ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Теперь для нее начинается семейная жизнь. Что она сулит ей?
— Я рада, что свадьба состоялась в Хеддонфилде, — сказала она мужу с легким смущением. — Здесь все гораздо проще, чем в Лондоне. Слава Богу, что все так быстро закончилось.
— Да, женитьба — непростое дело, — заметил Перегрин, весело блестя глазами. — Представь себе, через что проходят мусульманские мужья, ведь у каждого из них по четыре жены.
— Представляю, сколько у них хлопот с составлением списка гостей и их рассаживанием. У меня от всего этого и сейчас голова идет кругом. Может быть, именно поэтому христианская церковь разрешает иметь только одну жену.
Перегрин внимательно посмотрел на Сару и заметил, что, внешне сохраняя спокойствие, она вся напряглась. Эта женщина не переставала удивлять его. Когда она шла к алтарю в платье цвета слоновой кости, с распущенными золотыми волосами и полными покорности глазами, у него защемило сердце.
Перегрин видел, что Сара немного напугана. Он чувствовал, что она боится не его самого, не брака как такового, а той неопределенности, что с ним связана, и не винил ее. Он действительно непредсказуемый человек.
Что же заставило Сару покориться судьбе и выйти за него замуж? Ему очень хотелось получить ответ на этот вопрос, но пока не настало время.
Жена отвела глаза от его пристального взгляда и стала медленно стягивать перчатки.
— Куда мы едем? — спросила она.
— Я все ждал, когда ты об этом спросишь. В Сулгрейв, если, конечно, у тебя нет других предложений.
— Может, нам лучше заночевать в гостинице? Можно остановиться в Оксфорде, в гостинице «Черная лошадь», это нам по пути.
— Ночевать мы будем в Сулгрейве, — ответил Перегрин.
— Но это же очень далеко, — удивилась Сара.
— Не очень, — рассмеялся муж. — Должен я все рассказать тебе сейчас или ты подождешь моего сюрприза?
— Пусть будет сюрприз.
Голос Сары звучал спокойно, но по тому, как она вертела кольцом, можно было заметить, что она нервничает. Решив покончить с формальными отношениями, Перегрин заключил жену в объятия и усадил к себе на колени.
— Я думаю, что так тебе будет удобнее, — сказал он.
— Как хорошо, что Курам и Дженни едут в другой карете и не видят, как мы себя ведем, — ответила Сара, переводя дыхание. Она все еще находилась в напряжении.
— Сара, когда я тебе сказал, что готов ждать сколько угодно, я не ограничивался только днем свадьбы.
— Не понимаю, — смущенно ответила Сара.
— У древних индусов есть хороший обычай. Девочки там выходят замуж совсем молоденькими за мужчин значительно старше их. Грубое поведение со стороны мужчин может вызвать у них отвращение к супружеской жизни, поэтому обычай велит, чтобы они сначала пожили вместе, постепенно привыкая друг к другу. Только через десять дней они могут обменяться первыми поцелуями и постепенно подходят к супружеским обязанностям, которые наступают только тогда, когда мужчина уверен, что его жена созрела для этого.
В глазах Сары вспыхнули веселые огоньки.
— Это мне напоминает поговорку: сначала украл, потом задумался. Не кажется ли тебе, что ты несколько поздно вспомнил об этом обычае?
Перегрин весело рассмеялся, радуясь, что к Саре вернулось обычное чувство юмора.
— На ошибках учатся, Сара. К сожалению, все произошло слишком быстро. С этого момента я буду ждать, когда ты сама будешь готова.
— А не будет ли это… — Сара замолчала, подыскивая слова, — трудным для тебя?
Как это похоже на Сару — думать сначала о других и лишь потом о себе.
— Я думаю, что твоя подготовка не растянется на месяцы, — ответил Перегрин, — но я готов ждать сколько угодно. Надо, чтобы твоя душа обрела гармонию с телом. Не беспокойся обо мне, в ожидании есть особое удовольствие.
— Ты удивительный человек, Микель, — сказала с улыбкой Сара. — Спасибо тебе.
Она положила голову ему на плечо и поудобнее устроилась у него на коленях, обняв его одной рукой за талию, а другую положив ему на грудь. Перегрин чувствовал, как напряжение покидает ее.
Теперь напряжение перешло к Перегрину, так как Сара была права, усомнившись, выдержит ли он. Чувственные изгибы ее тела вызвали в нем страстное желание, и он понял, что дал непосильное обещание. Однако он должен во что бы то ни стало сдерживать себя, ведь Сара впервые со дня их встречи так доверилась ему.
Перегрин погладил Сару по голове, и она издала звук, похожий на мурлыканье кошки. Его жена. Удивительная вещь — жизнь. Ведь всего несколько недель назад он и не думал жениться. Когда же ему в голову пришла эта мысль? Может, тогда, когда он скомпрометировал ее? Но почему? Почему он вдруг решил жениться на ней? Чтобы ответить на этот вопрос, понадобится целая жизнь, но так или иначе он рад, что она теперь его жена.
Дорога, по которой они ехали, была гладкой, без единого ухаба, и Сара безмятежно спала в объятиях Перегрина. Он вдыхал нежный запах ее волос, и теплое чувство к этой женщине охватило его. Никогда в жизни он не испытывал такой теплоты и нежности по отношению к другому человеку. Сколько еще открытий ему предстоит сделать в самом себе с помощью этой женщины?
— Как вам понравился локомотив, леди Сара? — спросила Дженни, расшнуровывая корсет своей хозяйки. — Кому как не принцу могла прийти в голову мысль нанять целый вагон только для нас четверых.
— Все было чудесно, — ответила Сара, с облегчением вздыхая, освободившись от корсета. — Теперь я понимаю, почему железная дорога стала такой популярной. Она сокращает расстояние, и ехать по ней гораздо приятнее, чем трястись в карете по ухабистой дороге.
Мало того что ее заботливый муж купил для них целый вагон, он еще заказал туда роскошный ужин и позаботился о том, чтобы в Лондоне их встретили две кареты, которые доставили новобрачных и их слуг к конечному пункту путешествия — в Сулгрейв. Здесь Перегрин помог Саре выйти из кареты и, подхватив на руки, внес в дом.
— У тебя хорошая комната, Дженни? — спросила Сара, снимая чулки. — Я еще не видела служебную половину дома.
— Я только забежала туда, чтобы оставить вещи, миледи, но на первый взгляд она просто чудесная, — ответила девушка, вынимая шпильки из волос хозяйки. — Мне нравится этот дом.
— Мне тоже он нравится. Очень удобный, здесь все продумано до мелочей. Только женщине могла прийти в голову мысль расположить туалетную комнату между спальнями хозяев.
— Вы напомнили мне, что я должна приготовить для вас ванну! — воскликнула Дженни. — Я заберу с собой Фурфейса, чтобы он не мешал вам спать.
Сара рассмеялась, увидев недовольное выражение на мордочке полосатого кота, когда Дженни взяла его на руки. Это был тот самый дружелюбный кот, которого Сара встретила на конюшне в день своего первого приезда в Сулгрейв. Со слов мужа она знала, что кот переселился в дом в тот же день, когда туда приехал жить сам хозяин. Он назвал его Фурфейсом, и кот стал членом их семьи.
Оставшись одна, Сара села перед зеркалом и задумалась. Как мудро поступил муж, дав ей время привыкнуть к нему. Если бы не его решение, она бы сейчас была как натянутая струна, а теперь она может расслабиться и встреча с мужем не страшит ее.
Сара приняла ванну, надела украшенную вышивкой белую ночную рубашку и такого же цвета муслиновый халат и стала ждать. Муж дал ей возможность побыть одной, но сейчас она уже хотела снова его увидеть.
В нетерпении скорее увидеть Перегрина Сара стала ходить по спальне. Это была просторная комната с видом на холмы. Сейчас ее освещали три лампы, в свете которых комната приобрела сказочный вид. Микель обставил ее по своему вкусу. На одной из стен висела великолепная картина с горным пейзажем, на полу лежал красочный китайский ковер, толстый и упругий.
Кровать, однако, была английской — сделанная из орехового дерева с пологом на четырех столбиках, низкая и просторная. Сара провела рукой по ее полированным боковинам и с восхищением посмотрела на голубое кружевное покрывало, которое Дженни предусмотрительно отогнула так, чтобы были видны простыни из тончайшего льняного полотна.
Внезапно перед мысленным взором Сары всплыла картина в саду, когда ее доверие и ожидание удовольствия обернулись болью и злостью. Перегрин предал ее тогда, подчинив своей страсти. Сара вздохнула и отошла от кровати. Она виновата не меньше, чем он, — не надо быть такой доверчивой. Сара постаралась отогнать воспоминание, чтобы не портить очарование этого вечера.
Она продолжала осматривать спальню. На столике между окнами она заметила небольшую скульптуру лошади, сделанную из жадеита, и вазу китайского фарфора, полную темно-красных роз. Сара ожидала увидеть Сулгрейв несколько скучным, так как Перегрин пока не занимался его переустройством. Но он заполнил весь дом цветами, что придавало старому дому определенное очарование. Эти розы, похоже, срезаны перед самым их приездом, и на их лепестках еще лежала роса. Сара понюхала один цветок. Красное означает страсть, вспомнила она.
Как бы точно рассчитав время, в спальню вошел Ми-кель. Его загадочную восточную красоту подчеркивала черная бархатная мантия, украшенная затейливой вышивкой из пурпура и золота. Он был великолепен и походил на жителя другой планеты. Сара вспомнила, что тетя Маргарита окрестила его блистательным язычником, и в тот же миг почувствовала дрожь в коленях.
Ее муж все предусмотрел, чтобы сделать первую брачную ночь сказочной и таинственной. Забыв о правилах хорошего тона, Сара воскликнула:
— Какой чудесный покрой! Наверное, такую одежду носят на Среднем Востоке? Микель кивнул.
— Это турецкий кафтан. Мне иногда нравится носить восточную одежду.
Он пересек комнату и подошел к окну, где стояла Сара.
— Дженни нашла все, что надо? Дворецкий очень расторопный, но пока быт в доме не налажен.
— Все чудесно, — заверила мужа Сара. — Хотя мне казалось, что комната, в которую ведет эта дверь, должна быть спальней хозяйки.
Скрестив на груди руки, Перегрин прислонился к стене. Черный кафтан делал его выше и шире в плечах.
— Ты действительно хочешь спать одна, Сара? — спросил он. — Я ни за что не заставлю тебя делать что-нибудь против желания, но я никогда не понимал пристрастия англичан к отдельным спальням. Люди женятся для того, чтобы спать вместе. Как новобрачная может привыкнуть к мужу, если она не спит с ним?
Сара покраснела и сделала вид, что нюхает розу.
— Мне никогда не приходилось спать с кем-то вместе. Возможно… стоит попробовать. Ты сегодня столько сделал, чтобы я чувствовала себя комфортно. Спасибо, Микель.
— Я рад, — скромно ответил муж. — Постараюсь угождать тебе и в будущем.
Такое заявление очень обрадовало Сару. Если бы она уже не была влюблена в него, то влюбилась бы с этой самой минуты. Как жаль, что она не может сказать ему о своей любви. Шагнув к нему, она обвила руками его шею.
— Никто из мужчин не доставлял мне такого удовольствия, как ты.
Расценив ее объятия как призыв, Микель крепко прижал Сару к груди.
— Ах, Сара, милая Сара, как приятно держать тебя в объятиях и прижимать к сердцу, когда на тебе нет этих женских штучек.
— Я сама не люблю их носить, — ответила Сара, еще крепче прижимаясь к его сильному телу.
Несколько минут они стояли, молча держа друг друга в объятиях.
— Мне кажется, что каждая ночь медового месяца несет в себе новое открытие. Но коль скоро мы решили следовать индусскому обычаю, что мы должны делать сейчас? — спросила Сара с лукавством.
Микель на минуту задумался, и его лицо стало серьезным.
— Я много путешествовал и многое повидал, — сказал он. — Хочешь, я прочитаю тебе лекцию о сексуальной жизни разных народов и, возможно, кое-что продемонстрирую? Если что-то не понравится, прерви меня.
— Лекция, да еще с иллюстрациями, — рассмеялась Сара, — это интересно. — Она потерлась щекой о кафтан мужа.
— Я постараюсь не выходить за рамки приличий, — сказал Микель, взяв жену за подбородок. — Начнем с того, что предназначение женщины — рожать детей. Это закон природы, и он дает ей право найти себе сильного мужчину, который мог бы защитить и ее, и детей.
Плохой мужчина может погубить жизнь женщины, поэтому девочек с самого раннего детства учат разбираться в мужчинах и их намерениях.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...