ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сейчас мне очень хочется жениться на тебе. Конечно, если ты не возражаешь.
Дженни молчала, чувствуя, что если она сейчас заговорит, то снова заплачет. Она с нежностью положила руку на грудь Бенджамина. Девушка знала много мужских тел, прекрасных и безобразных, но ни одно из них не было ей так приятно, как тело этого лежащего рядом с ней человека. Оно не пугало ее, и ей хотелось к нему прижаться. Такое она испытывала впервые.
Занимаясь с ним любовью, Дженни чувствовала себя счастливой. Она часто слышала, что женщина может испытывать такую же страсть, как и мужчина, но не верила этому. Сейчас она твердо знала, что придет день и ее нежность перерастет в настоящую страсть.
— Я с удовольствием приняла бы твое предложение, но давай пока не спешить, вдруг я успею наскучить тебе.
— Ты никогда не наскучишь мне, Дженни, но я не хочу торопить тебя. Брак — дело серьезное, и ты должна все хорошо обдумать. А пока…
Слейд поцеловал Дженни, на этот раз очень серьезно. Она ответила ему таким же серьезным поцелуем. Может, впервые в жизни Слейд почувствовал себя настоящим мужчиной.
Глава 23
Кейн лежал в высокой траве, наблюдая в подзорную трубу за двумя всадниками, беззаботно скачущими по гребню холма. Он не верил своему счастью. Приехав в Сулгрейв выяснить обстановку, он сразу же наткнулся на тех самых людей, чьей смерти так жаждал Велдон. Какими же надо быть дураками, чтобы так беззаботно скакать на открытом пространстве!
Хотя его хозяин приказал ему отложить акцию на несколько дней, Кейн не собирался следовать его приказу. Надо быть последним идиотом, чтобы не воспользоваться такой прекрасной возможностью. Сразу два нужных ему человека. Такой случай может больше не представиться. Конечно, Велдон разозлится, но ему, Кейну, нет до этого дела. Удовольствие убить сразу двоих редко выпадало на его долю. Пусть хозяин бесится, но он не откажет себе в этом удовольствии. Он гораздо нужнее Велдону, чем тот ему.
Левой рукой Кейн сжимал легкое спортивное ружье с точным прицелом, сделанное в Пруссии. Он полз по склону холма, пока не нашел подходящего места для засады. Эти двое обязательно будут возвращаться той же дорогой, вот тут-то он и прикончит их.
Сива скакал во весь опор по дороге, вьющейся вдоль холмов. Перегрин прижался щекой к шее коня, чувствуя, как ветер обдувает его разгоряченное лицо.
Два дня, прошедшие после бала, были для Перегрина очень трудными. Он присматривался к Саре, боясь, что ее отношение к нему резко изменится после того, как она узнала правду о нем. Но жена, как всегда, была приветливой и ласковой. Она даже бровью не повела, когда он привез в поместье Бенджамина и сказал ей, что Слейд погостит у них несколько дней. Более того, Сара постаралась сделать все возможное, чтобы пребывание гостя в доме было приятным.
Однако под внешним спокойствием Перегрина и его жены скрывалось некоторое напряжение. Он чувствовал, что оно сохранится до тех пор, пока он не расскажет ей все до конца, а именно об их отношениях с Велдоном, которые привели к кровавой вражде. Сколько раз он порывался продолжить свой рассказ, но в последнюю минуту отступал.
Перегрин не раскрывал своего секрета по двум причинам. Первая — глубокое отвращение к тому, о чем придется рассказывать. Ему хотелось, чтобы ни одна живая душа не ведала о том, что с ним произошло, а уж тем более Сара. Он знал, что может довериться ей, что ее благородное сердце все поймет и простит, но как трудно говорить о своем унижении, хотя это и дела давно минувших дней…
Вторая причина — он пока еще не знал, что делать дальше. Надо скорее на что-то решаться, нельзя, чтобы инициативу перехватил его враг. Это очень опасно. Но еще опаснее действовать вслепую.
Перегрин был рад, когда к ним приехал Росс и предложил совершить прогулку верхом. Росс был одним из тех, кто хорошо осознавал ситуацию и мог понять, почему из законопослушного гражданина Перегрин превратился в заклятого врага Велдона.
Перегрин попридержал коня, и вскоре Росс поравнялся с ним.
— Твоя кляча случайно не родственница кобылы Сары? — со смехом спросил Перегрин.
— Не бросай слов на ветер, — рассмеялся Росс, с любовью потрепав по холке свою лошадь. — Как-нибудь мы устроим настоящие скачки, и она покажет, на что способна.
— Охотно верю, — ответил Перегрин.
Мужчины развернули лошадей и поехали обратной дорогой, стараясь держаться бок о бок. Настроение Перегрина стало меняться. Он внимательно оглядел окрестности и нахмурился.
— Мы выбрали не лучшую дорогу, — сказал он. — Здесь мы как на ладони. Нас могут подстрелить, как куропаток, а я даже не взял с собой ружья.
— Неужели ты и вправду думаешь, что Велдон постарается убить тебя?
— Я ничуть не сомневаюсь в этом, хотя думаю, что это произойдет гораздо позже. Сначала он постарается устранить Слейда и привести в порядок свои бизнес. — Перегрин внимательно посмотрел на друга. — Боюсь, после того, что произошло на балу, ему захочется разделаться и с тобой. Ты заметил, как он посмотрел на тебя, когда ты выступил в мою защиту?
Росс кивнул.
— Мне казалось, этот человек всегда немного не в себе, а твоя вендетта обнажила в нем все худшее.
— Дьявол, который всегда сидел в нем, наконец вылез наружу. Защищая меня, ты покрыл его позором, и он тебе этого никогда не простит. Тебе и Саре.
— Если бы ты тогда не был в таком шоке, то сам бы смог оправдаться перед Викторией.
Дорога сузилась, и Росс проехал вперед, затем снова расширилась, и они поскакали рядом.
— Я впервые в жизни видел, что ты растерялся, — сказал Росс. — И если бы не наше вмешательство, королева скорее поверила бы ему.
— Не сомневаюсь, — сухо ответил Перегрин. — Что значит слово какого-то иностранца против слова благородного джентльмена? Естественно, королева скорее поверила бы Велдону. Я не ожидал, что мои друзья могут солгать, защищая меня.
— Я вовсе не лгал, — с невинным видом заметил Росс. — Я действительно встретил тебя в Кафиристане, и если твой дом нельзя назвать дворцом, то он по крайней мере самый большой в деревне, и кафиры относятся к тебе с большим уважением. И Сара тоже не солгала. Просто ее понятие достойного человека гораздо шире, чем у королевы Виктории.
Перегрин громко рассмеялся.
— Вы оба мне под стать.
— Ты действительно родился в Лондоне? — спросил Росс.
— Да. — Перегрин вкратце рассказал Россу то, что уже поведал Саре. — Мне кажется, ты не очень удивлен, — заметил он под конец.
— Совсем не удивлен, — ответил Росс. — Даже в Кафиристане я не считал тебя настоящим кафиром. Когда в начале лета ты приехал в Англию, я пришел к выводу, что ты европеец. А если европеец, то почему бы тебе не быть англичанином?
— Чем я себя выдал? — спросил Перегрин. Росс на минуту задумался.
— Да многим. Образ мышления больше похож на западный, чем на восточный… Сейчас всего и не припомнишь.
— Ты много путешествовал, и тебе есть с кем сравнивать. Я так и думал, что ты рано или поздно догадаешься. Тебя не смущает тот факт, что я трущобный ублюдок?
Росс окинул Перегрина холодным взглядом.
— Ты этим гордишься или стыдишься?
— Стыжусь? Нет. Скорее горжусь. Если бы я вырос в тепличных условиях, то в дальнейшем не выжил бы. Судьба уготовила мне трудную жизнь.
— Тогда ты должен быть благодарен ей за то, что она дала тебе возможность стать таким, какой ты есть.
Таким образом, вопрос о происхождении Перегрина был закрыт. Британское общество было пропитано классовыми предрассудками, но Перегрину повезло — его жена и лучший друг не разделяли их.
Некоторое время они ехали молча. Перегрин продолжал внимательно оглядывать холмы и деревья на них. Он заметил, что Росс делает то же самое.
— Как ты решил поступить с Велдоном? — нарушил молчание Росс.
— Откровенно говоря, пока не знаю. — Перегрин рассказал другу о налете на дом Слейда. — Если бы возник пожар, то Бенджамин мог сгореть, к тому же многие документы были бы уничтожены. Велдон должен умереть. Сейчас он опасен для многих. Вопрос только — как. Боюсь, закон не защитит нас от него.
— Что это ты вдруг заговорил о законе? — спросил Росс. — Мне казалось, что ты собираешься убить его сам.
— Да, я уже привык к этой мысли.
— Тогда что же останавливает тебя?
Перегрин в удивлении поднял брови.
— И ты не собираешься читать мне мораль?
— Конечно, идея убийства мне совсем не по душе, — резко ответил Росс. — Но я не вижу другого выхода. Между вами такая смертельная, непримиримая вражда, что один из вас должен непременно умереть. Я бы предпочел, чтобы это был Велдон.
— Если я убью Велдона, то собираюсь сделать это так, чтобы ничто не указывало на меня, — сказал Перегрин, благодарный другу за то, что тот понимает его. — Если же мне не удастся сделать это незаметно, то я буду вынужден покинуть Англию. Дай мне слово, что ты не бросишь Сару одну. — Перегрин попридержал коня и посмотрел на Росса. — Сейчас мне спокойнее — я знаю, что хоть один человек понимает меня, — продолжал он.
— Ты что, собираешься бросить свою жену? — Темные глаза Росса вспыхнули гневом.
Это разозлило его больше, чем то, что Перегрин намеревался убить Велдона.
— Я женился на ней не для того, чтобы в скором времени бросить. Но, откровенно говоря, у меня нет уверенности, что она захочет уехать со мной, — холодно ответил Перегрин. — Вся ее жизнь прошла в Англии, здесь ее родные и друзья. Как я могу увезти ее от них?
— Предоставь ей самой сделать выбор, — не менее холодно заметил Росс. — Если ты оставишь ее одну, то, клянусь, я найду тебя, и ты пожалеешь, что приехал в Англию.
Перегрин расхохотался.
— Ты стал Похожим на меня: те же слова, те же угрозы. Вот что значит чужое влияние. — Росс улыбнулся, и Перегрин продолжал: — Поверь, у меня нет ни малейшего желания убегать из Англии как преступнику и ставить Сару перед выбором. Я ничем не хочу омрачить ее жизнь. — Перегрин в душе был почему-то уверен, что выбор Сары падет не на него. — Я просто хочу, чтобы ты был готов к самому худшему, — заключил он.
— Не давай убивать себя, — сказал Росс. — Саре это совсем не понравится, а меня поставит в ужасное положение, когда я буду вынужден охотиться за Велдоном, чтобы защитить нас с Сарой. В условиях Англии это будет сделать трудно.
— Очень трудно, — согласился Перегрин. — Когда я приехал сюда, то считал, что убить Велдона — пустяковое дело, но с тех пор моя жизнь усложнилась самым невероятным образом.
— Теперь ты знаешь, что такое реальная жизнь, — с усмешкой заметил Росс.
Заслышав стук лошадиных копыт, Кейн стал готовиться. Он сидел в засаде между скалами и хорошо видел свои жертвы. Люди верхом на лошадях — прекрасная мишень для такого меткого стрелка, каким был он.
Кейн лег на живот, крепко зажав в руках ружье. Такую работу лучше делать самому, помощники только помеха.
Как глупо они вели себя в доме Слейда. Никому ничего нельзя поручить, все надо делать самому.
Всадники ехали рядом. Кейн внимательно присмотрелся, чтобы еще раз убедиться, что они именно те, кто ему нужен. В таких делах надо быть предельно внимательным.
Лорд Росс был к нему ближе, но Кейн решил сначала застрелить Перегрина — этот иностранец очень ловок и может повести себя хладнокровно, в то время как лорд Росс, этот мягкотелый аристократ, скорее всего растеряется и начнет паниковать, прежде чем пуля настигнет его.
Кейн стал целиться Перегрину прямо в сердце. Момент, еще момент… Не торопясь, Кейн спустил курок.
Если бы в это мгновение солнце не вышло из-за тучи, то случилось бы то, что должно было случиться. Но солнце осветило холмы, и Росс заметил яркую вспышку в кустах. Его реакция была мгновенной. Годы странствий, связанных с многочисленными опасностями, дали о себе знать.
— Прыгай с коня! — закричал он другу, закрывая его своим телом.
Росс сразу сообразил, что пуля предназначена Перегрину, который, ни о чем не ведая, но чувствуя опасность, осматривал деревья слева.
Перегрин услышал крик друга и почувствовал, как рука Росса тянет его вниз. Он резко развернулся, но было уже поздно.
Пуля поразила Росса в спину. Теряя сознание, он успел подумать, что за странная штука эта жизнь — он выжил в диких горах Афганистана для того, чтобы умереть среди мирных зеленых холмов Англии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...