ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Отослав Хоскинз готовить ванну, Сара села перед трюмо и начала медленно вытаскивать из волос шпильки. Вскоре волосы рассыпались по плечам густой золотистой массой. Настала пора посмотреть правде в глаза, и зеркало не позволит ей обманывать самою себя.
Она долго обманывалась на свой счет, пожалуй, с самой первой встречи с Перегрином, когда снова и снова убеждала себя, что он ее совершенно не интересует. Она убедила себя, что невосприимчива к его чарам, и это чуть не привело к беде.
Сара пробежала пальцами по волосам, распрямляя их и стараясь унять боль в затылке. Но как унять душевную боль? Даже самая дешевая проститутка была честнее с собой, чем леди Сара Сент-Джеймс. Незнание не исключает вины, а леди Сара прекрасно знала, что происходит между мужчиной и женщиной. Об этом ей рассказала шустрая горничная, уроженка Ист-Энда. И зияя все, она чуть не попала в ситуацию, которая могла навеки погубить ее репутацию, хотя в самой глубине сердца ей было плевать на эту репутацию и она бы предпочла отдаться страсти.
Но Сара считала, что она была слишком леди, чтобы поддаться такому искушению, хотя даже сейчас в тайных уголках своей души она не жалела, что хоть краешком познала страсть. Если бы она испытала это чувство к Чарлзу, она бы только приветствовала это, но нет, она испытала его к совершенно постороннему мужчине, который совсем не интересовался его.
Хотя Перегрин и сказал, что она единственная женщина, которую он хочет, Сара отнеслась к его словам как к тактической лжи опытного соблазнителя, так же как, впрочем, отнеслась и к его комплиментам. Золото, слоновая кость или янтарь, которые доставляют столько радости людям. Вот уж сказано! Она посмотрела на свое отражение в зеркале и увидела там маленькую, хрупкую женщину, слишком серьезную и… Сара старалась подыскать слово… калеку.
Странно, она почему-то поверила Перегрину, когда он сказал, что не хочет губить ее и действует не из тщеславия. Это воспоминание согрело ей душу, и она улыбнулась.
Сара стала искать причину, почему красивый принц из всех прекрасных, более опытных женщин выбрал именно ее, но не находила ответа. Возможно, его привлек ее титул, который он ставил выше физической красоты, но скорее всего она показалась ему просто доступной простушкой, которая повела себя так, что кафир решил воспользоваться ее неопытностью. Она вела себя, как глупая школьница. Он легко мог изнасиловать ее, но не сделал этого, и она ему благодарна. Скорее она должна благодарить Росса, ведь он его друг, а мужская дружба крепче, чем женская, и во имя этой дружбы он не воспользовался ее глупостью. Слава Богу, что Росс, Чарлз и отец никогда не узнают, в какой переплет она сегодня попала. Кузен еще может понять ее или по крайней мере отнестись терпимо к ее слабости, но отец и особенно жених будут глубоко оскорблены ее поведением.
Не в силах больше смотреть на свое отражение в зеркале, Сара закрыла лицо руками. Даже если эти трое мужчин никогда не узнают, что она сделала, ее ждет наказание пострашнее: она больше не сможет жить, как жила раньше. Она всегда считала себя целомудренной женщиной, но, оказывается, целомудрие шло от незнания.
Размышления прервала горничная, которая пришла сообщить, что ванна готова. Сара прошла в ванную комнату, скинула с себя зеленый бархатный халат и погрузилась в теплую, благоухающую розами воду. Вода ласкала ее, унимая боль. Удовольствие от ванны было сравнимо только с тем, которое она получила, находясь в объятиях Перегрина.
Раздраженная, Сара попыталась привести в порядок свои мысли, но безуспешно. Они становились все смелее. Она опустила руку в воду и провела ладонью по изгибам своего тела. Распаренная горячей водой, ее кожа была атласной.
Длинные пальцы Перегрина были ловкими и нежными. Как, наверное, чудесно чувствовать кожей прикосновение его сильных рук. По ее телу пробежал огонь желания, но она не прервала хода своих мыслей.
Сара приподняла одну грудь. Она была нежной и совсем невесомой в воде. Какая чудесная вещь эти груди. Как они влекут к себе мужчин. Какое удовольствие она испытала, когда Перегрин дотронулся до ее груди.
Рука двинулась ниже, миновала талию и остановилась на нежных золотистых волосах внизу живота. Она мысленно представила поросшую темными волосами руку, лежащую на этом месте. Всего несколько часов назад она находилась в его объятиях, прижимаясь к нему этим самым заветным местом…
Сара сердито отдернула руку, но не Перегрин был причиной ее гнева. Она сердилась на.себя за то, что даже в мыслях предавала человека, за которого собиралась выйти замуж. Она сомневалась, что Чарлз после смерти жены жил жизнью праведника, но это никак не извиняло ее.
Сара посмотрела на правое бедро, где были безобразные шрамы, оставшиеся после операции. Врачи занесли в рану инфекцию и считали, что ногу надо ампутировать, но она быстро пошла на поправку. Теперь эти швы стали неотъемлемой ее частью, так же как и ограничения, которые ей рекомендовали. И хорошо, если она будет всегда об этом помнить.
Вода остывала, и Сара, взяв кусочек французского мыла, стала намыливать тело. Прикосновения к коже снова навели ее на смелые мысли. Проклятый Перегрин, теперь от него никак не отделаться.
Усмехнувшись, Сара мысленно задала себе новый вопрос. Вне всякого сомнения, кафир разбудил в ней женщину, но сам не испытывал к ней никаких чувств. А что, если она ошибается? Что, если он попросит ее выйти за него замуж? Что она будет делать тогда?
Последние остатки самообладания исчезли, и Сара заплакала. Крупные слезы катились по ее лицу и падали в остывшую воду. Почему она плакала, она и сама не знала.
Глава 9
Был вечер, но еще не стемнело, когда Перегрин отправился на встречу с Бенджамином Слейдом, которая обещала быть интересной. Но вместо того чтобы думать о делах, он думал о леди Саре Сент-Джеймс, что часто случалось за последнюю неделю. Он до сих пор не мог понять, почему не воспользовался ситуацией в Сулгрейве. Его желание было неистовым, да и сама она… Еще один поцелуй, и она бы сдалась окончательно. Однако он сдержал себя.
Возможно, его остановило обещание, данное Россу, а может быть, страх, который он увидел в ее глазах, когда Сара умоляла пощадить ее. Несмотря на то что его желание было сильным, он не смог довести начатое до логического конца. Ему не хотелось, чтобы она потом раскаивалась в том, что сделала, и презирала себя за это.
Скорее всего дело в том, что он полюбил эту свалившуюся ему на голову женщину, полюбил за ее интеллигентность, ум, чувство юмора, за ее нежную душу. Она жила по принципу «это хорошо, а это плохо», что могут позволить себе люди, которых жизнь только баловала, но это не значит, что их принцип недостоин уважения.
Перегрин усмехнулся и снова пожалел о своей минутной слабости. Было бы честнее довести дело до конца. Сейчас, когда он уже хорошо знал леди Сару, он был уверен, что она бы сразу порвала со своим женихом после близости с другим мужчиной. Велдон потерял бы богатую высокородную жену, а цель самого Перегрина была бы достигнута, да и леди Саре от этого было бы только лучше.
Леди Сара, понимая, что она и сама этого хотела, и будучи женщиной разумной, не стала бы взваливать вину на него одного. Конечно, она страдала бы от чувства вины и упрекала себя за содеянное, но зато она была бы избавлена от Велдона. В конце концов она бы со временем смирилась со своим грехопадением и продолжала бы жить, как и раньше.
Он свалял дурака, и теперь им придется заплатить высокую цену за его минутную слабость. Велдон должен умереть, и он сделает все, чтобы достичь намеченной цели. Теперь, когда они с леди Сарой будут видеться только в толпе, ему придется искать новые пути, чтобы увести ее от Велдона. У него есть план, пусть бесчестный, но есть, и он непременно им воспользуется. В следующий раз он не позволит, чтобы взгляд умоляющих глаз леди Сары остановил его.
Бенджамин Слейд надел очки и достал листок бумаги из одного из лежавших перед ним сколотых дел.
— Следуя вашим указаниям, — сказал он, — я составил досье на сэра Чарлза Велдона. Никогда бы не поверил, что человек может быть таким лживым и безнравственным, если бы не имел тому неоспоримые свидетельства. — Он замолчал и посмотрел на Перегрина поверх очков. — Хочу заметить, что у меня есть два вида доказательств его вины. Некоторые настолько неоспоримы, что хоть сейчас могут быть приняты к рассмотрению любым судом присяжных Великобритании. За другие преступления, в которых он, несомненно, замешан, привлечь его к суду будет трудно.
— Понимаю, о чем вы говорите, — сказал Перегрин, откидываясь в кресле и вытягивая длинные ноги. — Нет нужды доказывать все его преступления. Достаточно и того, что у нас есть, для того чтобы отправить его на виселицу. — Поймав удивленный взгляд Слейда, Перегрин усмехнулся и пояснил: — Я говорю метафорически. На мой взгляд, виселица — большая роскошь для сэра Чарлза Велдона.
Слейд кивнул.
— Я склонен думать, что вы правы, — сказал он и снова заглянул в лежавшую перед ним бумагу. — Подводя итог, хочу сказать, что Велдон владеет всеми публичными домами, указанными в вашем списке. Он также является собственником еще Нескольких подобных мест, двух или трех нелегальных игорных домов, хотя доказать это трудно, так как он сразу обналичивает все деньги и старается не вести никаких записей. За исключением дома миссис Кент, он сам редко посещает другие публичные дома и ведет там дела через посредников. Одним из главных посредников является человек по имени Кейн, который живет в доме Велдона и считается его личным секретарем.
Перегрин кивнул.
— Это меня не удивляет. Я встречался пару раз с этим Кейном. Опаснейший тип. Осторожный, неразборчивый в средствах, похож на бывшего солдата.
— Возможно. Мне не удалось докопаться до его прошлого. Он начал работать на Велдона пятнадцать лет назад.
Слейд отложил первую бумажку и взял другую.
— Происхождение Кейна покрыто тайной, но его криминальный талант очень помогает бизнесу Велдона. Он собирает деньги, терроризирует тех, кто отказывается их платить, и вообще дела ведет достаточно гладко. В каждом борделе он поставил в качестве вышибал своих людей, бывших преступников. Они связаны непосредственно с Кейном. У него целая армия таких негодяев. Все преступления совершаются ими или непосредственно самим Кейном, и Велдон здесь абсолютно чист. Его будет трудно обвинить в связях с преступным миром.
Слейд улыбнулся и потер руки.
— Однако у нас есть люди, которые могут дать показания под присягой. Одна из них мисс Миллер. Она слышала разговор между Велдоном и миссис Кент и видела, как последняя передавала ему деньги. Она может подтвердить и засвидетельствовать, что Велдон является владельцем публичного дома миссис Кент.
Перегрин улыбнулся. Дженни, конечно, могла многое видеть, но чтобы отомстить Велдону, она подтвердит и то, чего не видела. Однако лучше не говорить об этом законнику, который будет потрясен, узнав, что кто-то может соврать под присягой. Сам Перегрин не был таким щепетильным, как его поверенный, и для достижения цели мог воспользоваться и ложью. А уж если Дженни начнет врать, то сделает это так искусно, что никто не заподозрит ее.
— Представляю, сколько взяток пришлось вам дать, чтобы получить такую ценную информацию, — заметил Перегрин.
— Предпочитаю не пользоваться словом «взятка», — сухо ответил Слейд, — но вы абсолютно правы, мне пришлось истратить значительную сумму, и на то у меня имеется ваше разрешение.
— Я вас ни в чем не упрекаю. Тратьте сколько понадобится.
Перегрин редко курил, но на этот раз, взяв сигару из коробки, стоявшей на столе хозяина, с удовольствием вертел ее в руках.
— Удалось выяснить, имеет ли Велдон какое-нибудь отношение к судам, о которых я вам рассказывал?
Слейд кивнул, и его глаза стали холодными, как лед.
— Да, удалось. Я провел сложные расследования и вышел на ряд подставных компании. Настоящий владелец неизвестен, но не сомневаюсь, что это Велдон. Думаю, что сумею доказать его причастность к этому делу.
Перегрин едва мог скрыть ликование.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...