ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"А вот было однажды… "Живой Эль-франси превратится в сказочного персонажа, в героя легенд.Отчего так? Почему Эль-франси должен становиться де Вермоном?Француз взялся за перо и набросал на листке бумаги несколько строк для отсутствующего Парвизи. Потом больной с трудом поднялся в седло и поехал к Селиму.Негр напряженно внимал словам друга.— Это все, Селим. Что ты думаешь об этом?— Ты возьмешь меня с собой? Разве приходилось тебе когда-нибудь сожалеть, что я был рядом?— Как ты можешь такое говорить? Но, видишь ли, Марсель — большой город, совсем другой, чем Алжир, Константина, Бона, а тем более — наш крохотный Ла-Каль. Тебе было бы трудно там жить. Возможно, я и не останусь в Марселе. Однако главное все же не в этом, а кое в чем ином: я не могу взять тебя с собой, потому что ты будешь еще нужен здесь. Ты должен помочь Луиджи вырвать ребенка из лап турок. Не печалься, Селим. Может быть, я еще когда-нибудь вернусь.— Может быть… — негр безнадежно махнул рукой; он не верил в это. — Но, конечно, должен же кто-то защищать Парвизи. Я берусь за это.Именно эти слова и хотел услышать де Вермон. Оставалось надеяться, что и Парвизи тоже целиком согласится с его планами и предложениями.Точно продуманными словами он объяснил итальянцу, что не сможет более участвовать в освобождении Ливио.Парвизи давно уже предполагал это, однако теперь, когда все окончательно встало на свои места, он побледнел и ответил молчанием на слова друга.Горькое это было молчание. Пьер Шарль как никто понимал Луиджи, представлял, как сжимается сердце отца, узнавшего, что помощь сыну грозит отодвинуться на неопределенный срок.Парвизи молчал и лишь спустя довольно долгое время заговорил:— Желаю тебе полного выздоровления, Пьер Шарль. Я так благодарен тебе, что даже не нахожу слов.«Почему он не спросил, что делать дальше? — подумал Пьер Шарль. — Ведь дело идет о спасении Ливио. Неужели друг утратил всю жизнестойкость? Неужели снова угроза помрачения разума?»— Послушай, Луиджи! Мой отъезд ничего не меняет в нашей задаче — найти ребенка. И не надо меня благодарить: мы же друзья на всю жизнь. То, что гнетет тебя, не оставляет безучастным и меня. Я без колебаний, не задумываясь, отдал бы жизнь, чтобы только помочь вам, Ливио и тебе. И занялся бы поисками еще сегодня, когда бы не болезнь, сделавшая меня совершенно неспособным для этого. Сейчас я — всего лишь камень на дороге, только помеха, невзирая на все мое желание помочь. Я и дальше буду делать все, что возможно. Я был у Селима и советовался с ним. Этот добрый малый хотел было сопровождать меня во Францию. Но я не согласился. Ты в последние недели научился, как вести себя в горах, на равнине и в пустыне; ты видел, как я обхожусь с людьми, и я убежден, что в будущем ты и сам сможешь стать Эль-Франси, чужестранцем — другом туземцев.Парвизи устало поднял глаза на друга.— Я — Эль-Франси? Ты шутишь. Ха-ха. Мне стать Эль-Франси!— Не смейся, Луиджи. Я знаю, о чем говорю. Это необходимо; это единственная возможность спасти твоего сына. Рядом с тобой будет Селим. В любви и преданности его можешь не сомневаться. Ты для него — второй я.— Разумеется, так и должно быть, Пьер Шарль, я всецело согласен с тобой. Что станется с Ливио, опусти я руки? Ведь сам-то он ко мне не прибежит. Но ты и я — какая огромная разница!— Со временем ты вживешься в эту роль.— Время, время! Пока еще я и в самом деле добьюсь чести с полным правом называться Эль-Франси! Что станется за это время с моим мальчиком? Каждый день в мире творится столько ужасного. Минует ли злая судьба моего сына в его опасном пребывании у корсаров? Каждый час, каждую минуту я боюсь за него. О Пьер Шарль!Француз не знал, что ответить на полные муки слова несчастного друга, как утешить его, как подбодрить.— Может, в этот самый миг Ливио грозит беда, а меня нет рядом с ним. Куда мне спешить, где его искать?— Это бессмысленные причитания, Луиджи. Выкинь подобные мысли из головы! Никогда больше не позволяй себе думать об этом. Это только расслабляет волю, снижает решимость. Если дальше растравливать себя такими думами, это приведет лишь к тому, что ты и в самом деле можешь опоздать. Жизнь требует совсем другого. Очень многое зависит от воли. Ты хочешь освободить Ливио. Если вера сдвигает горы, то на что же способна неукротимая воля Эль-Франси?— Ты прав, как всегда. Я надеюсь, что сумею с честью носить имя Эль-Франси, получившее благодаря тебе такую славу. * * * Новый Эль-Франси скитался вместе со своей тенью Селимом по всему регентству. Сегодня он был здесь, завтра — уже совсем в другом месте. Он стал скуп на слова; прежде он был куда разговорчивее, находили туземцы. На это не обижались, ибо во всем прочем он оставался таким же, как всегда.Он частенько часами сидел вместе с людьми, не принимая участия в разговоре. Зато Селим так и трещал, разузнавая, между прочим, о заботах и нуждах приютившей их деревни. Иной раз вступал в разговор и Эль-Франси, и даже хватался за оружие… Если звучали выстрелы, люди знали, что у них есть надежный защитник.В одном лишь заметно отличался гость со времени прошлых его посещений несколько лет назад. Он любил присутствовать на школьных занятиях, играл с детьми, брал их с собой на недельные охотничьи вылазки, короче говоря, стал большим другом детей. Ничего удивительного, что дети и подростки спали и видели, как бы подружиться с Эль-Франси, которого почитали самым отважным охотником Африки.Вокруг Парвизи всегда собиралась стайка мальчишек. Все жаждали послушать его охотничьи рассказы.Он с улыбкой удовлетворял их желание, умело вплетая в повествование быль и вымысел. Чем больше он рассказывал, тем требовательнее становились слушатели: «Еще, Эль-Франси, еще!»— Ну ладно, еще одну историю, и все — на сегодня конец. Согласны?— Согласны!Дети сияли от счастья. Но, услышав обещанный рассказ Эль-Франси, принимались снова тормошить его, и он в конце концов смягчался и рассказывал еще и еще.Как-то раз он собрался было рассказать об охоте на пантеру с Пьером Шарлем и маврами.И тут явился Селим! Что случилось? Негр едва переводил дыхание.Неужели?.. Однако Луиджи даже в самых смелых мечтах не отваживался думать о счастье. Он старался как можно реже смотреть на портрет сына. Нет, нет. Нельзя допускать даже надежды, что черный друг принес вдруг какое-то известие о Ливио.— Эль-Франси, скорее! — торопил его Селим.Видимо, случилось что-то важное, необычное. Ливио! Парвизи не мог больше сдерживаться. Должно быть вести, принесенные Селимом, как-то связаны с мальчиком. Оборвав на полуслове свой рассказ, Парвизи остановился перед запыхавшимся другом.— Идем скорее!Больше негр не сказал ничего. Взгляд его, брошенный на стоящих с открытыми ртами детей, показывал, что принесенное известие — не для них.— Сейчас мне некогда, — сказал Луиджи юным слушателям. — Ступайте домой.— Ах нет, Эль-Франси, сейчас, когда началось самое интересное? Нет, мы останемся и будем ждать тебя.Шумное сборище не собиралось расходиться.Говорить с Селимом по-французски? Парвизи сразу отверг эту мысль. Старшие мальчики могли рассказать в деревне, что Эль-Франси заговорил почему-то на непонятном языке. С чего бы это? Эль-Франси непроизвольно мог вызвать к себе подозрение. Люди могли бы сделать из этого пагубные умозаключения.Текли секунды. Драгоценные, страшные секунды. Когда бы знать, что за вести принес Селим! Как же половчее отделаться от детей? Просьбами и приказаниями ничего не добьешься, это было Луиджи абсолютно ясно. Но удалить их отсюда необходимо; нельзя допустить, чтобы они услышали, о чем он будет говорить с Селимом.— Вот, что я вам скажу! — воззвал он к своим добрым мучителям. — Сейчас мне очень некогда, но я обещаю вам рассказать эту историю до конца в деревне. Что вы думаете насчет того, чтобы побежать наперегонки?— Ну да, у тебя-то ноги куда длиннее, чем у нас! — недоверчиво протянул толстенький шестилетний малыш.— Ну, это-то мы учтем. Слушайте внимательно: самые маленькие, ко мне! Так. Нет, ты сюда не суйся, иди туда, к большим. А сюда — давайте самые большие. Сперва бегут малыши, за ними следует вторая группа и наконец третья. Мы с Селимом — последние. Только бегите что есть духу. Первый из каждой группы получит приз.— А что это будет, Эль-Франси? Скажи нам сначала, что нас ждет?— Нет уж, этого я вам не открою.— О-о-о…— А что, разве было когда-нибудь, чтобы Эль-Франси вас чем-то обделил?— Нет, нет. Конечно, мы всегда были довольны.— Тогда считаю до трех, а потом бежит первая группа. Раз… два… три!Понеслись, только пятки засверкали. Каждый хотел стать победителем и получить от охотника загадочный приз.— Теперь вы!Мальчики побольше выстроились в ряд. По команде Парвизи рванули со всех ног и они.Оставалась еще одна группа. Дети устали от ожидания, и все же итальянец решил попридержать их еще немного, чтобы получить наконец возможность переговорить с Селимом с глазу на глаз.Но вот побежала и третья группа.— Рассказывай, Селим!— Дея свергли; господству турок конец. Рабы свободны!— Селим, Селим! Неужели это правда? Друг, не шути со мной!Он хлопнул спутника по спине. Пальцы итальянца железной хваткой сжали плечо негра.— Какой-то незнакомец только что принес в деревню эту весть. Некий европейский флот обстрелял Алжир. Город полностью разрушен. Никогда, никогда больше не будет рабства, Луиджи!— И всех рабов освободят?— Да.— Тогда и Ливио тоже свободен. Святая Дева, благодарю тебя! Закончились наши поиски. Ливио свободен, мой Ливио, мой мальчик! И Бенедетто, Чивоне, и все другие, кто подвергся нападению, — все свободны, все, все! О, я так счастлив, несказанно счастлив. Теперь я смогу вернуться на родину, покинуть эту адскую страну, жить со своим сыном!— Да. Тебе здесь больше делать нечего.А что же это такое с Селимом? Почему он не радуется; он, который не жалел ни сил, ни трудов, чтобы отыскать ребенка? Ведь должны же были Ливио найти, может, он уже на пути в Геную? Разве не сияет небо от радости, не ликует природа от этой победы, уничтожившей корсаров, освободившей людей от рабских оков?Все виделось Парвизи в сиянии и великолепии. Небо, горы, растительность, желтый песок. Все — не как всегда. Ливио свободен. Это переменило весь мир — только не Селима.Что с ним? А-а-а!..— И ты тоже поедешь со мной в Италию, на мою родину, как мой друг!— Луиджи! Это правда?— Разве Эль-Франси лгал тебе когда-нибудь?Белоснежные зубы Селима засверкали перламутром, щеки растянулись в широкую, радостную улыбку.— Нет, нет, Эль-Франси никогда не говорил неправды. Но в Италии все по-другому, чем в Алжире?— Мой родной город Генуя во многом похож на Алжир. Он расположен на море, построен такими же террасами, как и турецкие города, и горы подковой охватывают его, но там люди будут добры к тебе. Пойдем, Селим, пойдем же!О беге наперегонки друзья позабыли. Однако все равно помчались что было духу. Парвизи не терпелось узнать побольше о великом событии, потому что негр слышал лишь часть рассказа незнакомца, и этого ему показалось достаточно, чтобы быстрее сообщить другу самое важное.Маленькие бегуны ожидали обоих мужчин на въезде в деревню.— Я первый!.. Я тоже!.. И я!Победители наседали.— А что ты нам дашь, Эль-Франси? Скажи скорее!Парвизи еще не успел подумать об этом. Но теперь надо было выполнять обещание. Иначе мучители не выпустят его из окружения.— По пяти цехинов каждому. Вот они!Восторженные крики. Планы, как лучше распорядиться деньгами. Об охотнике на время позабыли.Жители деревни сидели большим кругом. Посередине два незнакомца. Это были вестники радости.— Подсаживайся к нам, друг, и слушай, что произошло, — пригласил деревенский староста Парвизи.— Друг? Ты называешь другом этого человека, о шейх? Да это же один из тех, которые сровняли Алжир с землей!Незнакомец вскочил, выхватил из-за пояса пистолет. Грянул выстрел.Парвизи упал на землю.— Что ты наделал, злосчастный? Ты что, не знаешь, кто этот человек?Все вскочили на ноги. Селим кинулся к другу.— Проклятый христианин, кто же еще?Стрелок бесстрашно стоял между бурно размахивающих руками берберов.— Да покарает тебя Аллах! Ты же застрелил Эль-Франси!— Эль-Франси?Чужак оторопело оглядывался. Даже не зная охотника в лицо, он должен был бы прежде хотя бы поинтересоваться, в кого собирается стрелять.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...