ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Чем быстрее вы женитесь, тем скорее затихнут сплетни.
— Именно этого ты и добивался, Микель? — спросил Росс с угрозой в голосе.
— Нет. Эта мысль только что пришла мне в голову, но чем больше я над этим думаю, тем больше мне хочется жениться на леди Саре. Сара?
— Ваше столь романтичное предложение лишило меня дара речи, — с иронией заметила Сара.
Перегрин усмехнулся и открыл было рот, чтобы достойно ответить, но его опередил герцог:
— Принимай скорее его предложение, Сара, а то он, чего доброго, передумает. Других у тебя не будет.
— Лучше скандал, чем такой брак, — фыркнул Росс.
— Давайте не будем принимать поспешных решений, — примирительно заметил Перегрин. — Сара устала и должна отдохнуть. Мы все обсудим с ней наедине.
— Первое разумное предложение за весь вечер. — Голос Сары дрожал.
— Могу я нанести вам визит завтра в одиннадцать утра? — спросил Перегрин.
— Хорошо, — согласилась Сара.
Она встала и сняла с пальца обручальное кольцо.
— Ты можешь вернуть его Чарлзу? — спросила она отца. Герцог кивнул. — Я иду к себе в комнату, — продолжала Сара, обращаясь к Россу, — и прошу, чтобы меня никто не беспокоил. Никто.
Сара направилась к двери, хромая больше обычного, но спина ее была прямой, и от нее веяло достоинством. Она покинула библиотеку, ни разу не оглянувшись.
— Дядя Майлз, попроси маму позаботиться о гостях. Мне надо перекинуться парой слов с моим уважаемым другом.
Обрадовавшись, что может уйти, герцог быстро покинул комнату.
— Ты нарочно устроил эту безобразную сцену, не так ли? — спросил Росс, как только за герцогом закрылась дверь. — Если бы я не был обязан тебе жизнью, то с удовольствием бы свернул тебе шею. Что за игру ты затеял, Микель?
— Ты делаешь поспешные выводы. Неужели тебе не приходит в голову, что это чистая случайность, что наша взаимная, моментально вспыхнувшая страсть заставила нас потерять чувство реальности? — Перегрин был совершенно спокоен, а его взгляд выражал искреннее удивление.
— Нет, — твердо ответил Росс, подавляя в себе желание кулаком стереть удивление с лица Перегрина. — Ты никогда ничего не делаешь просто так. Я всегда знал, что ты дьявол, но считал, что у тебя есть хоть какое-то понятие о чести. Ты предал меня, и я стал в твоих руках инструментом, чтобы обесчестить Сару. Если ты так понимаешь нашу дружбу, то спаси меня Бог от подобных друзей.
— Но цель достигнута, — невозмутимо сказал Перегрин. — Леди Сара избавлена от этого страшного человека.
— Я никогда не любил Велдона, а после того, что узнал о нем, невзлюбил еще больше, но я скорее доверил бы Сару ему, чем такому ублюдку, как ты, — ответил Росс, едва сдерживаясь, чтобы не ударить Перегрина. — То, что ты сделал с ней, — непростительно.
— Это уж ей решать, что прощать, а что не прощать. И прошу тебя, не лезь не в свое дело. — Лицо Перегрина стало задумчивым. — Интересно, примет она мое предложение руки и сердца? Мне кажется, должна принять, как ты думаешь?
Спокойное рассуждение Перегрина о будущем Сары стало последней каплей в терпении Росса. Он в ярости сжал кулак и занес его над головой кафира.
— Ты, грязный ублюдок…
Реакция Перегрина была молниеносной, иначе удар свернул бы ему челюсть. Он перехватил руку Росса, и удар пришелся в плечо, но Росс, будучи не менее ловким, успел нанести ему второй — под дых.
Кафир согнулся пополам, и Росс почувствовал радость победы. Но праздновать было рано, так как в тот же момент Перегрин, не разгибаясь, ухватил его за ногу и повалил на пол. Падая, Росс увлек за собой и своего противника.
Оба одинаково владели приемами рукопашного боя, и их удары часто не достигали цели. Они катались по библиотеке, поочередно подминая один другого и опрокидывая мебель. Наконец Перегрину удалось нанести Россу ряд ударов, от которых англичанин упал на стол и свалил на пол горящую лампу. Горячее масло мгновенно растеклось по ковру, и он загорелся. Росс быстро стянул с себя пиджак и стал сбивать пламя. Затушив огонь, он снова вступил в драку.
Перегрину досталось меньше тумаков, чем Россу. Лорд Карлайл не ставил себе целью убить кафира, но хотел, чтобы тот испытал настоящую боль и пожалел, что так бесчестно поступил с Сарой. В таком состоянии он был очень опасен.
Когда оба уже были на последнем издыхании, Перегрину удалось оседлать Росса и пригвоздить его к полу.
— Хватит! — воскликнул кафир, переводя дыхание. — Тебе никогда не осилить меня. Я сражаюсь всю свою жизнь. Если мы будем продолжать драться, то один из нас получит увечья, и этим человеком будешь ты. Вот уж тогда Сара никогда не простит меня. Мир?
Гнев Росса внезапно исчез, и он счел разумным принять предложение Перегрина. Настала пора серьезно поговорить.
— Мир, — выдохнул он.
Перегрин отпустил Росса, но тот продолжал лежать не в силах подняться. Тело болело, из раны над бровью сочилась кровь, но, кажется, ничего не было сломано. Он встал на колени и попытался подняться. Но голова его закружилась, и он едва не упал опять.
Перегрин подхватил друга, поставил на ноги и подвел к дивану. Росс упал на диван, отметив про себя, что этот проклятый кафир состоит из сплошных мускулов, крепких, как сталь, как мореный дуб. Будь на его месте кто-нибудь другой, он давно бы лежал бездыханным.
Звук открываемого шкафа подсказал Россу, что Перегрин ищет бар. Спустя несколько минут кафир опустился рядом и стал смывать кровь с его лица. Проделав это, Перегрин смочил виски свой носовой платок и приложил его к ране друга. Откинув голову на спинку дивана, Росс не глядя взял платок из рук Перегрина и стал промокать рану. Тем временем кафир разлил по стаканам виски и протянул один Россу.
— Как ты себя чувствуешь? — спросил он.
— Нормально, — ответил Росс, с удовольствием рассматривая синяки на лице Перегрина. Самодовольство принца также исчезло. Может, Россу все же удалось хоть немного его образумить?
— Мне кажется, настало время, чтобы ты рассказал мне обо всех злодеяниях Велдона, — заявил Росс. — Может, твое сообщение оправдает проступок.
Вытянув вперед длинные ноги, Перегрин откинулся на диване.
— Велдон является собственником ряда публичных домов и игорных притонов, но контролирует почти все. Его любимое занятие — бесчестить молоденьких девственниц. Есть подозрения, что он убил свою жену и что он владелец судов, поставляющих живой товар. Есть и другие преступления, но я думаю, что и этого вполне достаточно.
Росс был потрясен. Он никогда особенно не любил Велдона, но даже представить себе не мог, что тот может быть замешан в столь чудовищных преступлениях.
— Ты можешь все это доказать? — спросил он.
— Не все, но многое. Я дам тебе почитать досье на него, хотя заранее предупреждаю, что это чтение не из приятных.
Росс сделал большой глоток, и виски обожгло ему горло. Конечно, потом он ознакомится с досье, но и сейчас слова друга звучали убедительно.
— Ты уверен, что он занимается работорговлей? Вот уже двадцать лет, как этот бизнес запрещен.
— Именно поэтому он и является особенно доходным для тех, кто продолжает им заниматься, — сухо ответил Перегрин. — Рабы поставляются в Вест-Индию и Южную Америку, где из-за постоянных болезней остро ощущается нехватка рабочей силы.
— Как тебе удалось так много узнать о Велдоне? — спросил Росс не в силах скрыть любопытство.
— Это стало делом всей моей жизни, — ответил Перегрин.
— Более чем ясно. Что же такое он тебе сделал, если ты решил отомстить ему?
— А вот это уж не твое дело! — Зеленые глаза Перегрина сердито заблестели. — Ну, теперь ты согласен, что Велдон неподходящий муж для твоей кузины?
— Ты меня убедил, — ответил Росс, поглаживая болевший бок и надеясь, что Перегрин не сломал ему ребра. — И что же из всего этого ты рассказал Саре?
Кафир допил виски, сходил за бутылкой и сел на краешек стола.
— Только о смерти его жены, — ответил он.
— Почему же ты не рассказал ей все остальное? Если бы она узнала, что представляет собой Велдон, тебе не пришлось бы разыгрывать эту сцену, чтобы разорвать помолвку. Твой поступок заслуживает презрения.
— Сара сильная и умная женщина, но она никогда не сталкивалась с трудностями жизни, вернее, с ее грязной стороной. Неужели ты думаешь, что она поверила бы, что человек ее уровня и социального положения способен на такие злодейства? Он ведь друг ее отца. И потом… — Перегрин замолчал, подыскивая слова. — Все это так грязно, так низко… Я бы просто не смог заставить себя рассказать ей, каким животным может быть человек.
— Ты недооцениваешь мою кузину. Сара разумная женщина, и ее не так просто смутить. — Росс потрогал рану на лбу и обнаружил, что кровь остановилась. — Почему ты решил жениться на ней? Считаешь себя виноватым?
— Чувство вины для меня непозволительная роскошь, хотя мне, конечно, жаль, что все так случилось. Я не предполагал, что Сара будет так переживать.
Росс вздохнул и протянул Перегрину стакан, чтобы тот налил ему виски.
— Теоретически брак в этой стране строится на уважении друг к другу, что очень важно, так как только смерть может разлучить вас. Женившись на Саре, чтобы спасти ее репутацию, ты рискуешь превратить вашу совместную жизнь в ад, и в этой ситуации Сара пострадает больше тебя.
— Ты хочешь сказать, что не одобряешь нашего брака?
— Да, у меня большие сомнения в его необходимости. Кроме культурных и религиозных расхождений, существуют еще этические нормы. Я знаю, что твой принцип — цель оправдывает средства.
— Совершенно справедливо, — ответил Перегрин, саркастически изогнув брови. — А что, разве есть другие?
— У Сары иное понятие. Она придерживается принципа — это хорошо, а это плохо.
— Все это очень абстрактно. Если подойти к этому с практической стороны, то мне кажется, что мы с Сарой хорошо поладим.
— Что хорошо, а что плохо — для Сары понятия неабстрактные.
По лицу Перегрина Росс понял, что тот совсем не понимает его. Слава Богу, Сара обладает здравым смыслом, чтобы принять необдуманное решение.
— Для меня существует один принцип, — неожиданно заявил Перегрин, — не обижать людей без нужды.
— Принцип не так уж и плох, — согласился Росс. — Но как узнать, когда возникнет эта самая нужда?
— А почему ты сам не женился на Саре? — спросил Перегрин, резко меняя тему разговора. — Насколько я знаю, в Англии допускаются браки между кузенами. Вы с ней придерживаетесь одних и тех же принципов и хорошо понимаете друг друга.
Размышляя, что ответить, Росс приглаживал волосы, пропуская их сквозь пальцы. Он мог бы дать не один ответ на вопрос друга, но ему сейчас не хотелось вдаваться в подробности. Подумав, он выбрал, на его взгляд, самый подходящий.
— Мы как одно целое, — сказал он. — Не помню, рассказывал ли я тебе, что наши матери близнецы. Они были настолько похожи, что мы с Сарой часто не могли понять, кто из них чья мать. Мы росли как брат и сестра, и это чувство испытываем до сих пор. Она мне гораздо ближе, чем мой родной брат.
— Мне хотелось бы познакомиться с твоим братом. Вы ладите?
— Не очень. Лорд Килбурн является моим братом только по отцу. Он на двадцать лет старше меня и наследник титула герцога. Он сам и семья его матери возражали против брака отца с моей матерью, так как не хотели, чтобы новые дети унаследовали часть его состояния. Он и сейчас очень богат, но это не умерило его жадности. Мы стараемся держаться подальше друг от друга. Это лучший способ сохранить мир.
— Семья — это, трудное дело, — заметил Перегрин. — Вот почему я до сих пор не женился.
— А как же твоя семья в Кафиристане? — спросил с усмешкой Росс.
Перегрин с минуту помолчал, затем беззаботно ответил:
— Родственники, которые живут за пять тысяч миль от тебя, в расчет не принимаются. — Он встал и, разминая ноги, прошелся по комнате. — Полагаю, что Велдон сейчас уже на полпути в Лондон, а твои гости перемывают нам косточки. Думаю, мне лучше провести ночь в Сулгрейве. Здесь всего-то езды полчаса.
Росс застонал, вспомнив о своих обязанностях хозяина.
— Трус, — сказал он.
— Возможно, — ответил Перегрин. — Но мое отсутствие упростит ситуацию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...