ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сейчас я начинаю понимать почему. Кому захочется, если у него есть выбор, жить постоянно в бедной и дикой стране.
— Ну что ж, теперь ты все знаешь о моем прошлом. Что же ты обо всем этом думаешь?
Вопрос был не из легких. Немного помолчав, Сара тихо сказала:
— Сейчас ты стал мне ближе и понятнее.
— Разве тебя не шокировал мой рассказ? Ты, дочь герцога, делишь постель с кокнийским ублюдком!
— С тех пор как я тебя встретила, моя жизнь сплошь и рядом состоит из потрясений. Твое происхождение совершенно не волнует меня. Если в разговоре с королевой я и употребила Слово «достойный», то только потому, что Дрина придает большое значение происхождению. Мне хотелось, чтобы она приняла твою сторону.
Лицо Перегрина опять стало непроницаемым.
— Как бы она удивилась, узнав, что ей представили человека из народа, точнее, ублюдка, — сказал Перегрин.
— А теперь послушай меня. Родоначальницей семейства Сент-Джеймс стала актриса Нелли Джеймс. Родом из кокни, она была одной из многочисленных любовниц Чарлза II и родила от него ребенка. Нелли являлась довольно предприимчивой особой, веселой и любвеобильной, и у Чарлза возникли некоторые сомнения относительно его отцовства. Но, будучи человеком благородным и щедрым, он после недолгих колебаний решил пойти на компромисс и присвоил мальчику титул графа, вместо того чтобы дать титул герцога, как обычно поступал с другими сыновьями, по поводу которых сомнений не было.
— Неужели это правда? — спросил удивленный Перегрин.
— Чистая правда, — ответила Сара. — Первые поколения графов Сент-Джеймс славились умением жениться на дочерях богатых купцов. Мой прадедушка унаследовал смекалку от купцов по материнской линии. Он осушил болота на окраине Лондона и построил там жилые дома, которые сдавал внаем, сколотив себе приличное состояние. Вскоре он стал герцогом Хеддонфилдом. «Будучи очень богатым, мой отец смог. жениться по любви. Моя мать родилась в шотландской семье, очень уважаемой, но бедной. Среди Монтгомери не было аристократов, только фермеры и солдаты.
Глаза Микеля расширились от удивления.
— Твой отец, конечно же, знает вашу семейную историю?
— Конечно, но он предпочитает не вспоминать о Нелли Джеймс. Однажды я нашла ее портрет в одной из старых книг. Она совсем не похожа на респектабельную даму.
— Тогда бы, возможно, Чарлз и не полюбил ее.
— Скорее всего так, — ответила Сара, тяжело вздохнув. — Встретив тебя, я пришла к выводу, что во мне течет кровь этой девицы. Ты только подумай, Микель! В моих жилах течет кровь кокни, а мои предки — торговцы и фермеры. Так что перестань плакаться о своем прошлом.
— Я и не плачусь. Значит, мы с тобой одного поля ягодки?..
Сара улыбнулась, хотя ей было не до веселья.
— Ты многое упустил в своем рассказе, — заметила она. — Что ты делал в промежутке, когда оказался на берегу и стал караванщиком. И что случилось между тобой и Чарлзом Велдоном?
— Обещаю рассказать тебе все. — Микель прикрыл глаза, его лицо исказилось от душевной муки. — Мне трудно вспоминать об этом. Лучше не делать этого сегодня. Но если ты настаиваешь…
События дня утомили Микеля, да и сама Сара считала, что с нее хватит на сегодня. Им обоим нужен хороший отдых. Встав с кресла, она подошла к мужу и обняла его за шею. Он открыл глаза и насторожился. Прижавшись к нему щекой, Сара прошептала:
— Расскажешь в следующий раз, Микель, а сейчас идем спать. Давай завтра уедем домой, в Сулгрейв.
Перегрин крепко прижал к себе жену.
— Боже мой, Сара, — прошептал он дрогнувшим голосом, — за какие заслуги Господь послал мне тебя?
Сара не ответила, но еще крепче прижалась к мужу, благодарная за то, что им удалось избежать ссоры.
Возможно, их брак все же станет счастливым. Они уже делили все: смех и горе, постель и любовные утехи, но никогда еще она не чувствовала себя такой нужной ему, как в этот момент.
Глава 22
Велдон приехал домой вне себя от ярости. Он сказал правду об этом ублюдке и был осмеян в глазах королевы и в целом высшего лондонского общества. Этот жулик никогда бы не выпутался, если бы его не поддержали леди Сара и Росс. Их слова — бесстыдная ложь, и они ответят за это. Видит Бог, ответят! Велдон уже давно решил, что отомстит Саре, но сейчас добавил к ней и Росса. Он накажет их обоих.
Несмотря на поздний час, он вызвал к себе Кейна. Тот явился ровно через десять минут, полностью одетый и без единого намека на сон, Велдон часто задумывался, спит ли вообще этот человек, лишенный всяких чувств, — его голубоглазое оружие.
Велдон сразу приступил к делу.
— Я выяснил, — сказал он, — что человек, который называет себя Перегрином, причина всех моих — проблем. Всех без исключения. Он приехал в Англию, чтобы уничтожить меня. Его надо убить.
— Будет сделано, — не моргнув глазом, ответил Кейн. — Когда это сделать? Может, завтра? У вас есть какой-либо план или мне выбрать самый легкий способ?
Готовность Кейна заставила Велдона на минуту задуматься.
— Давай подождем несколько дней, — решил он. — Мне надо выяснить, как широко этот ублюдок расставил свои сети. Пусть понаблюдают за его городским домом и поместьем. Завтра же утром приставь к нему наблюдателей. Пусть они не спускают с него глаз. Мне надо знать, кто его сообщники, особенно тот человек, который действует от его имени в Сити. Что же касается способа убийства… — Велдон задумался. — Если ты перехватишь его по дороге в поместье, то просто пристрели. Если это произойдет в Лондоне, то инсценируй убийство с ограблением. Сделай все чисто, чтобы ничто не указывало на меня. Если тебе нужны помощники, возьми охранников из публичных домов. Если с Перегрином будет Росс, то убей и его.
Кейн кивнул.
— А что делать с леди Сарой? — спросил он.
— Не вздумай застрелить ее, — со злостью ответил Велдон. — У меня на нее свои планы.
Герцог Хеддонфилд ничуть не удивился, когда на следующий день после обеда к нему пришел сэр Чарлз Велдон. Вне всякого сомнения, между Перегрином и Велдоном существует вражда. Вражда опасная и кровавая, и они с дочерью стали ее невольными участниками. Ничего не поделаешь, во всем виноват он сам. Теперь ему придется расплачиваться за старые грехи.
Когда герцог вошел в гостиную, он сразу заметил, что его гость напряжен и глаза его горят зловещим огнем. Они не встречались с того самого вечера, когда застали Сару в объятиях Перегрина.
— Доброе утро, Чарлз, — сухо поздоровался герцог. — Осмелюсь предположить, что между вчерашним инцидентом и вашим визитом существует некая связь.
— Ваше предположение правильное, — прорычал Велдон. — Я сказал правду о вашем зяте, и если бы не вмешательство вашей дочери и племянника, его бы выгнали взашей.
Герцог опустился на стул с высокой спинкой.
— Вы подчеркнули, что это мой зять, моя дочь и мой племянник. Это наводит на мысль, что вы считаете меня ответственным за их поступки.
— Если бы вы правильно воспитывали свою дочь, то сейчас она была бы моей женой и у меня не было бы и десятой части всех этих проблем, — ответил Велдон, без приглашения усаживаясь в кресло. — Но так как она проститутка, то предпочла мне незаконнорожденного бандита, который делает все, чтобы уничтожить меня.
— В самом деле? — сухо спросил герцог, стараясь ничем не выдавать своего волнения, чтобы не дать лишнего козыря в руки этого опасного человека.
Велдон сердито нахмурился.
— Значит, Перегрин околдовал и вас? Похоже, вам нет дела до того, что он собой представляет?
— Кто бы он ни был, Перегрин — муж моей дочери, и ради нее я буду поддерживать с ним хорошие отношения. Должен заметить, что он всегда со мной вежлив, чего не скажешь о вас, — язвительно заметил герцог.
— Вы пожалеете о том дне, когда познакомились с ним, Хеддонфилд, — с наглой усмешкой заявил Вел-дон. — Позвольте мне рассказать вам, при каких обстоятельствах мы встретились с ним в Триполи.
Слушая рассказ Велдона о Перегрине, герцог с трудом сохранял хладнокровие. Вне всякого сомнения, Велдон для большего эффекта кое-что приукрасил, но герцогу было больно слышать, что его нежная, хорошо воспитанная дочь связала свою судьбу с человеком с таким ужасным прошлым. Однако он отогнал от себя эти мысли, считая, что не вправе обсуждать поступки Сары. Когда Велдон закончил, герцог только и вымолвил:
— Ваш рассказ ни к селу ни к городу. Хватит оскорблений. Давайте приступим к делу. Ведь вы пришли сюда, потому что вам что-то от меня надо?
— Мне нужны восемьдесят тысяч фунтов. И немедленно, — ответил Велдон. — Перегрин через посредника выкупил все мои закладные и требует уплаты долга. Он почти погубил мою деловую репутацию, и сейчас никто не одолжит мне такую сумму. И тогда я подумал о вас, мой друг и несостоявшийся тесть, — добавил Велдон с мрачной улыбкой.
— Разве мы были друзьями? — тихо спросил герцог. — Оглядываясь назад, я скорее вижу себя в роли вашей жертвы.
Велдон нагло рассмеялся:
— Насколько я понимаю, эта роль вам нравилась. Хеддонфилд густо покраснел, так как замечание гостя попало прямо в цель.
— Кроме того, Хеддонфилд, вы мой должник, — продолжал между тем Велдон. — Вы обещали отдать мне Сару, но не выполнили обещания.
— Я никогда не обещал отдать вам свою дочь, я лишь сказал, что постараюсь убедить ее принять ваше предложение, что вовсе не одно и то же, — поправил Велдона герцог. — Мне сейчас стыдно говорить об этом, но я выполнил свою часть сделки. Благодаря Господу Сара сама разорвала вашу помолвку. Хотя могла бы сделать это как-нибудь по-другому, — добавил он.
Глаза Велдона стали злыми.
— Если бы вы научили ее считаться с мнением отца, как то следует делать примерной дочери, сейчас мы оба избежали бы неприятностей. Но я человек уступчивый и разрешаю вам загладить вашу вину, дав мне необходимую сумму, иначе я… — В голосе Велдона зазвучала угроза.
— Иначе вы расскажете всему свету массу неприятных вещей обо мне и моем зяте, — закончил фразу герцог с саркастической улыбкой. — Это смахивает на шантаж. Однако я выполню вашу просьбу, надеясь, что она будет первой и последней. Помните, что молчание — золото и в этом его ценность.
Лицо Велдона просветлело, глаза вспыхнули победным огнем.
— Можете быть уверены в моем молчании, — сказал он, весело улыбаясь.
Обсудив с герцогом, куда перевести деньги, Велдон уехал.
Хеддонфилд рассеянным взглядом оглядел гостиную. Ему хотелось надеяться, что он откупился от Велдона. Пусть это был шантаж, но он того заслуживает. Единственным утешением может служить тот факт, что деньги пойдут в карман Перегрина, а значит, останутся в семье.
На следующее утро, прежде чем уехать в Сулгрейв, Перегрин посетил Бенджамина Слейда и обсудил с ним план дальнейших действий.
Услышав о том, что произошло на балу, поверенный нахмурился.
— Не думаю, что вы поступили мудро, рассказав ему, что являетесь причиной всех его несчастий, — заметил он.
— Возможно, это и не мудро, но так уж получилось, — сдержанно ответил Перегрин. — У нас есть факты, которые могли бы привести Велдона на виселицу?
Слейд задумался.
— Для этого ему нужно убить кого-то, — наконец ответил он. — Мне казалось, что вы планируете сами разделаться с ним, а не передавать в руки суда.
Перегрин промолчал, хотя про себя отметил, что близкие ему люди стали знать его намного лучше.
— Из восьми человек охраны, которую вы мне наняли, двое будут охранять вас. Не выходите без них на улицу и проследите за тем, чтобы они не отходили от вашего дома.
Слейд был ошеломлен.
— Неужели так плохи наши дела? — спросил он.
— Мне кажется, Велдон первым делом отыщет человека, который действовал от моего имени. Он может решить, что, убив вас, лишит меня возможности действовать дальше. Может быть, мое предположение неверно, но лучше все предусмотреть заранее.
Лицо Слейда стало мрачным.
— Если вы так считаете, то я не возражаю против охраны, — сказал он. — А не может случиться так, что Велдон убьет нас обоих и уйдет от возмездия?
— Такое маловероятно. Я снял по три копии со всех документов и передал их третьему лицу, о котором Велдон никогда не узнает. Что бы ни случилось, он ответит за свои преступления.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...