ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Он великий знаток всего и всех в регентстве.Друзья правы, полностью правы. Но, Боже, как горько ждать сложа руки! Когда вернется месье де Вермон? Пожимают плечами. Не знают.Счастье, что маленький гордый Клод принял дружбу нового дяди. О да, Клод был очень горд. Ведь это он, он спас больного! Роза, которую он всунул тогда в его руку… Ну вы же знаете! Другого такого доброго, такого хорошего дяди вообще и быть не может. Он может нарисовать все — коня, верблюда, домики, гнущиеся под ветром пальмы, могучие корабли и маленькие рыбачьи лодки, море, когда оно ласковое и когда оно бушует, папу, маму и самого Клода. Вот он, Клод — совсем такой, каким видит себя в зеркале: смеющийся или плачущий, с растрепанными волосами и чумазой мордашкой, или красиво причесанный и чисто умытый. А еще дядя Луиджи позволяет Клоду и самому рисовать. Картины получались хоть и не такие красивые, как у дяди Луиджи, но ему нравились.— Надо же какой верблюд! Вы только полюбуйтесь! Какие у него длинные ноги, как он сейчас помчится!Эти часы с ребенком приглушали боль, но в то же время снова и снова бередили мучительные раны от потери близких Парвизи людей.Меж тем он интересовался и событиями на родине. Ни одного письма из Генуи пока еще, правда, не было. А Ксавье де Вермон писал сыну и племяннику о переполохе, который вызвало их сообщение, и о преступлении Гравелли.Было решено, что молодому итальянцу на родину возвращаться не следует, пока он не получит точных сведений о судьбе своих родных и всех остальных, кто остался жив из команды и пассажиров «Астры».Наконец возвратился в Ла-Каль и Пьер Шарль де Вермон. Долго, мучительно долго пришлось дожидаться его на этот раз.Он побывал в пустыне, завел новые знакомства, которые помогли ему увидеть новые, никем прежде не исследованные земли. Спасенный итальянец находился на попечении Роже. Возможно ли его выздоровление, оставалось неясным. Меж тем наступила зима. Пересохшие русла ручьев и речек взбухли, переполненные водой. Переправа через них была теперь связана с опасностью для жизни. Чудовищные массы воды, прожурчавшей здесь за зиму, сделали все тропки и дорожки полностью непроходимыми На вершинах Атласского хребта лежал снег. Пьеру Шарлю пришлось задержаться.Домой он явился в тот самый момент, когда кузен его только-только пришел из конторы. Парвизи не было. Сидел, должно быть, где-нибудь в гавани и рисовал. Его альбом для зарисовок был подлинной летописью маленького городка. Каждый сколь-нибудь значительный дом, церковь, административные здания, магазины, любой диковинный уголок многократно были запечатлены грифелем Луиджи.Первым делом де ла Винь поспешил сообщить кузену о выздоровлении Парвизи и о его печали.— А здесь — почта из Марселя. Я только что получил ее в порту, — закончил он.— Давай-ка просмотрим хотя бы бегло. Очень уж хочется знать, что нового на родине.Все было как обычно: деловые распоряжения — по части Роже; семейные новости — для них обоих; выписки из старинных исторических трудов — для Пьера Шарля; политическое положение во Франции — снова для обоих; вопросы о Парвизи — об этом надо поговорить с итальянцем. И еще одно запечатанное вложение. Получатель — синьор Луиджи Парвизи в доме де Вермонов, Ла-Каль.«Позже мы все обстоятельно прочтем и, что можно, исполним, — решил Пьер Шарль. — А сейчас мне не терпится сбросить поскорее с себя это тряпье, вымыться и снова стать европейцем. Настоящая ванна — о большем мне сейчас и думать не хочется».Парвизи вернулся лишь поздно вечером. Родители Клода пригласили его на ужин. Смешно получается. Друзья приглашают тебя к столу — и это, конечно, очень приятно, и все же, когда в кармане у тебя ни единого су, чувствуешь себя нищим, хоть милостыни и не просишь. В последнее время частенько так случалось. Клод стал постоянным его спутником. Мальчика надо было провожать до дома. Мадам Мариво сидела обычно с книгой в саду. Она радостно встречала обоих «художников».— Нет, нет, Луиджи, так не пойдет! Прощаться через забор — фи! Нянчился с нашим сыночком целый день, а теперь отказывается от глотка вина! Входите же, входите, дорогие мужчины!— Извини, Элен, скоро Роже придет домой, не ожидать же ему меня.— Ничего с ним не случится, а тебе надо утолить жажду. Ну пожалуйста!Как тут быть, не отказывать же дорогим друзьям. А на столе — чисто случайно, конечно, — уже приготовлен ужин. А тут появляется и отец Клода. О, эти женщины, как тонко все провернут…— Я понимаю вас, синьор Парвизи, — завершил Пьер Шарль долгий разговор в тот первый вечер после возвращения. — Я сделаю все, что в моих силах, чтобы разыскать ваших жену и сына и вырвать их из-под власти дея. Не скрываю, что эта затея может стоить жизни.— Вы не должны заниматься этим, месье де Вермон. Я просил только вашего совета, — сказал Парвизи, потупив взор и кусая губы. — Не могли бы вы одолжить мне немного денег, чтобы я мог поехать в Алжир.— Пожалуйста. Если вам нужно, то в любой момент. Но лучше поговорим об этом обстоятельно завтра.Увлеченные описанием боя «Астры», кузены и думать забыли о письме. Но вот Роже вспомнил:— Пришло письмо для Луиджи! Я сейчас принесу его.— Совершенно верно, мой отец приложил кое-что и для вас.Итальянец дрожащими руками сломал печать. Первое прямое известие из Европы для него. Что содержится в этих страницах? Парвизи медленно раскрывал сложенный вдвое листок. «Спокойно, спокойно!» — уговаривал он себя.Он был разочарован. Чисто деловое. Торговый дом де Вермонов открывает синьору Луиджи Парвизи из Генуи под именем Жана Альфонса Менье первый кредит в десять тысяч франков.— Почему Жан Альфонс Менье? — спросил Луиджи, не подумав, что оба кузена о содержании письма и знать не знают.— Простите, но я не знаю, о чем вы, — ответил де Вермон.— Вот, пожалуйста! — Парвизи протянул платежное поручение.— Гм-м-м. Что это означает? В конце тут стоит: «Письмо это немедленно уничтожьте». Кассе «Компани д'Африк» поручается выплатить названную сумму Жану Альфонсу Менье, чью личность удостоверит Пьер Шарль де Вермон либо Роже де ла Винь. Отец пишет не без умысла. Жан Альфонс Менье — это вы, Луиджи Парвизи! Французское имя здесь безопаснее итальянского.Роже и Луиджи с напряженным вниманием следили за размышлениями Пьера Шарля.— Ах, я понимаю отца. Наполеон отрекся, сослан на Эльбу. Генуя больше не часть Франции. Так что вы теперь, синьор Парвизи, по подданству снова итальянец, генуэзец. Я не сомневаюсь, что дей немедленно воспользовался ситуацией и напустил на генуэзские суда своих корсаров. Моя родина, столетиями связанная с турецкими правителями Алжира договорами, должна, разумеется, выполнять и свои обязательства перед варварийцами. Дом де Вермонов не может нарушать это соглашение, особенно в том тяжелом положении, в каком оказалась сейчас наша «Компани д'Африк». Англичане спят и видят, как бы лишить нас наших старинных привилегий. И все же, учитывая объем наших сделок, может ведь наш дом ошибиться. Надо же какое недоразумение! Ну кто бы мог представить, что Жан Альфонс Менье — генуэзец Луиджи Парвизи? Ни мой отец, ни я прежде с месье Менье знакомы не были; он всего лишь был тепло принят нами, и у нас не возникло на его счет ни малейших подозрений. Прискорбный, но простительный недосмотр. Вы не находите, месье Менье?Друзья разразились громким смехом.— Просто чудесно! Я постараюсь быть настоящим Жаном Менье. А вы помогите мне в этом: ты, Роже, и — если позволишь — и ты, Пьер Шарль!— С удовольствием перехожу на «ты», Луиджи. Впрочем, вздор — не Луиджи — Жан!Смена имени вызвала бурное веселье.— Мне не надо больше нищенствовать. У меня просто камень с души свалился. Роже рассказывал мне, что твой отец уже давно поручил тебе съездить в столицу и разведать там все, что можно. Возьмешь меня с собой, Пьер Шарль?— Напрямик говорю: нет.Парвизи смутился. «Де Вермон, конечно, очень деловой человек, но в этом деле я, отец, мог бы добиться большего, — подумал он. — Француз добрый, преданный друг и готов оказать всяческую помощь, но здесь надо иметь особое чутье, а это чужому недоступно. А я, неужели я не обнаружу, не учую своих любимых, если буду рядом с ними? Ведь наши связи, эти невидимые, но прочные нити, нерасторжимы. Рафаэла и Ливио — мои, и ничьи больше. Я разыщу их».— Я должен быть в Алжире, Пьер Шарль! — настаивал он.— Ты, генуэзец?— Я, муж и отец!— Именно поэтому было бы безумием брать тебя с собой. Мало ли что могло случиться с твоими близкими. Поручишься ли ты, что не потеряешь голову, узнав о чем-нибудь страшном? Нет, Луиджи, это выше твоих сил. Ты задрожал при одном намеке на это, а значит, и помочь им, увы, не сможешь; ты только себе навредишь и рискуешь даже погибнуть.— Я поеду с тобой, позволь мне!Де Вермон был абсолютно прав, Парвизи знал это. Но страстное желание быть хоть чуточку поближе к своим любимым заставляло его снова и снова повторять свою просьбу.— Пустые слова. Если кто и сможет что-нибудь узнать, так это я. Не посчитай это хвастовством, но я знаком в Алжире со множеством турок, мавров, кабилов, негров и евреев, вхож к французскому консулу и много лет уже пользуюсь полным доверием этих людей и знаю все их мысли и поступки. Одурачить Эль-Франси не так-то просто. Иной раз я сравниваю себя с первопроходцами лесов Северной Америки. Очень схожа у нас с ними жизнь, мои блуждания по ущельям Атласа: всегда начеку, всегда в готовности к нападению и обороне. Никто не сомневается, что ты горишь стремлением освободить своих близких, избавить их от ужасного рабства. Но ты не имеешь права делать глупости.— А если ты не обнаружишь никаких следов?— Мы должны считаться с этим. И все же положись на меня, Луиджи.— Снова ждать, час за часом, день за днем. Ужасно. Поручи мне хоть какое-то дело!Пьер Шарль услыхал слово «дело». Отлично. Луиджи надо занять, чтобы его мысли не очень путались.— Почему нет? Охотно, Луиджи. Ты знаешь, однажды я собираюсь написать научную работу о найденных мною свидетельствах пребывания римлян в Алжире. Я исколесил всю страну, чтобы познакомиться с ними. Ты — одаренный рисовальщик, я по сравнению с тобой — просто мазила. Все, что мой грифель запечатлеть на бумаге не сумел или изобразил кое-как, по-детски, я пытаюсь пояснить обстоятельными описаниями. Возьми эти наброски, разберись в них хорошенько и, окажись, что мои слова достаточно ясны, попробуй перевести их в рисунки.— С удовольствием, с большим удовольствием! — воскликнул Парвизи и в тот же день с усердием принялся за работу. Глава 6В АЛЖИРЕ Пьер Шарль де Вермон стоял как завороженный, наслаждаясь открывшимся с моря фантастически прекрасным видом разбойничьего гнезда — Алжира.Вот он, ослепительный в своей белизне, прилепившийся, словно треугольный парус, к горному хребту, неописуемо красивый проклятый город. Глаза не в силах объять весь его блеск, всю роскошь. Закрываешь их, а свет, пронзительный, резкий, отраженный от сияющего треугольника, все равно проникает сквозь сомкнутые веки. Не город, а сказка из «Тысячи и одной ночи».У ног его драгоценным ковром раскинулось синее море, и воздух над гребнями волн танцует, поет, ликует. Над морем воды — море домов, а над ними высятся многие десятки мечетей со стройными остроконечными минаретами, возглавляемые Великой мечетью в порту. Между ними — янычарские казармы, административные здания и синагоги иудейского населения. И все это венчает, над всем царит Касба — замок дея.Вокруг этого белого волшебства вьется зеленый венок. Это не ликующая молодая зелень светлого мая, а темные, сочные, вечно живые кипарисы, масличные и финиковые пальмы и рододендроны.И сегодня молодой француз, как и прежде, лишь с большим трудом сбросил с себя обаяние Алжира, так неотразимо действующее на всякого пришельца. Однако история Парвизи помогла ему разрушить эти властные чары. Нет, он не позволит себе больше заблуждаться и ослеплять себя прекрасными картинами. Рабство, издевательская торговля людьми, которую вели дей и его подручные, позор всему человечеству — были хорошо известны ему, как и миллионам других европейцев. Впрочем, его-то самого это мало касалось. Франция от этого была свободна. Откупалась. Платила ежегодно тридцать тысяч испанских талеров, которые правитель Алжира требовал за право добычи кораллов и торговые привилегии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...