ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Дело в том, что инвесторы стали осторожными после того, как началась тяжба с землевладельцем о размере комиссионных эа право проезда через его земли, но сейчас у меня есть все основания полагать, что теперь он будет более разумным и пойдет на уступки.
— Значит, вы ищете сейчас инвесторов, чтобы выкупить контрольный пакет акций; а самому стань председателем правления?
— Совершенна верно. Это, наверное, звучит нескромно, но никто, кроме меня, не защитит лучше интересы компании. Может, вы сами хотите возглавить правление?
— Ни в коем случае. Меня не привлекает ежедневная кропотливая работа. Я привык поручать все управленческие и финансовые дела другим людям. Я согласен, что железные дороги сулят большую выгоду, надо лишь выбрать надежную компанию. Прежде чем принять окончательное решение, я должен более тщательно изучить дело, но уже сейчас нахожу ваше предложение интересным. Могу я просить вас прислать всю необходимую информацию моему поверенному?
Глаза Велдона заблестели.
— Я знал, что вам захочется вникнуть в детали, и принес все необходимые бумаги. — Он залез во внутренний карман пиджака и вытащил сложенные документы. — Если вам будут нужны другие подробности, пришлите мне перечень вопросов.
— Договорились, — ответил Перегрин, пряча документы. — Теперь, когда мы покончили с делами, могу я вас попросить, сэр Чарлз, назвать мне ряд мест, где джентльмен… ну, скажем так… может расслабиться. Я знаю, что во всех столицах мира есть заведения, где можно получить удовольствие. — Перегрин помолчал, сделал глоток портвейна и продолжил: — :К сожалению, большинство таких заведений закрыты для иностранцев. Туда нужны особые рекомендации. Я мог бы обратиться к моему другу лорду Россу, но он больше ученый, чем светский человек, и навряд ли ему известны такие места. Вы человек более широких взглядов, поэтому я взял на себя смелость обратиться именно к вам.
Велдон мог бы заявить, что он совсем не тот человек, который нужен принцу, или отослать его к кому-нибудь другому, но в его глазах вспыхнул огонь совсем другого рода: в них появилось что-то темное и алчное. Было заметно, что, помимо обычной выгоды, в этом деле у него есть свой собственный интерес.
— Сочту за честь познакомить вас с рядом таких заведений, ваше высочество, — сказал он. — В Лондоне есть все, что душе угодно, начиная с простой крестьяночки на улице и кончая самыми утонченными, эпикурейскими удовольствиями.
Перегрин с наслаждением затянулся сигарой. Его жертва проглотила наживку вместе с крючком. Надо, чтобы он показал ему что-то особенное, из ряда вон выходящее.
— Боюсь, что человека, познавшего все наслаждения Востока, Лондон ничем не удивит, — сказал он.
Бледно-голубые глаза Велдона превратились в щелки.
— Я бы не променял развлечения Лондона ни на какие другие, пусть даже и восточные. За хорошую цену вы можете найти здесь буквально все. Абсолютно все, — подчеркнул он. Баронет затушил сигару и поднялся. — К концу вечера вы удостоверитесь, что я прав. Идемте.
Они сели в закрытый экипаж Велдона, на котором, как отметил про себя Перегрин, не было ни герба, ни каких-либо других опознавательных знаков. Они медленно ехали по темным улицам и молчали. Первым заговорил Велдон.
— Закон запрещает мужчинам зарабатывать деньги на проституции, но что не позволено мужчине, разрешено женщине. Именно поэтому все подобные заведения содержат женщины.
Откуда-то из-под сиденья он достал периодическое издание и протянул его гостю.
— Это может вас заинтересовать, — добавил он.
Журнал назывался «Эксклюзив». Перегрин раскрыл его и увидел заголовок «Под покровом Венеры». В колонке давалось подробное описание женщин. Перелистывая страницы, Перегрин читал: изящная блондинка с манерами леди, умелая и выносливая; темноволосая пышка, знаток французской любви.
— Интересно, — догадался он, — каталог куртизанок.
— Совершенно верно. Хочу заметить, что он постоянно обновляется. Здесь вы найдете перечень всех ночных заведений и таверн, где можете познакомиться с женщинами этой профессии. Конечно, сюда не включены уличные проститутки. Если вы хотите иметь женщину, то можно поехать на Принсез-стрит в заведение Кейт Гамильтон, но я предлагаю вам лучший вариант. Только там вы найдете все самое изысканное и утонченное.
— Ценю вашу доброту, — сказал Перегрин, откидываясь на сиденье.
Вечер обещал быть интересным.
Первая остановка была в обыкновенном борделе, отличающемся от других разве что обилием роскошной мебели. Их впустил здоровенный детина, в прошлом боксер. Обменявшись с ним приветствиями, Велдон спросил, свободна ли мадам де Мейнтенон. Мадам была свободна и немедленно появилась в дверях. Грузная, средних лет женщина, с остатками былой красоты и яркими волосами, оттенка которых вообще не существовало в природе, была рада видеть своего клиента.
После обычного обмена приветствиями Велдон представил мадам Перегрина.
— Мой друг совсем недавно приехал в Лондон, и я решил познакомить его с вами.
Мадам де Мейнтенон, называвшаяся на французский лад, с явным одобрением оглядела Перегрина.
— Рада познакомиться с вами, милорд, — сказала она. В ее речи чувствовался скорее ист-эндский акцент, чем парижский.
— Если хотите посмотреть моих девочек, то приглашаю вас подойти к этой стене.
Она раздвинула драпировки, и Перегрин увидел несколько застекленных отверстий, расположенных на разной высоте. Принц подошел к самому высокому и заглянул в гостиную, где стояли и сидели с полдюжины молодых, женщин в открытых полупрозрачных платьях, не оставляющих ни малейшего сомнения в их профессии, Вся система была похожа на азиатские рестораны, где каждый посетитель выбирал себе рыбу, плавающую в стеклянном бассейне.
— Девочки еженедельно проходят медицинский осмотр, — сказала мадам. — Вино и роскошный ужин входят в стоимость билета. Если вы пожелаете иметь нескольких, то за особую плату, милорд. Мы также проводим костюмированные спектакли.
— Костюмированные спектакли? — удивился Перегрин.
— Девочки наряжаются в разные костюмы и разыгрывают небольшие сценки, — пояснила мадам, — Многим клиентам это нравится. Вы можете выбрать горничную; школьницу, молочницу, невольницу, герцогиню к даже свою собственную мать. Мы предоставим вам нет хотите. — Склонив набок голову, мадам задумчиво посмотрела на Перегрина. — вы ведь иностранец? Если вы католик, то мы устроим для вас выступление послушниц и монахинь. Они пользуются популярностью у священнослужителей. Нескольким нашим завсегдатаям нравятся пастушки, и мы разыгрываем сценки на лугу с настоящими овечками. Но для такие особых заказов нам нужен день или два. Одна из моих девочек прекрасно изображает королеву. Поэтому; если вам захочется потанцевать с ее величеством, это легко устроить.
— Не сомневаюсь, — ответил Перегрин. Интересно, как бы отнеслась ко всему этому королева Виктория, узнай она, какое гнусное оскорбление ей наносят.
— Все очень, очень заманчиво, мадам.
— Так у вас есть какие-нибудь пожелания, милорд? — с надеждой спросила мадам.
У Перегрина не было ни малейшего сомнения в том, что «милорд» входит в стоимость обслуживания, как вино и роскошный ужин.
— Сегодня я просто заехал к вам узнать, на что я могу рассчитывать. В следующий раз я непременно останусь и сделаю выбор.
Распрощавшись с мадам, они сели в карету и поехали дальше.
— Все очень интересно, но ничего необычного, сэр Чарлз, — сказал Перегрин. — Вы обещали мне что-то более утонченное.
Велдон рассмеялся.
— Вам нелегко угодить, ваше высочество. Хорошо, я познакомлю вас с заведениями более высокого класса. Должен ли я включить в наше приятное путешествие дома, где собираются гомосексуалисты?
Несмотря на то что Перегрин ожидал подобного вопроса, все в его душе перевернулось, ладони сжались в кулаки так, что ногти впились в кожу, оставляя следы. Полумрак экипажа не позволял видеть, какое отвращение было иа его лице. Сдерживая гнев, он ответил:
— Не могу сказать, что я интересуюсь развлечениями подобного рода, но, чтобы иметь полную картину о возможностях Лондона, не возражаю познакомиться с одним из этих мест.
Они приехали в Сохо и вошли в красивый особняк, хозяйкой которого была миссис Кембридж. Одетая в облегающее фигуру шелковое платье и боа, она с гордостью демонстрировала свою коллекцию: плетеные ремни, хлысты, плети, щипцы, скребницы, кочерги и прочие пыточные инструменты; в бочонках мокли березовые розги, а в дорогих вазах стояли букеты жгучей крапивы, которая могла быть использована по желанию клиента.
— С помощью всего этого мы можем поднять даже мертвого, — заметила хозяйка, разразившись веселым смехом.
Особой гордостью дамы было сооружение, которое она изобрела сама и называла «Шевалье Кембридж». Это было нечто похожее на дыбу, снабженную отверстиями, позволяющими с помощью острых ножей жалить тело клиента. Миссис Кембридж сама выполняла все операции, но на тот случай, когда клиент хотел быть исполнителем, содержала штат особ мужского и женского пола. Мужчины, чей интерес был просто познавательным, могли наблюдать за всеми действиями через застекленные отверстия, в стенах.
По мнению Перегрина, жизнь и без того была достаточно тяжелой, чтобы подвергать себя дополнительным испытаниям, но он оставил свое мнение при себе и молча поцеловал руку миссис Кембридж, так как в ее гордости за свой процветающий бизнес было что-то подкупающее. Она с уважением относилась к своей пыточной коллекции и не видела в ней ничего плохого. Это было ее ремесло, которое приносило хороший доход.
Очарованная таким отношением к ней со стороны Перегрина, она на прощание подарила ему журнал «Школьная учительница на службе у Венеры, или Березовый спорт».
Далее они ненадолго остановились в игорном доме, где обнаженные девушки играли в карты и на бильярде и клиенты могли выбрать любую из них. Здесь Велдон раздобыл две черные маски, и они отправились в бордель для гомосексуалистов.
Приехали туда в самый разгар свадьбы. Невестой был здоровенный усатый детина, по виду похожий на гренадера, а ее женихом — инфантильный джентльмен на целую голову ниже, чем его нареченная. Среди гостей циркулировали официанты, разнося шампанское. Их мускулистые тела были обнажены, и только маленькие фартучки прикрывали первопричинное место.
Перегрин с бокалом шампанского отошел в тень и с отвращением наблюдал за «свадьбой». Он с интересом отметил, что Велдон чувствует себя здесь как дома.
Перегрин мысленно поздравил себя с тем, что хладнокровно выдерживает все выпавшие на него за сегодняшний вечер испытания. В это время кто-то нежно дотронулся до его руки. Перегрин резко обернулся с таким свирепым выражением лица, что мужчина, принося тысячу извинений, сразу отступил. Перегрин, быстро овладев собой, попытался объяснить, что его резкая реакция была вызвана неожиданностью, но мужчина не захотел слушать и исчез в соседней комнате.
К счастью, Велдон, покрутившись с полчаса среди гостей, предложил ехать дальше.
— Самое лучшее я оставил напоследок, — сказал он, когда они разместились в экипаже. — Если вас там ничего не заинтересует, то не откажите в любезности немного меня подождать.
— Непременно, — ответил Перегрин. — Вы потратили на меня слишком много вашего драгоценного времени, я л.не могу отказать в такой малости. Какой способ любви из виденных нами сегодня вечером предпочитает английский джентльмен, когда остается в спальне со своей женой, такой, как, например, леди Сара Сент-Джеймс?
Он спросил это самым невинным тоном.
Велдон чуть не задохнулся от возмущения. Но что взять с иностранца, подумал он и терпеливо разъяснил:
— Ни один английский джентльмен не ожидает от своей жены ничего подобного. Мы заходим к ним в спальни на предмет нежных чувств раз или два в месяц. Многие приходят к своим женам только тогда, когда хотят иметь детей.
— Публичные дома наверняка очень доходный бизнес, — как бы вскользь заметил Перегрин.
— Если вы решили вложить деньги в этот бизнес, — сказал Велдон после холодного молчания, — то разрешите вам напомнить, что законы Англии запрещают мужчинам получать доход от проституции.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...