ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Следующие десять минут гнедых водили по кругу, демонстрируя их качества. Наконец сделка состоялась. Мистер Таттерсолл был явно доволен.
— Я думаю, хозяин пары согласится на ваше предложение, ваше высочество, — сказал он Перегрину, опять бросив на Сару недовольный взгляд. Однако коммерческое чутье возобладало над желанием поскорее отделаться от женщины, так как спустя минуту он предложил: — Может, вы, ваше высочество, посмотрите и других лошадей? Не желаете приобрести лошадей для упряжки? Только у нас вы найдете самых лучших. А также есть лошади для верховой езды и для охоты.
— Пожалуй, — согласился Перегрин, предлагая Саре руку. — Мистер Таттерсолл, вы знакомы с моим очаровательным гидом, леди Сарой Сент-Джеймс? Это она посоветовала мне купить у вас лошадей.
Мистер Таттерсолл был вынужден поклониться Саре и выказать свое радушие. Затем он повел их к стойлам. Перегрин бросил быстрый взгляд на лошадей для упряжки, равнодушно посмотрел на скаковых. Ни одна из них не привлекла его внимания. Они подошли к последнему стойлу, где стоял огромный жеребец такого светло-серого цвета, что казался почти белым.
— Это моя собственность, — с гордостью заявил мистер Таттерсолл. — Сегодня я выставляю его на аукцион. Великолепен, не так ли? Это чистокровный жеребец. Его отцом был…
Взмахом руки Перегрин прервал рассказ мистера Таттерсолла.
— Выведите его, — приказал он.
Грум вывел из стойла молодого норовистого жеребца. Вскинув голову, животное встало на задние ноги. Сара в испуге отскочила, но Перегрин даже не заметил этого. Он с восхищением смотрел на прекрасного коня, обошел его со всех сторон, что-то шепнул на своем языке, и жеребец успокоился, лишь слегка кося большими блестящими глазами в сторону незнакомца.
— Вы позволите? — Сняв шляпу, принц бросил ее изумленному Таттерсоллу и, не обращая внимания на тревожные взгляды собравшихся людей, вскочил на коня, ударил его пятками по ребрам и с быстротой молнии исчез из вида.
Несколько привыкнув к необычному поведению кафира, Сара была потрясена немного меньше, чем остальные. Она не сомневалась, что ее спутник обязательно вернется, но сейчас под взглядами окружающих совсем растерялась. Спасение пришло в виде солидного добродушного человека, ее дальнего родственника, сэра Уилфреда Уайтмана.
— Отказываюсь верить своим глазам! — закричал он ей в ухо. — Неужели это леди Сара? Этого не может быть! Просто какой-то обман зрения.
— Верь своим глазам, Уилфред, — сказала Сара, протягивая ему руку. — Как поживаешь?
— Прекрасно, моя дорогая, — ответил он с поклоном. — Кто твой спутник? Краснокожий индеец из далекой Америки? Только они ездят на лошадях без седла.
Сара покачала головой.
— Это друг лорда Росса, принц Перегрин из Кафиристана. Прекрасный наездник, не так ли?
— В этом ему не откажешь, — ответил Уилфред с явным уважением.
Сара едва сдерживала смех: если принц хочет стать ходячей легендой, то он на правильном пути. Светские джентльмены, подобные Уилфреду, может, и шокированы таким поведением, но он вызвал их явное уважение. Даже мистер Таттерсолл, оправившись от изумления, выглядел довольным, хотя и передал шляпу Перегрина груму.
Уилфред развлекал Сару светскими сплетнями, когда на площадке появился Перегрин. Казалось, конь и человек довольны друг другом.
— Великолепно, мистер Таттерсолл! — воскликнул принц, передавая лошадь хозяину. — Ваша цена? Я покупаю его до начала аукциона.
Мистер Таттерсолл прищурился, раздумывая, какую цену запросить с этого странного чужестранца.
— Тысяча гиней, — выпалил он.
— Покупаю.
Саре стало жалко бедного мистера Таттерсолла, когда она увидела выражение его лица. Он явно считал, что продешевил, хотя сама Сара думала, что на аукционе никто не заплатил бы такую огромную сумму.
Принц вскочил на коня и подъехал к Саре. Его вьющиеся черные волосы, немного длиннее, чем общепринято, растрепались на ветру, зеленые глаза горели, лицо сияло. Он был великолепен. Таких не встретишь среди англичан.
— Его походка стелется, как шелк, Сара, — сказал он. — Приглашаю вас прокатиться на нем.
Сара почувствовала, что бледнеет. Она в испуге посмотрела на него, всем своим видом давая понять, что такое просто невозможно. Их взгляды встретились, и выражение его лица смягчилось. Как всегда, он все понял. Взгляд его зеленых глаз проникал в душу, высвечивая буквально все, что там происходит. Он склонился и шепнул:
— Доверьтесь мне.
Сара решила убежать куда глаза глядят, но прежде, чем это решение созрело, она, не понимая, что делает, протянула принцу руку и оказалась на коне впереди него. Он дал ей возможность сесть поудобнее, затем тронул коня. Они выехали на улицу, пересекли Гайд-парк-корнер и быстро достигли аллеи для верховой езды под названием Роттен-роу, которая в этот ранний час была почти пуста. Перегрин пустил коня легким галопом. Поначалу отсутствие седла пугало Сару, но вскоре она приспособилась. Тело Перегрина надежно ее защищало. Она расслабилась и прижалась к нему, ощущая все движения его сильного, гибкого тела.
Как правильно подметил Перегрин, жеребец шел легким, стелющимся шагом, как мягко струящийся шелк. Сара расслабилась, и ее тело повторяло движения коня. Она ощутила прежнее блаженство верховой езды, ветер холодил лицо, мечты улетали куда-то ввысь.
— Вам удобно? — спросил принц. Сара кивнула.
— Вы не садились на лошадь с того самого несчастного случая?
— Нет. Бытует мнение, что, поправившись, человек должен как можно скорее вновь сесть на лошадь, но я не могла себя заставить это сделать. Возможно, я просто трусиха.
— Совсем наоборот, милая Сара, вы очень храбрая женщина. Разве не вы, презрев условности, сели на лошадь и пустились вскачь?
— В этом не моя заслуга, а ваша, — сухо ответила Сара.
В этот момент она испытывала как бы раздвоение личности, как будто она разделилась надвое. Одна часть считала, что ее поведение немыслимо. Нарушая законы света, она без седла скачет на лошади с почти незнакомым ей мужчиной. Отец будет вне себя от гнева. Друзья и родственники просто не смогут поверить в случившееся.
Но в то же время другая ее часть нашептывала, что она ведет себя вполне естественно. Загадочный принц родился на противоположном краю земли. Он воспитывался по своим законам и обычаям, которых она совершенно не знает и которые ей чужды. Однако он, как никто, за исключением Росса, понимал ее, говорил с ней открыто, вел себя почтительно. Правда, Росс был близким человеком, почти братом, а кто для нее этот странный принц Перегрин? Почему она ему так доверяет?
Раздумывая над своим поведением, Сара покрепче ухватилась за гриву коня. С самой первой встречи она заметила, что кафир красив. Все женщины смотрели на него с восхищением. Но какое ей до этого дело? Да, Перегрин великолепен и достоин восхищения, но он не имеет к ней никакого отношения. Она дочь герцога, в ее жилах течет благородная кровь, она умна и рассудительна. Так почему же она сидит почти в объятиях этого чужого ей человека? Их тела колышутся в такт движениям лошади, и в этом есть что-то интимное. Никогда в жизни она еще не ощущала близость мужчины, который ее так волнует. Что же будет с ней, если придет настоящая близость?
Сара не считала себя пуританкой, но то, о чем она сейчас думала, заставило ее покраснеть. Каким же испорченным существом она становится! Слава Богу, что принц видит в ней только кузину своего друга. Да, он добр к ней, но он не тот мужчина, которого может привлечь такая особа, как она, к тому же далеко не первой молодости. Похоже, он напрашивается к ней в друзья. Ну что же, с нее и этого достаточно.
— Ну а теперь вы сядете на лошадь снова? — спросил Перегрин, поворачивая коня.
Зная, что без его твердой руки ей будет трудно это сделать, Сара тем не менее ответила:
— Обязательно. Только сейчас я поняла, как соскучилась по верховой езде.
— У Таттерсолла я приглядел маленькую гнедую лошадку, как раз то, что нужно даме. Разрешите мне купить ее для вас.
— Нет! — резко бросила Сара. — Я не могу принять от вас такой подарок.
— А что случится, если вы его примете? — как всегда с любопытством спросил принц. — Вас начнут презирать? Вы подвергнетесь остракизму? Вас перестанут принимать при дворе?
Они остановились на краю парка, пропуская многочисленные экипажи. Воспользовавшись моментом, Сара посмотрела ему в глаза.
— На этот раз вам не удастся уговорить меня. У меня нет ни нужды, ни желания иметь эту лошадь. Я никогда не приму от вас такой подарок. Вам это понятно?
Перегрин прищурился, но в следующее мгновение на его лице появилась широкая улыбка.
— Абсолютно понятно, ваша милость. Я умею соглашаться.
Весело смеясь, они въехали во двор Таттерсоллза. Перегрин к этому времени был в полном восторге от леди Сары. Ее смелое поведение и в то же время поразительное для него упрямство очаровали его. Если первоначально в его намерения входило только разлучить ее с Велдоном, то сейчас он твердо решил покорить и обладать ею, что должно быть приятно для них обоих.
Глава 4
На следующий день после экскурсии в Таттерсоллз Перегрин встретился за обедом в лондонском клубе «Сити» с мистером Велдоном. Бенджамин Слейд говорил ему, что именно в этом клубе богатые дельцы устанавливают контакты с высшими правительственными чиновниками и знатью. Здесь Ротшильды якшаются с премьер-министрами. Но даже без разъяснений своего поверенного Перегрин знал, почему Велдон является постоянным завсегдатаем клуба: здесь источник его богатства, силы и власти.
Со дня их первой встречи Перегрину удалось затушить в себе на время огонь ненависти, и сейчас он готов был к встрече, сохраняя абсолютное хладнокровие. Ситуация даже забавляла его. Цель Велдона была проста: убедить иностранца стать инвестором. У Перегрина же были далеко идущие планы: сначала подружиться со своим врагом, нащупать его слабое место и только потом нанести сокрушительный удар.
За обедом, дорогим и обильным, шла обычная беседа, и только когда они перешли в курительную, расположились в мягких креслах и заказали себе по рюмочке портвейна, Велдон приступил к делу.
— Если вы хотите вложить деньги в этой стране, ваше высочество, — начал он, обрезая кончик сигары, — та лучшего поля для бизнеса, чем строительство железных дорог, вы не найдете. За ними будущее. Уже сейчас многие компании погрели на этом руки, но дальнейшее сулит еще большие выгоды.
— Боюсь, что фортуна больше не повернется к нам лицом, — заметил Перегрин. Он не хотел, чтобы в данной игре противник считал его бараном, с которого можно стричь шерсть.
— Пару лет назад все были охвачены идеей вкладывать деньги в железные дороги, и что из этого вышло? Компании разорялись, дробились, соперничали друг с другом, обещая многое и не выполняя ничего. Они попросту зря растратили капиталы.
Велдон в удивлении поднял брови и с уважением посмотрел на принца.
— Я вижу, вы хорошо изучили предмет. Да, железнодорожная индустрия сейчас находится в состоянии реорганизации. Инвесторы выжидают, а капиталы накапливаются. В последующие два или три года произойдет железнодорожный бум. Деньги потекут рекой, и мелким инвесторам там нечего будет делать. Выгоду получат те, кто рискнет вложить деньги сейчас.
— Возможно, — согласился Перегрин, потягивая портвейн. — У вас есть на примете какая-нибудь определенная железная дорога?
— Да Лондон — Сауттемптон, — ни минуты не раздумывая, ответил Велдон. — Саутгемптон — один из важнейшим портов страны, и его связь с Лондоном, имеет большое экономическое значение. Часть дороги уже была построена перед тем, как начался отток капитала и мелкие вкладчики разорились. В настоящее время не представит труда приобрести контрольный пакет акций, а приток нового капитала позволит закончить линию. Эта железная дорога станет самой прибыльной в Англии.
— Если компания не сомневается в своем: успехе, то почему она не может уже сейчас привлечь новых инвесторов? — спросил Перегрин, стряхивая пепел с сигары.
— Очень уместный вопрос, — ответил Велдон. Его тон и даже выражение лица изменились, когда он понял, что имеет дело с себе равным.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...