ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все сплетни Велдона обернутся против него же самого. Скоро он почувствует, что у него почти нет друзей.
— Я знаю, что Сара выше всяких сплетен, а как люди относятся к тебе?
— Как обычно — с любопытством и легким недоверием. Все прекрасно понимают, что, женившись на леди Саре, я войду в их общество, и ради нее готовы принять меня туда уже сейчас. Даже немного странно, что я так быстро добился уважения.
Росс громко рассмеялся. Трудно было поверить, что сидящий перед ним респектабельный человек и есть дикий кафир, который, впрочем, проявлялся в нем при упоминании имени Велдона. Тогда его взгляд становился жестким, как у сокола при виде добычи. Недаром он носил имя Перегрин — сокол. Только бы поскорее он разделался с Велдоном. Так будет лучше для всех.
— Случилось нечто ужасное, сэр Чарлз. — Уолтер Бейнз уткнулся в бумаги, боясь встретиться взглядом с Велдоном.. — Банк за бесценок продал ваши векселя новому кредитору, и тот требует уплаты долга в тридцать дней.
Онемев от изумления, Велдон уставился на своего бухгалтера.
— Какого черта они это сделали? — закричал он. — Я работаю с этим банком уже много лет.
— М-да, но вы только выплачивали проценты по займам, а долг оставался невыплаченным. Такое не могло продолжаться долго. Банк всегда был уверен, что вы сможете расплатиться с ним, во-первых, потому, что ваш бизнес процветал, и, во-вторых… м-м-м — по другим соображениям. За последние восемнадцать месяцев ваш долг достиг астрономической цифры. Плюс… — Бейнз осторожно кашлянул в кулак. — Мой знакомый банковский служащий сказал по секрету, что после разрыва вашей помолвки руководство банка охватила паника. Всем хорошо известно, что леди Сара богатая наследница, а теперь… — Бейнз развел руками. — Глупость, конечно, но вы же знаете этих банкиров…
С минуту Велдон извергал одни проклятия.
— Сколько у меня осталось денег? — спросил он наконец.
— Практически ничего. Только небольшая сумма на содержание дома. Вы же все распродали, чтобы вложить деньги в железнодорожную компанию.
Велдон нахмурился.
— Мне, конечно, не хочется этого делать, но я могу взять заем под мои акции в компании. Найдите мне кредитора под хороший процент. Кстати, кто купил мои векселя?
Бейнз опять уткнулся в бумаги.
— Пока не знаю. Требование пришло от посредника, который действовал по поручению другого посредника. Пока мне не удалось разузнать его имя.
— Немедленно узнайте, — приказал Велдон. — Узнайте также, может ли новый кредитор выкупить бумаги по их номинальной стоимости.
— Хорошо, сэр Чарлз, — ответил Бейнз и, собрав бумаги, скрылся за дверью.
Велдон глубоко задумался. Какой неожиданный удар! Последние два года он вкладывал значительные суммы в политику, что давало возможность поддерживать бизнес и сулило титул барона. Все это время он ходил по тонкому льду, совершая рискованные операции. Если бы не его нелегальный бизнес, поддерживающий легальный, он сейчас бы полностью разорился.
Финансовое положение Велдона было решающим фактором в его стремлении жениться на леди Саре, приданое которой поставило бы его на ноги. Но, став свидетелем распутства невесты, он слишком разозлился, чтобы думать о последствиях. Господи, как же он раньше не подумал! Ему надо было жениться на этой потаскушке. Он бы не только получил ее деньги, но и не пришлось бы ждать, чтобы наказать ее за вероломство. А если бы она опорочила его имя — ну что же, одну жену он уже трагически потерял. Несчастные случаи иногда происходят…
У Велдона мелькнула мысль — вероятно, еще не все потеряно и можно возобновить помолвку, — но он сразу же ее отверг. Ни Сара, ни ее любовник не простят, что он наговорил им в тот злосчастный вечер. И подумать только, единственным человеком, который согласился ему помочь, был не кто иной, как Перегрин. Этот ублюдок просто денежный мешок, если он так сорит деньгами. К сожалению, после того что случилось, о займе его уже не попросишь.
Жаль, что после смерти жены у него натянутые отношения с ее родными. Тесть мог бы легко одолжить ему денег, но не сделает этого. Велдон хорошо это знал. Год назад он уже намекал на заем, но тесть реагировал очень бурно. Эта ведьма Джейн, должно быть, перед смертью успела рассказать отцу, что ее брак оказался несчастливым.
Может, продать бордели? Немного подумав, Велдон решил, что не стоит. Они не только приносят хороший доход, но и снабжают компрометирующими сведениями о людях, их посещающих. К тому же подобный бизнес в стране запрещен, и их не так-то легко продать.
Герцог Хеддонфилд — вот кто может помочь. Но, вероятно, тот случай поссорил его и с герцогом. Кроме того, Хеддонфилду придется кое-что рассказать, а у него и без того достаточно неприятностей. Хотя теперь уже все едино — неприятностью меньше, неприятностью больше. Надо, пожалуй, обратиться к герцогу.
Велдон пожал плечами и покинул офис. Ситуация сложилась трудная, но вполне разрешимая. Он скоро выкарабкается, а сейчас ему лучше подумать о новой жене. Слава Богу, пока еще процветает его железнодорожная компания.
Глава 15
За неделю до свадьбы Сара вернулась в Хеддонфилд, радуясь возможности пожить дома. Всю прошедшую неделю они с Перегрином посещали светские приемы. Занятие, прямо сказать, не из приятных. Хотя никто из присутствующих открыто и не высказывался, но она ловила на себе и Перегрине косые любопытные взгляды, слышала за спиной перешептывание. Сара всем своим видом старалась не показать, что нервничает. Усилия увенчались успехом: скандал не разразился, и ее имя осталось незапятнанным.
Чтобы не собирать много гостей и не давать повода для разговоров, Сара решила венчаться не в Лондоне, а здесь, в их родовом поместье. Приготовления к свадьбе шли своим чередом, время тянулось то медленно, то мчалось с неумолимой скоростью.
И вот этот день наступил.
Сару разбудила тетя Маргарита. Герцогиня вошла в комнату с подносом, на котором несла тосты и чай. Наблюдая за Сарой, она смущенно сказала:
— Так как Марии нет с нами, я должна взять на себя обязанность матери и подготовить тебя к первой брачной ночи. Ты уже не ребенок, а девушка разумная и хорошо информированная, но то, что должно произойти на брачном ложе, может напугать тебя. — Склонив голову набок, герцогиня спросила с лукавым видом: — Должна ли я в деталях рассказать тебе, что случится? Все это будет звучать смешно и менее привлекательно, чем будет на самом деле, но ты должна знать. Или давай лучше сделаем так: ты будешь задавать мне вопросы, а я постараюсь на них ответить. Можешь не стесняться.
Чуть не захлебнувшись чаем, Сара закашлялась.
— Не надо ничего рассказывать, тетя, — пробормотала она, отдышавшись.
Тетя внимательно посмотрела на смущенное лицо племянницы и с явным одобрением ответила:
— Понимаю, дорогая.
Чтобы избежать дальнейших расспросов, Сара быстро поднялась и позвонила в колокольчик. В тот же момент в дверях появилась Дженни.
Сара отказалась от платья, в каком должна была венчаться с Чарлзом, и заказала новое, сшитое из шелка цвета слоновой кости, предварительно решив, что белое платье уже не для нее.
Дженни с удивительным мастерством одевала свою хозяйку, распрямляя каждую складочку, взбивая каждый кусочек кружева. Надев на голову Сары фату, украшенную шелковыми цветами, и расправив шлейф сзади, Дженни оглядела ее со всех сторон и заплакала.
— Вы самая красивая невеста из всех, кого я видела, — прошептала она. — Вы будете счастливы. Я это твердо знаю.
Саре хотелось быть такой же оптимистичной, как и ее горничная. Они с отцом сели в карету и поехали в церковь. На лице герцога не было ни радости, ни разочарования. Казалось, он покорился судьбе. Помогая дочери выйти из кареты, герцог шепнул ей:
— В конце концов у каждого своя судьба. Будь счастлива, девочка. Жаль, что твоя мать не дожила до этого дня.
Если бы Сара выходила замуж за Чарлза, венчание бы проходило в одной из самых модных церквей Лондона, ее бы сопровождала целая дюжина подружек невесты, отобранных из обеих семей. Все бы делалось напоказ публике, что Саре было совершенно не по душе. Вот почему сейчас она выбрала маленькую приходскую церковь, и вместо бесчисленных подружек ее сопровождала лишь одна тетя Маргарита.
В церкви собрались только ближайшие родственники, друзья и мелкие арендаторы. Со стороны Перегрина было двое гостей — застенчивый лондонский бизнесмен и свирепого вида азиат в высоком тюрбане, который наблюдал за церемонией с таким неподдельным интересом, с каким европейцы наблюдают за ритуалами пигмеев.
Зазвучал свадебный марш, и маленькая процессия двинулась к алтарю. Впереди, гордо вскинув голову, шла герцогиня Маргарита. За ней, опираясь на руку отца, следовала невеста. Сара была благодарна отцу за его теплое участие и поддержку, ибо чувствовала себя неуверенно, будучи в центре всеобщего внимания.
Постепенно Сара начала различать в толпе собравшихся знакомые лица. Вот стоит жена их управляющего — одного с Сарой возраста, но уже мать пятерых детей; рядом с ней — главный конюх, который первый обнаружил искалеченную Сару после несчастного случая и, рыдая, принес ее домой. В середине прохода рядом с лондонским гостем Перегрина стояла Дженни Миллер. Сара видела и другие знакомые лица, и все они светились благожелательностью. Возможно, некоторые слышали, что говорят о ней в Лондоне, но не верили ни единому слову. Дочь герцога была для них вне всяких подозрений.
Время приближалось к полудню, и церковь была залита потоками солнечного света, проникающими внутрь сквозь высокие сводчатые окна. Однако Сара замерзла, ее рука, сжимавшая букет, окоченела.
Взор Сары обратился к двум стоящим у алтаря мужчинам, одетым в черное. Оба высокие, широкоплечие, уверенные в себе. В ее голове мелькнула мысль, что вряд ли найдется еще одна такая пара красивых мужчин. Росс был шафером и хорошо справлялся с этой ролью. Он ободряюще улыбнулся Саре.
Сара посмотрела на своего будущего мужа: Микель, загадочный и непредсказуемый, совершенно ей незнакомый. И вот он становился ее мужем. Они не встречались с тех пор, как она вернулась в Хеддонфилд.
Отец подвел невесту к жениху и отступил назад. И в этот момент Сару охватили сомнения: что для человека, который не был христианином, будут значить клятвы любви и верности? Скорее всего — ничего. Она желала выйти за Микеля так сильно, как никогда еще ничего не желала в своей жизни, но ей было страшно, и если бы не больная нога, она бы сейчас убежала без оглядки.
Взгляд Сары встретился со взглядом Перегрина. Зеленые глаза цвета листвы и морских глубин, они затягивали ее в свой омут. Тогда в Таттерсоллзе он шепнул ей: «Доверься мне», — и сейчас его глаза посылали ей тот же призыв.
Сара протянула ему руку, и он взял ее, слегка пожав, и тотчас же тепло разлилось по всему ее телу. Перегрин поднес ее руку к губам и с нежностью поцеловал. Она радостно улыбнулась ему, он ответил такой же улыбкой, и все ее страхи моментально исчезли. Они повернулись к викарию, и церемония началась.
До Сары доходили лишь отдельные фразы: нежно любимый… согласен ли ты, Микель, взять в жены эту женщину?.. Твердый ответ — да… Согласна ли ты, Сара Маргарита Мери, взять в мужья этого мужчину? К удивлению Сары, ее голос прозвучал громко и уверенно: да! Этим кольцом я соединяю вас…
Перегрин заранее заказал ей кольцо — смесь западного и восточного стиля.
Нежные объятия Перегрина, поцелуй и слова «милая Сара, милая жена» вернули ее к реальности. Сара прижалась к мужу, благодарная за его поддержку, понимание и тепло.
Она стала Сарой Канаури, и все тревоги остались в прошлом. Как во сне Сара шла по проходу, принимая поздравления и пожелания счастья. Тетя Маргарита плакала от счастья, а Росс заключил ее в крепкие объятия, безмолвно обещая ей поддержку в будущем.
После венчания родственники и друзья были приглашены в дом герцога на завтрак, а челяди и мелким арендаторам устроили пир во дворе. Микель ни на минуту не расставался с ней, пока не пришло время переодеться в дорогу.
И вот наконец она в карете, наедине со своим мужем. Вокруг кареты — смех и голоса провожающих.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...