ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Светила полная луна, и она вспомнила такой же лунный вечер, когда они танцевали в саду. Казалось, прошла целая вечность, хотя от того вечера их отделяло всего несколько недель. За это время она стала совсем другой женщиной, а он оставался все таким же красивым, соблазнительным мужчиной, правда, успев превратиться из опасного соблазнителя в ее будущее.
— Тетя Маргарита сказала, что если вы выдержите испытание обедом, значит, у вас крепкие нервы, — заметила Сара. — Похоже, вам удалось поладить с отцом?
Перегрин взял ее под руку, и они стали медленно ходить по вымощенным дорожкам.
— Он сердит на меня, но, будучи человеком воспитанным, не подает вида. Я думаю, всем отцам не нравится, когда другой мужчина уводит их дочь.
Тактичный ответ Перегрина не обманул Сару. Она поняла, что отец не в восторге от их брака. Стараясь сменить тему, девушка сказала:
— Мне кажется, что теперь мы можем перейти на ты, и я, как и Росс, буду называть тебя Микель. Или у тебя есть другое имя?
— У меня было много разных имен, но Микель Канаури — мое настоящее имя.
— Микель Ка-на-ури, — по складам повторила Сара, стараясь привыкнуть к незнакомому сочетанию букв. — Микель похоже на христианское имя Михаил, которое мне всегда нравилось. Михаил-архангел. По библейскому преданию, он ангел-хранитель всех верующих в Христа.
— Боюсь, что мне это имя совершенно не подходит, — рассмеялся Перегрин. — Я мало похож на ангела. Сара изучающе посмотрела на его четкий профиль.
— Кроме того, Михаил — военачальник, карающий меч Господа. Он возглавляет целую армию ангелов-воинов.
— Тогда это не такое уж и плохое имя, — ответил Перегрин. Он остановился и посмотрел Саре в глаза. — Мне нравится быть твоим женихом, теперь я могу открыто смотреть на тебя. Ты сегодня чудесно выглядишь.
— В таком случае это просто чудо, — ответила Сара со смущенной улыбкой. — Мне пришлось одеваться самой, так как я уволила свою горничную.
— Могу я спросить, за что?
Сара молчала, не зная, что ответить.
— Она дерзко вела себя, — наконец проговорила Сара.
— Кажется, догадываюсь: она сказала что-нибудь оскорбительное по поводу твоего выбора жениха. Наверное, мне лучше не знать об этом.
— Наверное, — сдержанно ответила Сара.
— Ты нашла кого-нибудь взамен? Если нет, то у меня на примете есть одна молодая особа. У нее была трудная жизнь, но сейчас все дурное миновало и она учится на горничную. Очень старательная девушка.
— Что значит — у нее была трудная жизнь?
— Это не очень приятная история, — ответил Перегрин, изучающе глядя на Сару. — Совсем юной она была продана отцом в публичный дом и провела там несколько лет.
— Понимаю, — сказала Сара и задумалась.
Какой сегодня странный день. Еще вчера она была всеми уважаемой невестой Чарлза Велдона. Не прошло и суток, как она лишилась девственности, приобрела нового жениха, и вот теперь ей предлагают в служанки проститутку. Интересно, как Микель познакомился с ней. Неужели он хочет ввести свою любовницу в дом жены? Этого не может быть, подумала Сара и решила не задавать лишних вопросов.
— Пришли мне эту девушку, — сказала она. — Если у нее хороший характер, то я возьму ее.
— Так просто? — удивился Перегрин. — Ты не считаешь, что ее прошлое замарает тебя?
— Моя бывшая горничная бросила мне в лицо, что это я замарала ее, так что теперь мы все равны.
— Вы, миледи, живое воплощение добродетели. Благородное воспитание не превратило вас в бесчувственную женщину. — Перегрин погладил Сару по щеке. — Три недели — невыносимо долгий срок, — проговорил он прерывающимся от волнения голосом, продолжая гладить ее щеки, шею и вызывая в ней ответное чувство.
Но на этот раз Сара не поддалась. Она помнила о том, что произошло сегодня утром, и это отрезвляло ее.
— Знаешь, что я хочу от тебя, Микель? — спросила Сара, отступив от него. — Чтобы ты научился ждать.
— Похоже, ты очень расстроилась, — сказал задумчиво Перегрин. — Не бойся, Сара, больше этого не повторится. Я умею ждать и буду ждать, пока ты сама этого не захочешь. Возможно, нам не стоит до свадьбы встречаться наедине. Будем видеться только на светских мероприятиях. Это предостережет нас от дальнейших… неверных шагов.
— Спасибо за понимание, — голос Сары потеплел. — Очень мило с твоей стороны.
— Я не самый последний дурак, чтобы за один день повторить ошибку, — ответил Перегрин, широко улыбаясь. Он взял ее за подбородок и нежно поцеловал.
— А сейчас идем в дом, пока я все-таки не наделал еще глупостей.
У Сары кружилась голова. Она была благодарна Перегрину. Этот сильный порывистый человек мог быть очень разумным и великодушным. Она пыталась разобраться в себе, в своем отношении к нему и пришла к выводу, что ее чувство к Микелю больше, чем простое увлечение или даже страсть. Вне всякого сомнения, это настоящая любовь, глубокая и необратимая. Это открытие наполнило радостью все ее существо. Такую радость испытываешь, когда мчишься на полном скаку по зеленому лугу или кружишься в вихре вальса по бальному залу. Нет, пожалуй, эта ее радость была в тысячу раз сильнее…
Не в силах расстаться с Сарой, Перегрин продолжал держать ее за талию. Взяв в руки его голову, она притянула ее к себе и, преисполненная благодарности, нежно поцеловала. Понимая, что руководит ею, Перегрин ответил таким же нежным, легким поцелуем, и его руки еще крепче сжали ей талию.
Саре хотелось продлить очарование момента, запомнить его прикосновение, взгляд, тепло его тела, нежность поцелуя, его мужской запах и силу, исходившую от него. Придя к выводу, что она любит его, Сара в то же время чувствовала, что совершила ошибку, полюбив такого незнакомого и непредсказуемого человека, тем более что он, несмотря на свою страсть, не платил ей взаимностью. В его сердце не было любви к ней. Но, несмотря на это и неопределенное будущее, которое сулит ей странный брак, Сара знала, что никогда не пожалеет о своей любви.
Соблюдая местный обычай, Перегрин приехал в Чепелгейт в карете, которой правил Курам. Сейчас, по дороге обратно, он сам взял вожжи. Слуга сидел, развалившись на сиденье, довольный, что его везет хозяин.
— Ты выглядишь весьма удовлетворенным, — сказал ему Перегрин. — Похоже, тебе на кухне было неплохо.
Курам улыбнулся, обнажив белые ровные зубы.
— Английские девушки очень дружелюбны, — ответил он. — Им любопытно, что собой представляют свирепые чужеземцы.
— Знаю, — усмехнулся Перегрин. — Я женюсь на одной из них.
— Напрасно вы связываетесь с женщиной. От них сплошные неприятности.
— И тем не менее я намерен жениться, Курам. Приближается зима, ночи здесь холодные, — сказал Перегрин, пуская лошадей шагом, — а моя женщина теплая, как янтарь, и нежная, как китайский шелк.
— Она смахивает на норовистую арабскую кобылку, — заявил Курам. — Мужчине необязательно брать жену только для того, чтобы она согрела постель.
— А ты циник, Курам, — заметил Перегрин строго.
Езда по залитой лунным светом дороге наводила на размышления. Как странно распорядилась судьба. Двадцать пять лет он думал только о себе, а сейчас ему вдруг захотелось осесть, пустить корни, создать семью, заботиться о жене.
Конечно, было бы лучше подождать, пока он разделается с Велдоном, так как дом и жена могут стать помехой в его деле, но тогда может случиться так, что он потеряет и то, и другое, а он уже успел прикипеть к ним. Судьба не посылает два раза один и тот же подарок. Второго такого случая уже не будет. Он всегда мечтал о таком доме, как Сулгрейв, а что касается Сары…
Ах, Сара! Не найти слов, чтобы описать ее. Она символ его первой победы над Велдоном. Умная, нежная, честная и очень мужественная. Хотя он и жалеет, что так поступил с нею, но это позволило открыть в ней новые качества. Находиться рядом с Сарой — уже от этого испытываешь огромное удовольствие, а ласкать ее…
Когда они поженятся, он постарается загладить вину. Будет более сдержанным, обращаясь с ней, как с фарфоровой статуэткой. Она простила и приняла его и не пожалеет о своем великодушном решении.
Подъезжая к Сулгрейву, Перегрин твердо знал, что скоро получит все, о чем так долго мечтал: отмщение, дом и жену. С уверенностью воина, идущего на битву, он знал, что победа будет за ним.
Глава 14
По дороге к дому брата Чарлз Велдон со злорадным удовольствием вспоминал события дня. Утром он побывал во многих клубах, днем нанес визит нескольким светским дамам, известным в обществе сплетницам, сообщив всем, что разорвал помолвку со своей невестой. Жаль, что нельзя было рассказать все в подробностях, иначе прослывешь неджентльменом. Но, являясь мастером интриг, он хорошо умел, где надо, выдержать паузу, многозначительно улыбнуться, презрительно хмыкнуть.
Весть о разрыве помолвки с леди Сарой Сент-Джеймс многими была встречена с восторгом. Некоторые светские красавицы сами имели виды на дикаря и с удовлетворением отмечали, что гордячка Сара ничуть не лучше их самих, а может, даже и хуже.
В общем, день выдался удачным. Если репутация леди Сары и не была погублена окончательно, то явно пошатнулась. Перед его мысленным взором вновь возникла картина — Сара в объятиях этого ублюдка. Велдон в ярости сжал правую руку в кулак и с силой ударил им по ладони левой. Подумать только, он считал ее такой чистой, такой непорочной! От мысли о том, что он мог жениться на Саре, Велдона замутило. Ничего, она еще попляшет. Первый шаг уже сделан.
Похоже, на свете вообще нет женщин, которым можно верить, размышлял Велдон. Вот и его первая жена, Джейн Клифтон, сначала так обожала его, прямо заглядывала ему в рот. Ему мог бы позавидовать каждый мужчина. Даже в постели она была леди: супружеские обязанности вызывали у нее отвращение, и она выполняла их, только подчиняясь его требованиям. При всем своем примерном поведении она вдруг ни с того ни с сего в один прекрасный день заявила, что уходит от него и забирает дочь. Можно подумать, что у нее было на это право! Велдон снова ударил кулаком по ладони. Как она кричала, когда падала с лестницы. Сама виновата, надо было думать, прежде чем сердить мужа. Женщина должна полностью подчиняться, иначе последствия могут быть самыми плачевными.
Велдон долго выбирал вторую жену. Ему нужна была женщина, хорошо воспитанная и образованная, красивая и богатая. Судьба определила ему высокую миссию, и жена должна соответствовать. Он считал, что Сара Сент-Джеймс именно такая — женщина, а на деле оказалось, что она вовсе и не леди.
Сцена, увиденная им вечером, возбудила его. У него до сих пор от желания зудело тело. Первое, что он сделал сегодня утром, отправил Кейна к миссис Кент с поручением подобрать ему девственницу, похожую на Сару, такую же хрупкую и золотоголовую. Сегодня вечером он будет насиловать ее и представлять, что это Сара Сент-Джеймс. Придет день, он изнасилует и саму Сару. Жаль только, что она уже не будет девственницей. Он будет мучить ее до тех пор, пока она не запросит пощады.
Придется выждать некоторое время, чтобы похитить Сару, хотя ее исчезновение все равно с ним никто не свяжет. В таких вещах он всегда очень осторожен и все продумывает до мелочей. Ведь смог же он жить двойной жизнью под носом у общества и закона. Мысль о своей исключительности вернула Велдону хорошее настроение. Многие мужчины просто дураки, если живут по законам общества.
Сначала Велдон решил украсть Сару для себя, но, немного подумав, пришел к выводу, что лучшим наказанием будет публичный дом. Он отошлет ее в такое место, где ее никто не найдет, например, в Брюссель. Спустя год он приедет к ней и спросит, вожделеет ли она еще своего языческого любовника, после того как прошла через руки тысяч мужчин. Он собьет с нее спесь. Она будет умолять его забрать ее оттуда, но он напомнит ей о ее бесчестном поведении по отношению к нему.
Велдон почувствовал своего рода сожаление, когда стал размышлять о вероломстве кафира. Подумать только, он столько для него сделал, относился к нему как к англичанину, как к ровне. Но что можно ждать от дикаря? Убить его, и дело с концом. Не стоит на него тратить много времени.
Только вот жаль, что и с этим придется повременить, иначе иссякнут инвестиции, вложенные кафиром в железнодорожную компанию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...