ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Добрый вечер. — Кивком головы кафир указал ему на толпу гостей. — Эта толпа напоминает мне улицы Калькутты, — заметил он.
— Вы правы, — ответил Велдон, поддерживая разговор, — ужасная дата. В доме Стэнфорда всегда собирается множество народу. Я должен принести вам свои самые искренние извинения, — продолжал он как можно учтивее. — В последнюю нашу встречу я наговорил вам много неприятных вещей. Это непростительно с моей стороны. Просто непростительно.
— Понимаю, вы были вне себя от горя, — поддержал его Перегрин. — В таком положении любой на вашем месте наговорил бы лишнего. Я не вправе упрекать вас. Обнаружить свою невесту в объятиях другого — это просто кошмар. Какой уважающий себя мужчина вытерпит такое!
— Вот именно, — вынужден был согласиться Велдон, хотя в нем все кипело от ненависти. — Особенно когда этот мужчина твой хороший друг. И кроме того, я очень беспокоился за леди Сару. Она такая наивная и могла стать жертвой искушенного соблазнителя. Но вы ведь не пытались ее соблазнить, не так ли? То, что вы на ней женились, говорит о том, что вы ее любите, поэтому я желаю вам обоим счастья.
— Я тоже приношу вам свои извинения за то, что предал нашу дружбу, — сказал Перегрин с саркастической улыбкой на лице.
— Если в дело вмешивается женщина, то дружба, как правило, заканчивается, — заметил Велдон. — Моя потеря — ваше приобретение. Давайте простим друг друга н станем снова друзьями.
— Конечно, конечно, — заверил его кафир с лукавым блеском в глазах. — Я случайно узнал, что против вашей компании снова выдвинут иск.
Ни один мускул не дрогнул на лице Велдона, хотя он был вне себя от злости.
— Все обвинения ложные, — сказал он как можно увереннее, — и легко могут быть сняты.
— Да? — Брови Перегрина поползли вверх. — В Сити так не думают. Цены на акции стремительно падают. Компании предъявлен иск, инвесторы в панике. Если дела пойдут так и дальше, вы можете оказаться в тюрьме.
— Я полагаю, что за всем этим стоит конкурирующая компания, — ответил Велдон менее уверенно. — Они прекрасно понимают, что за нашей компанией будущее, вот и вставляют палки в колеса. Кроули, фермер, который обвиняет нас в жульничестве, бесследно исчез вместе с семьей. Должно быть, их убили.
— Неужели? — Брови Перегрина изогнулись от удивления.
— Вы, наверное, знаете, какие ужасные случаются вещи, когда сталкиваются интересы конкурирующих фирм? Многие откупаются, лишь бы не терять свой бизнес. Я всегда считал, что это пустая трата денег, но иногда приходится откупаться от истца.
— Вы мыслите совершенно правильно, — согласился кафир.
Велдон решил, что наступило время действовать решительно.
— Из-за всех этих проблем компания столкнулась с финансовыми трудностями. Вы бы не хотели увеличить долю своих инвестиций? Таким образом вы займете более твердое положение в нашей железнодорожной компании, и в будущем вам все окупится.
Перегрин, нахмурив брови, размышлял.
Велдон затаил дыхание, стараясь не выдать своего волнения. Лицо кафира было безмятежным.
— Скорее вы сгорите в аду, — сказал Перегрин, улыбаясь и глядя Велдону прямо в глаза.
— Ч… ч… что? — заикаясь, спросил Велдон. Он не верил своим ушам.
— Скорее я дам вам сгореть в аду, нежели протяну руку помощи, — с явным удовольствием повторил Перегрин. — Вы понесете наказание, которое заслуживаете.
Велдон весь напрягся, не в силах что-либо соображать. Он явственно слышал громкую музыку вальса, запах разгоряченных тел и парфюмерии стал более ощутим, женские юбки хлестали его по ногам. Но более всего его влек к себе гипнотизирующий взгляд зеленых глаз кафира. Велдон никогда не видел таких зеленых глаз…
Нет, однажды он уже встречал похожие. Уже при первой встрече с Перегрином он поймал себя на мысли, что где-то уже видел такие глаза. Но где и когда? Ответ пришел внезапно.
— Триполи! — выпалил Велдон.
Он изучающе смотрел в лицо стоящего перед ним мужчины, пытаясь найти давно забытые черты маленького мальчика…
— Это невозможно! — воскликнул Велдон. — Вы ведь не…
— Что невозможно? — спросил кафир, продолжая вежливо улыбаться. — То, что справедливость наконец восторжествовала? Вы и тогда говорили, что это невозможно. Похоже, вы не верите своим глазам.
Голос, звучащий из далекого прошлого, развеял сомнения Велдона. Все встало на свои места. Ведь его проблемы начались с появлением в Лондоне принца Перегрина.
— Так, значит, все, что случилось со мной, не простая случайность?! — Лицо Велдона от злости покрылось пятнами. — Ты все подстроил нарочно, проклятый ублюдок! Ты следовал за мной по пятам и где мог вредил мне. Леди Сара, железнодорожная компания, а может, и баронство — твоих рук дело!
— Совершенно верно, — спокойно ответил Перегрин, хотя внутри него все ликовало. Он ждал этого момента двадцать пять лет. — Я всю жизнь готовился к этой встрече. Настала пора поквитаться.
На лице Велдона отражалась целая гамма чувств. Там было все: удивление, злоба, но больше всего — страх. Однако он быстро овладел собой и из-под маски джентльмена появилось злобное выражение простолюдина.
— Ты, конечно, очень изменился, — сказал он, презрительно оглядывая Перегрина с головы до ног. — Я бы никогда не поверил, что грязное отродье сможет перенять манеры джентльмена. Однако все это сплошное обезьянничанье.
— Мне было у кого поучиться, — отпарировал Перегрин. — Ты в этом деле непревзойденный мастер.
Снова заиграли вальс, вокруг них закружились пары. Лицо Велдона исказила злобная усмешка.
— Как тебе удалось сколотить состояние? Наверное, ты начал с того, что продал эту маленькую…
Прежде чем Велдон закончил, рука Перегрина вцепилась ему в горло. Он чувствовал, как под его пальцами пульсирует кровь врага.
Перегрин заметил торжество в глазах Велдона и пожалел, что не смог сдержаться. На них уже стали обращать внимание. Еще немного, и они станут центром всеобщего интереса. Такие сцены, как драка двух мужчин, всегда нравятся публике, а в этой ему отведена роль злодея.
Перегрин разжал руку и положил ее на плечо Велдона, делая вид, что снимает с него пушинку. Любопытные отвели глаза, решив, что им показалось. Да и что можно было увидеть боковым зрением?
— Тебе больше не удастся спровоцировать меня, Велдон, — сказал Перегрин, изображая на лице приятную улыбку. — Тебе повезло на сей раз. С каким бы удовольствием я задушил тебя! Пусть бы меня посадили, но ты бы был мертв. Подождем следующего раза. Ожидание тоже приятно.
— Что ты хочешь от меня, грязный ублюдок? — Усилием воли Велдон заставил себя улыбнуться.
— Ты прекрасно знаешь, Велдон, — Улыбка исчезла с лица Перегрина, голос стал твердым. — От имени всех твоих жертв я пришел, чтобы расквитаться с тобой. Я уже отнял у тебя все, чем ты дорожишь, но я не успокоюсь, пока ты не умрешь.
— Ты просто сумасшедший, — презрительно сказал Велдон. — Все это восточные сказки. Не забывай, что здесь Лондон. Несмотря на проблемы, которые ты мне создал, я все еще могущественный и влиятельный человек и могу легко тебя уничтожить. Сейчас, когда я знаю, кто стоит на моем пути, я могу защитить себя от твоих козней. Более того, я сам покончу с тобой.
— Мои козни дали желаемый результат, не так ли? — спросил Перегрин, внезапно почувствовав нелепость положения: они вели серьезный разговор в самый разгар веселья.
Новая догадка осенила Велдона, и его глаза сузились от злости.
— Значит, это ты выкупил у банка мои заемные бумаги и предъявил их к оплате? — спросил он.
— Именно мне выпала такая честь, — ответил Перегрин с шутовским поклоном.
— В таком случае я с большим удовольствием не выполню своих обязательств, — прорычал Велдон.
— Мне жаль лишать тебя такого удовольствия, — с насмешливой улыбкой ответил Перегрин, — потому что по истечении срока выплаты я пришлю к тебе судебного исполнителя, и он лишит тебя всей твоей собственности: городского дома, загородного поместья и всех твоих офисов в Сити. — Перегрин задумчиво почесал подбородок. — Боюсь, что мне придется наложить арест и на все публичные дома, которыми ты владеешь. Конечно, это незаконный бизнес, и мне придется доказывать, что ты им занимаешься, но я думаю, что справлюсь и с этим. Велдон побледнел.
— Что еще ты знаешь обо мне? — спросил он.
— Все, — ответил Перегрин.
Его ответ повис в воздухе. Мимо них в вихре вальса промчалась пара, оставляя за собой запах лилии и пота. Взгляд Велдона сделался диким.
— Тогда война, — твердо сказал он. — Раз ты решил уничтожить меня, то у меня нет другого выбора, как уничтожить тебя первым.
— Конечно, ты можешь попытаться, но в успехе я не уверен. Даже если тебе удастся убить меня, то я достану тебя и из могилы.
— Ба, какая дешевая мелодрама! Тебе есть что терять, и ты потеряешь все. Ты обрек себя на верную смерть, потому что сейчас меня ничто не остановит. Я уничтожу все, что тебе дорого.
— Одного ты не должен касаться, — холодно заметил Перегрин, — это леди Сары. Если ты посмеешь дотронуться до нее, то проклянешь день, когда родился.
— Ну и дурак же ты! — рассмеялся Велдон. — Ты сам вложил мне в руки отличное оружие. Не думал, что эта маленькая хромоножка может кого-либо заинтересовать, но раз ты так дорожишь ею, то именно она ответит за все твои преступления.
Велдон повернулся, чтобы уйти, но Перегрин схватил его за руку.
— Слушай меня внимательно, — сказал он. — Если ты причинишь вред Саре, то за это расплатится твоя дочь Элиза.
Лицо Велдона стало белым как мел.
— Даже такой монстр, как ты, не посмеет убить ребенка, — проговорил он.
— Ты прав, я не буду убивать ее, — в голосе Перегрина зазвучала угроза, — но ты пожалеешь, что она не умерла. Как бы ты ни пытался спрятать ее от меня, я всегда сумею найти ее и продать в бордель. — В глазах Велдона возник ужас. Перегрин сжал его руку и свистящим шепотом продолжал: — Сначала я отправлю ее в «дом девственниц». Представь себе, Велдон, что твою дочь будет насиловать такая же скотина, как и ты. Я прослежу, чтобы она сначала попала в руки человека, который верит, что его может излечить от сифилиса только девственница. Затем переведу ее в бордель, где пользуются всякими механическими ухищрениями. Я найду для нее такое место в другой стране, где ты не сможешь отыскать ее.
Перегрин так вывернул руку Велдона, что у того навернулись слезы.
— Как долго протянет твоя нежная дочь? Что ты думаешь по этому поводу, Велдон? Я позабочусь о том, чтобы она считала, что это ты продал ее в бордель.
— Ты грязный ублюдок, — сказал Велдон срывающимся голосом. — Ты просто дьявол, настоящий дьявол!
— Как и в случае с напускным джентльменством, я учился быть дьяволом у мастера своего дела. Так по рукам? Ты оставляешь в покое Сару, а я не трону Элизу.
— Хорошо, но это единственное, на что я согласен, — Велдон растирал отпущенную Перегрином руку. Его глаза метали молнии. — Ты еще пожалеешь, что связался со мной, — хрипло сказал он. — Ты обычный преступник, и я тебя не боюсь.
— Ты ошибаешься. Я не обычный преступник, а карающий меч. Ты посеял ветер, Велдон, и теперь пожнешь бурю.
Глава 19
Сара уже начала волноваться, куда подевался ее муж. Вдруг он предстал перед ней с глазами, горящими от возбуждения. Поздоровавшись с прабабушкой, с которой Сара вела неторопливую беседу, он шепнул ей на ухо;
— Пойдем со мной, милая Сара. Я нашел место, где мы можем спокойно потанцевать, не чувствуя себя стесненно. Сара засмеялась и попрощалась с прабабушкой.
— Ты нашел еще один балкон, где мы сможем продолжить занятия по языку веера? — спросила она, проталкиваясь за ним к выходу через заполненный гостями бальный зал.
— Я придумал занятие получше.
Странные нотки, звучавшие в голосе мужа, заставили Сару посмотреть на него внимательнее: уж не выпил ли он лишнего? Она никогда не видела Перегрина пьяным.
Он вывел ее из зала и свернул направо в темный коридор. Открыв дверь в середине коридора, он ввел Сару в небольшую, плохо обставленную приемную, освещенную одной лампой.
— Зачем мы пришли сюда? — спросила Сара, с удивлением рассматривая комнату.
— Просто так, — последовал ответ.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...