ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Миновав церковь Святого Духа, прокатившись вдоль опоясывающих порт верков, она оказалась вскоре в предместье Сан-Пьетро д'Арена. Здесь кучер не сдерживал уже бег своей резвой четверки. Карета с грохотом понеслась по булыжной мостовой. Теперь шум был неопасен. В городе же необходимо было остерегаться любого стука. Правда, это не очень-то удавалось, но отнюдь не по вине кучера, а из-за щербатой, скверно вымощенной дороги. Хорошо еще, что хозяину все это вроде бы не мешало.Карета лихо мчалась на северо-запад, в горы, в Лигурийские Апеннины. На стенках ее блестели в лунном свете гербы Гравелли. Рядом с кучером на козлах сидел Камилло. В карете же находился единственный пассажир — сам банкир. Полно, неужели этот мужчина в ветхой, заплатанной одежде и в самом деле — Гравелли? Не разбойник ли это, не грабитель с генуэзских окраин? Оконное стекло в карете было опущено. Гравелли высунулся наружу и оглядел дорогу позади кареты.— Хорошо, хорошо, — пробурчал он себе под нос и снова исчез за оконной шторкой. Он увидел то, что хотел: держась на отдалении нескольких сотен шагов, за ними следовала другая карета.Экипажи держались друг друга, как привязанные, однако вознице второй кареты приходилось предпринимать большие усилия, чтобы выдерживать указанное ему расстояние и не оказаться вне пределов видимости и слышимости хозяина. Передняя карета скрывалась за очередным зигзагом горного серпантина — и он усердно нахлестывал лошадей; стоило ей снова показаться — он резко осаживал их.Во второй карете сидели рослые, сильные мужчины. Судя по говору, все они принадлежали к низам общества. При каждом толчке по неровной дороге слышался лязг оружия. Это были телохранители Гравелли.После нескольких часов езды банкир велел остановиться. Камилло спрыгнул с козел, открыл дверцу и откинул подножку.Они остановились среди диких гор. Нигде ни дома, ни даже шалаша. Только на холме справа темнели мрачные руины — останки старого замка.Гравелли отдал слуге необходимые приказания. Камилло понимающе кивнул и снова забрался на свое место на козлах.— Ждать! — ответил он на вопросительный взгляд кучера.Из складок своего плаща слуга достал пастушью дудочку и заиграл простенькую песенку. Доиграв до конца, он повторил ее снова и снова.В карете у окошка стоял Гравелли и озирал окрестности. Гонимые ветром тучи то и дело заслоняли лунный диск, неслись дальше. Камилло продолжал играть.Чу, что это движется там, возле руин? Проклятье, опять клочковатая туча закрыла луну. Но банкир не обманулся. Внезапно раздался незнакомый голос. Откуда — Гравелли определить не мог. Слева, справа? А, да не все ли равно!— Кто вызывает Властелина Гор?— Тот, кто в нем нуждается, — ответил банкир неизвестно кому.— Ваше имя?— Обязательно имя, может, лучше деньги? Деньги — это деньги, к чему еще имя?— Хорошо сказано. Ваше желание?— Свое желание я скажу Властелину сам. Позови его, или проведи меня к нему.— Ого! Да вы, оказывается, говорун! Только здесь у нас свои порядки, и устанавливает их сам Властелин. Понятно?— Ты говоришь достаточно отчетливо, и я не глухой. Но я не люблю долго ждать.— Тогда выкладывай, в чем дело!Банкир отпрянул назад. Словно из-под земли, перед ним появился вдруг неизвестный мужчина. Широкие поля шляпы затеняли половину и без того скрытого маской лица. Впрочем, и на лице Гравелли тоже была маска, которую он подвязал уже после разговора с Камилло.— Хотите заработать кошелек с золотом?— Отчего бы и нет, если запросы не превзойдут цену. Вылезайте из кареты и давайте отойдем немного в сторонку. В нашей сделке лишние уши ни к чему.Выходить из кареты? Банкир заколебался, хотя всего несколько секунд назад сам изъявил страстное желание увидеть Властелина Гор. В карете-то все же как-то безопаснее: а ну как у таинственного незнакомца на уме нечистая игра?— Ну, выходите же! — снова потребовал тот. — И не пытайтесь ослушаться моих приказаний. Вы в моей власти. Взгляните-ка сюда! — Он вытянул руку вперед.— К дьяволу вас! — выдавил сквозь зубы Гравелли, увидев возле коней двух мужчин в масках, третий стоял рядом с Камилло, приставив к его животу ствол пистолета. Слуга замер на козлах как статуя.— А что там за вами, господин? — хихикнул зловещий незнакомец.Гравелли испуганно оглянулся. Увиденного было вполне достаточно, чтобы понять, что на телохранителей ему рассчитывать уже не приходится.— Ваши люди, может, и порадуются еще минуту-другую своей свободе, вам же это вовсе не светит.Все было именно так, как он сказал. Вторая карета стояла в сотне метров позади них. Двое телохранителей успели выскочить и лежали между колесами с готовым к стрельбе оружием. Окошки в карете были открыты. С обеих сторон из них торчали ружейные стволы.— В хорошенькую западню мы угодили! — прошипел один из лежавших под каретой парней. — Эти ребята разбираются в своем ремесле. Деловые, будь здоров!— Вся округа, похоже, так и кишит людьми этого окаянного Властелина Гор, — откликнулся второй. — Один, другой, третий, четвертый, пятый — вон они, полукругом нас охватывают. У каждого по ружью.— С моей стороны то же самое. Одна надежда на старика, он хитрющий, глядишь, и выручит нас из беды.— Боишься?— Себя спроси, вот и мой ответ узнаешь.Спрашивать себя второму вовсе не требовалось, и так все было ясно.— Мне кажется, вы собирались предложить мне какое-то дело? — спросил банкира человек в маске.— Да, я действительно хочу этого. Но я пришел к вам по доброй воле и на недоброжелательное обхождение с собой вовсе не рассчитывал.— Это ваша вина. Чего ради вы притащили с собой целый обоз? Кто мне доверяет, того и я никогда не обижу. А вы во мне, похоже, усомнились. Вот я и предпринял кое-какие меры безопасности. Что, разве не прав я, опередив вас на один ход?— Значит, мне у вас ничего не грозит? — спросил Гравелли.— Вне всякого сомнения.— Вы ручаетесь, что меня и моих людей отпустят целыми и невредимыми, даже если наша сделка не состоится?— Да.— Слово чести?— Я сказал «да», и этого достаточно.Однако банкиру этого показалось маловато.— Слово чести? — повторил он.— Проклятый трус! Слово чести? Ха-ха-ха! — рассмеялся Властелин Гор. — Значит, вы считаете, что и разбойники тоже не лишены чести? Ну что ж, хорошо: даю слово разбойничьей чести!Гравелли облегченно вздохнул. Лишь теперь он почувствовал себя в безопасности. Он знал обычаи этих людей. Если уж кто из них дал слово разбойничьей чести, то на него можно положиться без всяких сомнений. Бандиты презирают общепринятые законы, свои же собственные блюдут со всею строгостью.— Хорошо, я верю вам, — сказал он и вылез из кареты.Человек в маске отвел визитера в сторонку.— Садитесь и излагайте, зачем пожаловали, — потребовал он у банкира.Оба уселись на обросшие мхом камни.— Обещаете ли вы сохранить в тайне все, что я вам доверю, даже если мы разойдемся, не придя к соглашению?— Да.— Ну так слушайте. У меня есть враг, смертельный враг, опасный и могущественный. Мне с ним не справиться, вот я и прошу вашей помощи.— Что мы получим за это?— Два кошелька с золотыми монетами. Один — сегодня, второй — по выполнении поручения.— Два кошелька… Не очень-то определенно: кошельки ведь могут быть и большими, да тощими.— Будете довольны, это я вам обещаю.— Может, оно и так, только у меня привычка — убедиться во всем заранее.— Вот вам, получайте и слушайте! — Гравелли вытащил мешочек и протянул его собеседнику.— Черт побери! Второй такого же веса?— Его родной брат! — улыбнулся Гравелли.— Отлично. Итак, что же от нас требуется? Обеспечить вас телохранителями получше ваших нынешних? На какое время? Каждый день дорог: ведь мои люди рискуют жизнью.— Надо покончить с моим врагом, — со всею возможною твердостью в голосе заявил банкир.В ответ бандитский главарь лишь присвистнул сквозь зубы. Вот оно что — его нанимают для убийства!— Эка дьявольщина! Не очень-то дорого, однако, вы цените человеческую жизнь. Два кошелька с золотом! Вы многое слышали обо мне. О том, будто банда Властелина Гор подряжается на убийство, вы тоже слышали?Гравелли испуганно отпрянул назад. Из-под маски блеснул взгляд, повергший его в ужас.Однако опасность ему, похоже, пока не грозила.— Я не говорю «да», — продолжал бандит, — но и окончательного «нет» я тоже не говорю. Назовите мне этого человека.— Купец Андреа Парвизи из Генуи. Знаете его?— А как же! Я знаю всех видных людей в городе.— Беретесь за поручение?Разбойник долго размышлял. Его молчание тяготило Гравелли. Эх, заглянуть бы ему в мозги, узнать, что за мысли одолевают этого зловещего разбойника!— Ладно, я берусь за ваше поручение, синьор Гравелли!Банкир вздрогнул. Откуда этот Властелин Гор знает его имя? Ясновидец он, что ли? Видеть ироническую улыбку на скрытом маской лице банкир не мог, но прямо-таки кожей ощущал ее. В чем же он оплошал?— Хотите ездить неузнанным — не экономьте деньги и пользуйтесь наемной каретой.«Проклятье, карета!» — понял наконец Гравелли. Он готов был надавать себе пощечин — надо же, не подумал о столь тешащих его гордость гербах! Однако ничего теперь не поделаешь, не отказываться же от своего имени.— Здесь задаток. Остальное получите сами или через надежного посыльного, когда выполните поручение.— Заберите деньги назад, — запротестовал Властелин Гор — Сейчас я в них не нуждаюсь. Да и вообще, мне надо сперва убедиться, что поручение ваше осуществимо.— Но я могу рассчитывать на вашу помощь и ваше молчание?— Мы же договорились. Не сомневайтесь, свое вознаграждение я отработаю. А сейчас уходите. Меня ждут дела.Главарь бандитов поднес к губам свисток. Услышав сигнал, его люди мгновенно отошли назад.В предрассветных сумерках Гравелли со своим эскортом вернулся в город. Итак, первый шаг к сокрушению Парвизи сделан. Банкир не сомневался, что Властелин Гор свое слово сдержит. Скверно только, что разбойник узнал его. Чего доброго, может при случае заделаться вторым Бенелли, а то и еще хуже, если пустится на шантаж. Счастье еще, что бандит не взял деньги и весь разговор шел без свидетелей. Надо будет, пожалуй, шепнуть словечко генуэзскому полицейскому начальнику, такому же продажному, как и большинство чиновников, — и конец тогда и Властелину Гор, и всей его банде. Глава 4ПЛЕННИК Парвизи не терял еще надежды, что Луиджи, Ливио и Рафаэла живы, хоть и попали в рабство к североафриканским правителям.Несчастный отец цеплялся за эту версию, как утопающий за соломинку. Чем дольше он размышлял об этом, тем сильнее верил, что все может быть только так и не иначе. А коли это так, то отыщутся и пути для выкупа дорогих его сердцу людей. За ценой он не постоит, пусть хоть и самой невероятной, — жизнь дороже всего золота на земле. Дом Парвизи богат, очень богат. И на выкуп он, не медля и не торгуясь, отдаст все, до последнего байокко. А после — нищета? Полно, разве нищий тот, кто соединился со своими любимыми? Никогда!Часами ломал он себе голову, пока усталость не сваливала его с ног.Слуги не знали еще о постигшей хозяина тяжелой утрате. Но совету Вермона Парвизи до сих пор не сказал им об этом ни слова. Француз говорил купцу, что самое главное — приглушить первую боль, а для этого нет лучше средства, чем уехать на некоторое время из города.— Могу ли я и впредь рассчитывать на вашу доброту, господин де Вермон? — обратился на утро после рокового дня Андреа Парвизи к своему гостю. — Я хотел бы попросить вас поехать вместе со мной в горы, в мое поместье. Там никто нам не будет мешать, и, как знать, может, мы сумеем найти пути и средства для получения достоверных сведений о судьбе моих детей. Прошу вас, пожалуйста, не отказывайте мне!Прошло несколько минут, а Вермон медлил с ответом. Парвизи не сводил напряженного взгляда с нового друга — за немногие проведенные вместе часы генуэзец и француз успели выяснить, что во многом одинаково смотрят на жизнь, и почувствовали взаимную симпатию.— Я еду с вами!Купец облегченно вздохнул. Он знал уже кое-что о своем госте. Ксавье де Вермон — крупный негоциант, занимающийся в основном добычей кораллов у алжирских берегов, в Ла-Кале. Франция принадлежит к тем немногим странам, у которых довольно сносные отношения с варварийцами, и прежде всего — со зловещим государством Алжир. Французским судам в Средиземном море корсары не досаждают.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...