ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Честь имею, синьор Гравелли!Гравелли клял судьбу. Хулил Бога и весь свет: все его действия и деловые операции с некоторых пор терпели неудачу. То, что он сам во всем виноват, ему и в голову не приходило. Ему, богачу, для которого выше денег не было ничего в жизни, представлялось, что с золотом все поправимо, и нет никаких запретов, которые нельзя преступить ради золота. Он со спокойной совестью посылал людей в рабство, чтобы добиться богатства, а с ним — и власти. Он, не моргнув глазом, пускал по миру других коммерсантов, чтобы приумножить свои сокровища. Он был жесток и неумолим, готов на подстрекательство к убийству, лишь бы расчистить дорогу своим дальнейшим махинациям. Теперь он злился, что ход событий оказался не в его пользу, что судьба обернулась против него.Перед ним лежала раскрытой его приходо-расходная книга. Нужно было сделать новую запись: внести в графу «Расход» два кошелька с золотом.Опять потери, против которых доходы — ничто Наваждение, да и только! Указательный палец нервно перескакивал с одной записи на другую. Началось все со взноса, нет — подарка Бенелли. Глуп он был, непостижимо глуп: отвалить этому проходимцу еще денег, да к тому же этакую сумму! Убытки в венских сделках, в сущности, не столь уж серьезны. Последняя черта здесь еще не подведена. Судя по уверенному тону писем Пьетро, они скоро возместятся. Далее следовали проблемы с недвижимостью. И эту ошибку тоже, наверное, можно исправить. Хотя она и очень раздражала его, показывая, что с ростом аппетитов в том же соотношении возрастал и риск. Коммерсант всегда должен принимать в расчет, что сегодня он — наверху, а завтра может оказаться внизу, а стало быть, не должен тратить нервы и терять мужество. Хватит ли у него-то нервов? Гравелли отмахнулся от тревожного вопроса и переключился на следующую графу. Ярость его нарастала. «Парма» пробила изрядную брешь в его финансах. Впрочем, это еще можно бы перетерпеть, когда бы за этим не крылось нечто иное: кое-кто из генуэзских купцов подозревал, что крупный банкир Гравелли в союзе с корсарами. Сомневаться не приходилось. Как выяснилось, погруженные на «Парму» товары были из тех, что давным-давно пылились уже на складах, а возможно, были уже и вписаны в графу убытков.— А я, я, я — купил их!Гравелли покраснел как рак.Страница за страницей — в гроссбухе были одни убытки. Оставшаяся в Генуе часть его огромного когда-то состояния израсходована почти без остатка. Вот и сегодня — два кошелька золота!Одно лишь достижение можно было отметить: успехи Пьетро в Вене.Да, Вена. Там его спасение, а не здесь, в ставшей враждебной ему Генуе. Можно, в конце концов, и вовсе уехать отсюда, оставив лишь небольшой филиал. Но как быть с Бенелли, с его предостережениями и угрозами? Однако и этому «другу» вместе с его хозяевами, кажется, скоро придется оставить свое ремесло. О пиратстве дея стоит специальный вопрос на Венском конгрессе. Должна же наконец Европа решиться выступить против этого тирана. А с ним вместе падет и ренегат. На прибыли с Алжира рассчитывать больше не приходится, только все потеряешь.А убежав в Вену, он сразу убил бы и второго зайца — ускользнул бы от Властелина Гор. Он, конечно, очень сильный противник, этот бандит, разбойник с большой дороги, но его власть не простирается дальше гор, что окружают город с севера. Оставим-ка Парвизи на будущее в покое, и тогда у этого таинственного субъекта не будет больше никаких причин на него ополчаться.Итак, надо переселяться в Вену. Может, даже очень скоро. Вот Пьетро обрадуется! Вместе они такие дела закрутят! И тогда имперскому городу придется потесниться, сложить оружие перед могущественным генуэзским банкиром. Он достал пакет с письмом сына и вложенную в него расчетную ведомость, просмотреть которую еще не успел.Мы еще поборемся, наша финансовая мощь еще не сломлена! Гравелли еще раз придирчиво просмотрел свои записи в гроссбухе.— Черт побери! — прохрипел он. — Что я, считать разучился?Он пересчитал снова все выплаты. Бенелли — Властелин Гор — Бенелли — человек в маске — Бенелли… Что, эти двое только и чередуются? Может, описка? Нет, числа и цифры выверены, красивым, четким почерком записаны на бумаге. Однако в результате дебет и кредит никак не складывались в суммы, необходимые, чтобы первые венские сделки не принесли убытков… А противники издеваются, скалят зубы, угрожают… От напряженных расчетов на лбу у банкира капельками выступил пот. Он опустил голову на руки, смежил глаза. «Бенелли… Властелин Гор…»— Помогите! — вырвалось у него.Вскрик принес облегчение. С разламывающейся от боли головой он начал все снова. Вместо предполагаемых доходов — одни потери. Где же кроется ошибка? Не иначе все же, как где-то в расчетах. Не может же быть чистого дефицита? Может, в бумаги Пьетро или здесь, в Генуе, вкралась какая-то описка? Здесь, конечно здесь, иначе и быть не может, не должно.Выручка, полученная в Вене, не покрывала закупочных цен, с учетом взяток, даваемых, чтобы сделать рынок поустойчивее, не говоря уже о потерях на налоги. В течение многих месяцев огромные суммы денег не «работали», а стало быть, и не могли приносить прибылей.Гравелли переломил перо пополам, швырнул обе части на пол. Он просто не решался занести в свой гроссбух вместо ожидаемых прибылей свалившиеся в последнее время на его голову убытки. Он страшился правды, которая в каждой строке тыкала ему в глаза: ты должен платить за все несчастья, которые принесла людям твоя алчная душа.Через несколько минут откроется биржа.Без него.Он со страхом вынужден был признать это. Агостино Гравелли, повелитель биржи, не в силах выстоять против других коммерсантов Генуи. Сегодня нет. Но завтра! Завтра он отыграется. Да, завтра. Ибо дом Гравелли, несмотря ни на что, еще не обессилел. Он отправил на биржу секретаря.— Мой хозяин занят, крупная сделка. Ну, вы же знаете, господа, кое-что, что нельзя предложить на генуэзской бирже… — Так должен он был доверительно шепнуть, с обязательством молчать, кое-кому из мелких торгашей — а они ведь все, в сущности, полуголодная мелочишка, один беднее другого. Не успеют еще закончиться торги, как вся биржа будет уже в курсе: Гравелли вершит какие-то тайные операции, а стало быть — держись за него! Иной раз возле коршуна удается поживиться и маленькой пичужке. С чего бы это ей, спрашивается, упускать свой случай? Сегодня внизу, а завтра, глядишь, — наверху. Впрочем, внизу-то она, в сущности, всегда, но почему бы и не попытаться хоть разок взлететь?Слегка успокоившись, Гравелли спустился в свой кабинет в маленьком окраинном домике, однако настроение у него все еще оставляло желать много лучшего. Камилло быстро смекнул, что с хозяином творится что-то неладное: слуга никак не мог угодить ему, хотя и делал все как полагалось всякий раз. Даже всех мух на стенах перебил.К счастью, Гравелли не долго гонял его, и он вскоре смог уйти к себе в каморку.В передней послышались шаги. Кто-то пришел. Старик сразу насторожился. Придирки Гравелли возмутили его, рассердили. Но все равно он оставался преданным слугой, стражем, охраной банкира. Кто посмел проникнуть сюда, да еще к тому же без его, Камилло, сопровождения? Неужели?.. Старика зазнобило. Неужто незваный гость — это Бен!.. Боже милостивый, это имя даже и в мыслях лучше не держать, не то что — произносить! Ренегата Камилло страшился еще сильнее, чем своего хозяина и повелителя.Однако это был всего лишь секретарь. Этого еще только не хватало! Слуга прямо кипел от ярости.— Эй, приятель, держитесь-ка вы отсюда подальше! — попытался он оттеснить пришедшего с биржи от личной комнаты банкира.— Синьор Гравелли там? — спросил взволнованный секретарь.— Да, но вы ни в коем случае не должны его беспокоить. Это может стоить вам вашего места, — упорно заслонял ему дорогу Камилло.— А-а-а, что за глупости, старик! — воскликнул молодой человек, пытаясь проскользнуть мимо слуги.Проворнее, чем можно было ожидать от его возраста, Камилло устремился к двери и заслонил ее, широко раскинув руки.— Мне совершенно необходимо к нему! — решительно и резко заявил секретарь.Пикировка переросла в громкую и пылкую словесную дуэль. Секретарь попытался уже было проложить путь силой, как дверь вдруг распахнулась.В дверях стоял Гравелли. Глаза банкира сверкали гневом, бешенством и ненавистью. Камилло съежился, сделался маленьким, словно заранее укрываясь от готовой разразиться бури.— Что случилось? — Голос хозяина дома звучал предвестием взрыва, сравнимого разве что с извержением вулкана, беспощадно уничтожающим все вокруг.Молодой человек сразу потерял дар речи. Он еще мало общался с Гравелли, но знал уже, что вступать с ним в пререкания крайне опасно. Обычно он говорил тихо и ходил мягко, как хищный зверь на бархатных лапах. А сейчас он прямо-таки взревел! «Эх, ведь предупреждал слуга-то, надо было бы мне прислушаться!» — подумал секретарь.— Говорите!Словно кинжалом, ударил этот приказ юного секретаря.— Да говорите же! — снова потребовал банкир и, похоже, поднял даже сжатую в кулак руку. Для удара, что ли? Позже служащий не мог толком припомнить все эти детали, да, впрочем, и не хотел.— Большая новость, синьор! Вся биржа стоит вверх ногами! — выпалил наконец секретарь. Совсем по-другому собирался он доложить это известие — сияя, весело улыбаясь.— Ну?Вверх — вниз, вверх — вниз… Что же на этот раз?— Алжир пал!Как радуется секретарь! Но что сулит это ему, Гравелли? Что ему делать сейчас? Надо найти какой-то ход, чтобы как можно быстрее суметь убраться из опасной зоны.— Входите же! Скорее, скорее! Вина, Камилло, да побыстрей! Садитесь! Однако, накажи вас дьявол, мой мальчик, если вы чего-то не дослышали и принесли мне фальшивую новость!Несмотря на некоторую холодность, чувствовавшуюся в этом приглашении, беседа за стаканом вина с самим патроном явилась подлинной радостью для бедного секретаря. Обильно, и даже несколько развязно, расцвечивая яркими красками первые свои сухие слова «Алжир пал!», молодой человек ожидал реакции банкира.Никаких комментариев. Не поймешь, доволен ли финансист или нет. Слышит ли он его вообще? Не иначе как придется потом повторять все снова, подыскивать другие обороты речи, более подходящие слова.Что-то с хозяином было не так. Даже стакан, который он поднял, чтобы чокнуться со своим служащим, слегка дрожал в его руке. Это был совсем другой Гравелли, человек, каким до сих пор его еще не знали.— Не хотите ли поработать со мной здесь несколько часов сегодня вечером? — спросил он секретаря.— Конечно, разумеется, синьор! — ответил тот и добавил, что для него очень большая честь и радость — доверие хозяина, и он готов трудиться день и ночь, и вообще все его силы принадлежат дому Гравелли. Его жена, друзья, к которым они собирались пойти, поймут важность этого предложения патрона и извинят его.— Еще стаканчик, мой дорогой? — спросил банкир и налил вина ему и себе. — Славные капельки, огнем текут по жилам. Пришпоривают, окрыляют мысли, порождают… — не договорил он и, опорожнив одним глотком стакан, поднялся с кресла.Беседа закончилась. Вечером они продолжат ее, и, возможно, секретарь узнает кое-что неожиданное. Глава дома, строгий хозяин, сделался вдруг очень обходительным.За добрые новости вестнику вручили несколько золотых. Это было и вовсе необычно: Гравелли впервые самолично, из собственных рук вручал своему подчиненному подарок!Вверх — вниз, вверх — вниз. Будущее должно, и будет, состоять из одних только «вверх»! С деем и его дьяволом Бенелли покончено. А с ним конец и роковому договору. После тьмы последних месяцев ослепительным, нереальным блеском, словно золото, засияло солнышко. Гравелли усмехнулся. Золото! Он извлечет его из крушения турецкого владычества в Северной Африке. Потери, уже сейчас можно сказать, восполнимы!А богатство сгладит все неприятности.Банкиру не требовалось прибегать к помощи своего секретного гроссбуха. Больше он в нем не нуждался. Мозг коммерсанта снова работал без ошибок.Забывчивость, сказал посланец Властелина Гор… Посмел бросить это слово ему в лицо! Назвал его стариком. Нет уж, этих-то оскорблений он никогда не забудет, сколько бы лет ни прошло, и не успокоится, пока этот парень и его предатель-главарь не будут схвачены.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...