но это и не главное, так как мода на красоту изменчива, как английская погода. В лице Сары Сент-Джеймс, в ее осанке было столько благородства, от нее исходил такой покой и безмятежность, что выделяло ее, делая ярче остальных женщин. Такая красота редко встречается и не меркнет с возрастом. Ее можно сравнить только с ликом древнегреческих богинь.
Освещенные солнцем волосы леди Сары вспыхнули золотом, отливая цветом янтарного меда. Только сейчас Перегрин понял, почему Росс назвал свою кузину красавицей и блондинкой. Пожалуй, не найти слов, которыми можно было бы описать ее божественную красоту.
Перегрин улыбнулся и мысленно поздравил Велдона. Нужно обладать отменным вкусом, чтобы выбрать в жены. такую девушку. Надо постараться во что бы то ни стало разлучить Сару с ее женихом, подумал Перегрин. Спасти леди от замужества с подлецом, еще больше наказав его, уведя из-под носа невесту.
Так как Росс никак не мог отделаться от собеседника, Перегрин решил действовать самостоятельно и представиться очаровательной хозяйке. Как форель ныряет в воду, он нырнул в толпу гостей. Схватив с подноса у проходящего слуги бокал с шампанским, он подошел к столу, на котором стояли корзины со свежей клубникой, Перегрин отхлебнул шампанского, отметив, что оно французское и самого высокого качества. Эти английские аристократы знают толк в винах и умеют наслаждаться жизнью, хотя и живут в своем маленьком, замкнутом мирке.
Перегрин чувствовал на себе настороженные взгляды присутствующих гостей. Этикет и благовоспитанность не позволяли им открыто выражать любопытство. Но возможно, их просто привлекало незнакомое лицо, неизвестно откуда появившееся в их тесном кругу. По мнению Перегрина, ничего странного в его наружности не было. Побывав у парикмахера, портного и сапожника, он настолько изменил свою внешность, что мог вполне сойти за английского джентльмена.
Единственным человеком, кто смело посмотрел ему в глаза, была красивая женщина зрелых лет с золотистыми волосами. Перегрин дольше положенного задержался взглядом на ее такой же красивой и такой же золотоволосой дочери. Уловив в ее взгляде решимость матери защитить своего ягненка от жадных глаз злого волка, Перегрин улыбнулся ей одной из своих самых обезоруживающих улыбок. Как ни странно, дама одарила его ответной улыбкой, хотя еще ближе встала к дочери. Очень мудрая женщина. Перегрин прикинул в уме, что на невольничьем рынке в Триполи за дочь могли бы дать пять сотен гиней, а за мать, несмотря на возраст, пожалуй, дали бы две сотни. Он усмехнулся, представив себе, что сказали бы все эти люди, узнав, о чем он думает. А вот этого пожилого денди можно было бы продать за пять фунтов.
Хотя голова Перегрина была занята посторонними мыслями, он тем не менее не упускал из виду леди Сару, следя, как она, выполняя роль хозяйки, переходит от одних гостей к другим, мило, но недолго беседуя с каждым. Перегрин «е сразу заметил ее сходство с кузеном, так как Росс был высоким и широкоплечим, а она невысокой и худенькой. Но когда он подошел ближе, то заметил, что они очень похожи. Красивые мужественные черты лица Росса приобрели в лице леди Сары утонченность и женскую мягкость. У обоих глаза были карими, а брови и ресницы черными, что хорошо контрастировало со светлыми волосами.
В лицах кузена и кузины было что-то интригующее, затаенное, скорее духовное, чем физическое. И если у Росса это выражалось слабо, то у Сары отчетливо. Но что это было, Перегрин никак не мог определить, пока их пути не сошлись и они не оказались лицом к лицу. На спокойном лице леди Сары лежала печать страдания.
Как только Сара увидела высокого черноволосого человека, она сразу догадалась, что это и есть друг Росса, о котором он ей рассказывал. Кожа незнакомца была смуглой, но такой же может быть и кожа работающего на открытом воздухе фермера. Четкие правильные черты лица были больше европейскими, сшитый на заказ темный костюм ладно облегал фигуру и был явно британского происхождения. И тем не менее Сара с первого взгляда поняла, что незнакомец не кто иной, как принц Перегрин из Кафиристана. Скорее всего его выдавала походка, осторожная и вкрадчивая, походка хищника, преследующего добычу. Из европейцев так не ходил никто.
Сара видела, что женщины бросают на него любопытные взгляды, и ничуть не удивлялась, так как в кафире было что-то такое, что будило самые сокровенные женские фантазии. В нем чувствовался необузданный нрав дикаря, темперамент человека, далекого от цивилизации. Сара улыбнулась своим мыслям и остановилась поговорить с кузенами своего отца, на время потеряв незнакомца из виду.
Так, переходя от одной группы гостей к другой и развлекая их светской беседой, Сара внезапно оказалась лицом к лицу с принцем Перегрином. Гордо подняв голову,
Сара открыла было рот, чтобы поприветствовать гостя, но не сказала ни слова, завороженная взглядом Перегрина. Глаза принца были ясными и поразительно зелеными. Сара никогда не видела подобных глаз. В ее голове мелькнуло, что этот человек вырос под незнакомым ей небом и жил по другим, неведомым ей законам. Непостижимая, глубокая зелень его глаз влекла, завораживала, обещала… Обещала что? В таких глазах легко утонуть, забыв о гордости, чести, забыв обо всем на свете… Потрясенная и сбитая с толку, Сара усилием воли взяла себя в руки и тотчас вернулась к реальности.
— Я ваша хозяйка, Сара Сент-Джеймс, — сказала она, протягивая руку. — А вы, несомненно, принц Перегрин.
Его густые черные брови сошлись на переносице.
— Неужели это настолько очевидно? — спросил он, слегка пожимая протянутую руку. Его голос был глубоким и проникновенным. — А я считал, что на мне вполне европейская одежда. Придется продать портного на оловянные рудники за то, что он так подвел меня.
Принц говорил на хорошем английском языке, хотя и с небольшим акцентом.
— В Англии не принято продавать портных на рудники, — рассмеялась Сара. — Не сомневаюсь, что вы прекрасно об этом знаете. Кроме того, портной здесь совершенно ни при чем. Существует старая поговорка, что по одежке встречают, но она не для вас. Жизнь накладывает свой отпечаток на лицо человека, и по вашему лицу можно сразу сказать, что вы выросли не в Англии.
— Совершенно справедливо, — ответил принц, продолжая держать ее руку.
Его собственная рука была красивой и ухоженной, но в ней чувствовалась сила человека, привыкшего к тяжелому физическому труду.
Внезапно Сара вспомнила проводимые при ней однажды опыты с электричеством, ибо сейчас она почувствовала, как ток, пронизывающий его, перетекает в нее. Этот ток исходил от всего его тела, вытекая из глубин невероятно зеленых глаз. Сара вдруг поняла, что перед ней первобытная мужская природа. Возможно, жизнь высоко в горах сделала принца таким сильным и гибким, таким влекущим… У нее возникло желание дотронуться до него, прижаться к нему всем телом…
Только хорошее воспитание не позволило Саре отдернуть руку, хотя она уже испытывала некоторую неловкость. Этот странный человек, должно быть, загипнотизировал ее. Так удав гипнотизирует кролика. Сара глубоко вздохнула и приказала себе не фантазировать. Просто этот человек не знает великосветских правил. Росс однажды говорил ей, что азиаты, беседуя, обычно стоят друг к другу ближе, чем англичане. Вот и сейчас он стоит близко от нее, отсюда и ее фантазии. И именно поэтому его близость так волнует ее. Стараясь освободить руку, она слегка отступила.
— Правила хорошего тона разрешают мужчине обменяться с женщиной рукопожатием, он может также поцеловать ей руку, но в обоих случаях руку женщины надо немедленно отпустить, — мягко сказала она.
На лице принца появилось выражение глубокого раскаяния.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...