ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Хотя зачем ему помнить об этом самому, ведь есть Бенджамин Слейд, и, если бы чек не прибыл вовремя, его поверенный завтра же утром направил бы к Велдону судебного пристава. Итак, Велдон освободил себя от долговой тюрьмы.
Интерес Перегрина вызвала сопроводительная записка от Велдона. В ней кратко сообщалось, что герцог Хеддонфилд был рад дать Велдону деньги, чтобы освоводить английского джентльмена от злых козней своего зятя. Несомненно, этим посланием Велдон хотел испортить ему настроение, но Перегрин решил не поддаваться на его вызов. Лично он сегодня получил восемьдесят тысяч фунтов, а Велдон — труп Кейна. Победа была явно не на стороне врага.
Передав чек Слейду, Перегрин пошел на конюшню. Хотя рана Сивы была легкой, коню нужно было еще окрепнуть. Перегрин оседлал другую лошадь.
Он скакал галопом по холмам. Свежий ветер дул ему в лицо. Чувства были в смятении, и Перегрин хотел разобраться в них.
Скакать одному среди пустынных холмов было опасно, но Перегрин верил: Велдону нужно время, чтобы решиться на следующий шаг. Он мог безнаказанно терроризировать только тех, кто слабее его. Сейчас он будет искать достойную замену Кейну, что не так-то престо. Еще несколько дней дорога, пролегающая среди холмов Норд-Дауне, будет безопасной, хотя надо смотреть в оба.
Трудно поверить, что Сара все-таки ушла. Всего несколько дней назад они катались здесь вместе, любуясь окрестностями, устраивали пикник, занимались любовью.
Разозлившись, Перегрин сказал себе, что ему не нужна даже Сара. Уж как-нибудь он проживет без нее, в его жизни были потери и похуже, чем потеря женщины.
Перегрин остановил коня на вершине холма. Перед ним простирались зеленые поля и разбросанные среди них деревушки — мирная, процветающая земля южной Англии.
Теперь, когда Сара ушла от него, ничто не держит его в этой стране. Как только ему удастся покончить с Велдо-ном, он покинет Англию навсегда. Он снова будет свободным, как ветер, и никаких обязательств, никакой ответственности. Чем дольше он будет оставаться в Англии, тем больше будет превращаться в Микеля Канаури. А он, как и раньше, хочет быть Перегрином, странником.
Весь мир опять будет у его ног. Высокие Гималаи с кристально чистым воздухом, который наполняет лепете, как красота наполняет сердце; небо пустыни черного бархата со звездами, сверкающими, как алмазы; тропические острова с бирюзовой водой вокруг, в которой плещется экзотическая рыба всех цветов радуги.
Правда, он все это уже видел, и нет нужды возвращаться к этому снова. Ему не нужен даже Сулгрейв. Место красят друзья. Он вернется в Кафиристан, где его ждут и всегда будут ждать Малик и его семья. Он будет там жить, наслаждаясь их обществом.
Да, но никогда он не станет одним из них, сколько бы лет он там ни прожил.
Были у него друзья и в других странах, люди с различным цветом кожи. Были и женщины, которых он вспоминал с нежностью, а некоторых даже с любовью. Среди них были и такие, профессия которых заключается в том, чтобы доставлять удовольствие мужчине, если он мог содержать их.
Но ни одна из этих женщин не сумела бы стать его женщиной. Все они — существа осторожные, привыкшие, как и он, бороться за место под солнцем. Ни одна из них не положит к его ногам свое сердце, зная, что он разобьет его.
Сейчас Перегрин понимал, почему Сара была так напугана в день их свадьбы: она боялась не физической боли, а неизбежной потери. И тем не менее, зная, что потеряет его, она мужественно отдала ему свое сердце.
Перегрин тронул коня. Что же случилось с ним с тех пор, как он приехал в Англию? Все двадцать пять Лет перед ним была цель, и он жил, подчиняя все достижению этой цели.
Но сейчас впервые в жизни его душу разрывали противоречия. Он купил Сулгрейв, который стал его домом. И Сара, Господи, Сара! За несколько коротких недель она сумела проникнуть в его душу, залечив в ней раны. И вот она ушла, и у него такое чувство, что его бросили в ледяную воду.
Лето сменялось осенью, сухие листья, слетевшие с деревьев, зловеще шуршали под копытами лошади. Подъехав к месту, где пуля попала в Росса, Перегрин спешился и привязал к дереву коня. Он без труда нашел место, где на траве запеклась кровь друга. Перегрин встал на одно колено и прошептал слова, сказанные Россом:
— Я тебе обязан… жизнью за жизнь.
Как мало он сделал, чтобы заслужить его верность. Перегрин впервые встретился с ним, когда того захватили в плен. Росс сидел, весь избитый, в изорванной одежде, с руками, связанными за спиной, и спокойно смотрел на своих мучителей. Он наверняка догадывался, какую страшную смерть ему готовят, но ни один мускул не дрогнул на его лице.
Холодное, презрительное выражение на лице англичанина неприятно напоминало лицо Чарлза Велдона, и Перегрин решил было оставить Росса на волю судьбы. Но, подумав, решил, что высокородный англичанин может ему в будущем пригодиться, а потому вмешался и предложил выиграть пленника в карты. Он ничем не рисковал. Проигрыш стоил бы ему всего горсти золотых монет. Но Перегрин выиграл и, когда привел пленника домой, обнаружил, что выиграл еще и друга, чей образ мышления и чувство юмора совпадали с его.
Был и другой случай, во время войны в Афганистане. Безоружный Росс сражался с численно превосходящим противником и мог погибнуть в неравной схватке, если бы Перегрин не помог ему, но на этот раз он сделал это по-дружески, а не руководствуясь меркантильными соображениями.
Перегрин взял залитую кровью землю и растер ее между пальцами. «Я обязан тебе… жизнью за жизнь».
Росс встретил Перегрина в Англии, представил своим друзьям, семье, ввел в общество, выступил на его защиту перед лицом королевы, и что самое главное — Росс не вмешивался в его дела с Велдоном, предоставив ему все решать самому. И вот вчера Росс получил пулю, предназначавшуюся ему, Перегрину. Если бы не он, то не Кейн, а Перегрин лежал бы здесь мертвым.
Это просто чудо, что пуля не угодила в сердце его друга. Перегрин печально улыбнулся, вспомнив собственные слова, что ему несвойственно чувство вины. Если бы Росс — умер, то ни земные, ни небесные, ни все силы ада не помогли бы ему загладить вину перед другом.
Лучшего друга, чем Росс, не может быть. А вместо благодарности он, Перегрин, соблазнил и скомпрометировал его любимую кузину. Но даже тогда Росс попытался понять его и простить.
Гнев на себя и гордость за друга сменились в душе Перегрина горем, которого он давно уже не ведал. Когда он понял, что Сара все-таки ушла, то испытал боль и ярость, которые сейчас уже прошли, а осталась безысходность. Перегрин упал на колени, закрыл лицо руками и стал раскачиваться из стороны в сторону. Из его груди вырывались тяжелые стоны. Он не плакал, так как последняя слезинка скатилась из его глаз только в день смерти матери. Он просто раскачивался, и его тело тряслось как в лихорадке.
Сара права. Он наполнил свою жизнь ненавистью, и она уничтожила в нем все человеческое. Когда его миссия будет выполнена, что останется в его душе? Пустота. Он станет таким же пустым, как продуваемое ветрами ущелье, как дупло в засохшем дереве.
Перегрину и в голову не приходило, как он будет жить после осуществления своей мести. Вот почему до сих пор он так мало дорожил своей жизнью. Теперь он начал понимать, что есть и другая жизнь, где нет места ненависти, мщению. Жизнь, в которой существуют друзья, семья, любовь. Любовь — вот что самое главное.
— Сара, — прошептал Перегрин, чувствуя, как его сердце разрывается на куски. — Господи, Сара!
Как он ошибался, думая, что ад его души связан с Велдоном. В этом аду не было боли — одна только ненависть. На самом деле ад для него — это познать любовь и тут же потерять ее.
Перегрин горько усмехнулся. Нет, он не потерял любовь. Он растоптал ее, а это значительно хуже.
Он вдруг отчетливо осознал: ему не жить без Сары, без нее его жизнь будет никчемной.
«Мы с тобой очень разные. Да поможет тебе Бог обрести мир и покой в твоей душе. С любовью, Сара».
Его жена любит его всей силой своего нежного сердца. Только с ней настанет мир и покой в его душе. Раньше мир и покой были для него пустыми словами, теперь они приобрели смысл — смысл всего его существования.
Перегрин впервые задумался: нужна ли ему эта месть, которая отравила всю его жизнь? Он думал о том, как вернуть Сару. Что нужно для этого сделать?
Он без труда прикроет заведение миссис Кент. Это нужно было сделать уже давно. Не составит труда спасти и железнодорожную компанию и ее несчастных инвесторов. Все это можно легко устроить.
Главная проблема — Велдон. Перегрин поклялся убить Велдона своими собственными руками, но он откажет себе в этом удовольствии, если это вернет ему Сару.
Велдон и Сара. Смерть и жизнь…
Мысль о возмездии согревала душу маленького Майкла Коннери, когда Чарлз Велдон сдирал кожу с его тела. Лежа под розгами, мальчик изобретал тысячи пыток, которым он подвергнет своего мучителя.
Все эти годы мечта о мести помогала Перегрину выжить в самых невероятных условиях: в пустыне, где нестерпимо жгло солнце, высушивая человека до кончиков ногтей. Его повсюду подстерегали голод и болезни, встречи с дикарями, мучила жажда, доводившая до сумасшествия. В какую бы трудную ситуацию он ни попадал, он никогда не отчаивался, так как знал, что не умрет, пока не выполнит свою миссию.
Перегрин в конце концов пришел к осознанию того, что если и может убить человека, то не способен подвергнуть его физическим пыткам, не исключая даже такого злодея, как Велдон. Идея душевных страданий, лишающая врага всего того, чем тот дорожил, — более утонченная пытка по сравнению с леденящими кровь экзекуциями, о которых мечтал юный Майкл Коннери. Видеть, как твой враг раз за разом теряет все, чем дорожит, ни с чем не сравнимое наслаждение.
Сейчас, когда его миссия наполовину удалась, Перегрин вдруг почувствовал всю ее бессмысленность.
С тяжелым вздохом он отнял ладони от лица и сел на корточки. Набрав еще одну горсть земли, Перегрин зажал ее в кулаке, затем медленно высыпал. Месть — все равно что пыль во время ветра, ее не соберешь. Какая от нее польза, если прошлого не изменишь?
Правда, он получил некоторое удовлетворение. Увел у Велдона Сару, помешал стать бароном, почти разорил его, и уж, вне всякого сомнения, растерянность и ярость негодяя тоже чего-нибудь стоят. Но никакие страдания врага в настоящем, ни телесные, ни моральные, не излечат душу мальчика Майкла от той жестокости, которую он испытал б детстве. Перегрину никогда не удастся сделать с Велдо-ном то, что тот сделал с ним. Сейчас, когда он взглянул на свою месть другими глазами, он понял, что никогда не получит полного удовлетворения.
Даже смерть Велдона не залечит раны прошлого. Шрамы на теле будут с ним до конца, но шрамы в душе может излечить только Сара. Ее любовь — вот тот бальзам, который нужен его истерзанной душе.
Перегрин поднялся на ноги и отряхнул пыль с ладоней.
Он уже обагрил руки кровью одного из врагов. Может, стоит убить и Велдона, но так, чтобы Сара не узнала? Немного поразмыслив, Перегрин покачал головой. Он не сможет обмануть женщину, которая так печется о его душе, да и не построить ему их с Сарой счастье на лжи.
С долей сожаления Перегрин решил, что не будет убивать Велдона. Потеря Сары слишком высокая для этого цена. Он должен отдать своего врага в сомнительные руки правосудия.
Он уже не может изменить того, что сделал с тех пор, как приехал в Англию, так же как не может изменить того, что произошло в Триполи. Но он еще может повлиять на свое настоящее и будущее. Возможно, Сара простит ему прошлые ошибки во имя этого настоящего и будущего. Он поможет людям, пострадавшим из-за него, и сделает это ради любви Сары.
Перегрин молил Бога, чтобы Сара простила его. Без нее его будущее представлялось ему пустым и бессмысленным.
Вскочив на коня, он во весь опор помчался в Сулгрейв.
Вернувшись домой, Перегрин прошел в кабинет Бенджамина Слейда.
— Бенджамин, я хочу, чтобы вы подготовили документы, доказывающие вину Чарлза Велдона, и передали их в суд.
Удивленный, Слейд вместе со стулом отъехал от стола.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...