ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Возьмись кто читать — не обратят и внимания. Ну а те, кому адресовано, поймут все не хуже, чем он сам. Поймут и воспримут как приказ, отменяющий все прежние распоряжения.Итак, рывок к новым делам. Рычаг нажат. Теперь все закрутится…И конец на этом. Не тратить больше ни сил, ни нервов. Главное — запалить костер! Глава 13КОРСАРСКИЙ ЮНГА Эль-Франси — Парвизи — снова пустился в путь по регентству Алжир. Селим был вне себя от радости находиться снова рядом с другом, который из бывшего ученика давно обратился в мастера.Оба все еще искали ребенка, который тем временем почти уже вышел из детского возраста.Нигде никакого следа.— Да жив ли он еще, мой Ливио?В сотый раз уже задавал Луиджи этот вопрос, и никогда негр на него не отвечал. Вот и на этот раз Луиджи вовсе не ожидал услышать «да» или «нет» от своего верного спутника. Обращался он, собственно, к самому себе. Разве узнаешь таким способом что-нибудь вразумительное? Остается надеяться лишь на то, что слово «нет» ничем не подтверждено Он чувствует, он уверен, что его сын жив. Он где-то здесь, в этой большой стране. И поиски его нужно продолжать, пока не прорвется завеса тайны вокруг него, пока отец не отыщет сына.Неделями и месяцами пребывали оба охотника и исследователя в пути, возвращаясь на короткое время для отдыха в Ла-Каль.Роже де ла Винь встречал друга с распростертыми объятиями, приветствовал его всякий раз как заново родившегося: еще бы — Луиджи возвратился после всех опасностей целым и невредимым! Как мечтал Роже отправиться однажды вместе с ним, пережить приключения, ради которых он и пустился в Африку. Однако служебные дела накрепко приковали его к «Компани д'Африк». И к тому же он только стеснил бы друга, а то, чего доброго, и навредил ему.Кое-кого из старых знакомых первого времени пребывания Парвизи в Ла-Кале уже не было в живых. Море протянуло свои мокрые руки, ударило по лодкам мощными кулаками и разметало, раздробило суденышки, утянуло людей в пучину. Иные погибли во время побоища в бонской церкви.Кроме Роже в Ла-Кале был еще и Клод. За это время он превратился в статного юношу. Таким должен быть теперь и Ливио. Отеческие отношения к мальчику переросли у Луиджи постепенно в настоящую мужскую дружбу, глубокую и искреннюю. С Клодом, несмотря на его юные годы, можно было говорить о самых серьезных вещах.Но не долго оставался Луиджи на сей раз в городке искателей кораллов. И виной тому был Клод. Луиджи любил его, мальчик платил ему тем же, и Парвизи видел в нем Ливио. Это было слишком для сурового мужчины.Дальше! Дальше!Лишь несколько дней спустя, после отчаянной скачки, раненое сердце вновь забилось равномерно, и Эль-Франси снова стал выдержанным, рассудительным охотником, исполненным одной задачей — найти сына.В 1817 году, на краю пустыни, до обоих друзей дошла весть, заставившая их насторожитьсяОмар-паша устранен. Отважного и решительного в делах дея, которого не смогли одолеть до конца даже англичане, сбросили его собственные люди. Его же янычары ворвались во дворец и свергли великого, могущественного владыку. Закованного в цепи, подгоняемого ударами плетей, бывшего дея вытащили на базарную площадь его столицы Алжира и удушили. Мало кто из его предшественников на алжирском троне кончил по-иному.Дей умер! Да здравствует дей! Да здравствует Али Ходжа-паша, новый дей!Новый человек на троне. Будет ли он следовать тем же путем, что и Омар-паша? Лучше или хуже он, чем покойный?Али Ходжа-паша — еще один чистый лист для Луиджи Парвизи и Селима… Пока что в истории алжирских деев, работорговцев, пиратов, предателей, самовластных тиранов новое — только имя. Время золотыми или кровавыми литерами впишет в книгу судеб деяния этого человека. * * * — Эль-Франси? Ты Эль-Франси? Пойдем с нами в нашу деревню!Мальчик засиял, услышав имя незнакомца. Вот он какой, этот прославленный охотник!— Ты хочешь меня привести? — улыбаясь, спросил Луиджи.— Конечно! Идем!— Как тебя зовут, дружок?Крепкий, бодрый паренек нравился Парвизи.— Али.— Тогда — вперед! Веди нас, Али.Деревня засуетилась.— Эль-Франси пришел!Радостная весть полетела от хижины к хижине. Эль-Франси, друг и помощник всех арабов и берберов, кумир маленького отважного Омара, снова появился наконец в их деревне.Молодежь не давала гостю прохода. Его осаждали вопросами и просьбами. Луиджи радовал восторг парней.Старики, много лет назад уже встречавшиеся с гостем, с улыбкой наблюдали за происходящим. Гм-м-м, однако и для Эль-Франси время не прошло бесследно. Неудивительно. Постоянные схватки с хищниками, взбудораженные нервы — не опоздай, не промахнись: пантера или лев уже изготовились к прыжку. Чуть промедлил — и конец… Всегда смерть перед глазами. А вечные скитания в любую погоду? Все это неизбежно меняет облик человека. По Эль-Франси это особенно заметно: он изменился до неузнаваемости.И еще кое-что бросилось в глаза людям: конечно, Эль-Франси, как и прежде, очень волнуют повседневные заботы местных жителей, но сверх того он говорит теперь с ними и об отношении к туркам. Делает он это, однако, очень осторожно, не выставляя себя открыто врагом чужеземных властителей. Как ни говори, сам-то он тоже ведь не араб, не бербер или негр, а — чужеземец. Ни разу он не сказал: «Беритесь за оружие, освобождайтесь от давящего вас гнета». Нет, сам он этого не говорит, но осторожно подводит к тому своих друзей и почитателей. Решения они должны принимать сами.Али сразу отвоевал себе место по правую руку от охотника. Кто привел Эль-Франси в деревню? Он. Вот ему и полагается почетное место. Остальные молча признавали это, хотя и не без некоторой зависти. Слева сидел Селим. Жители деревни отлично понимали, что не менее известный и любимый спутник великого охотника никак не слуга ему, а верный, преданный друг, и не давали негру даже пальцем шевельнуть. Они сами позаботились о лошадях, приготовили для гостей хижину, расстарались с едой и питьем.Между Луиджи и Селимом оставалось немного места. Узкое пространство, однако не настолько, чтобы туда не втиснулся еще один парень: Ахмед. Исполин-негр с улыбкой слегка подвинулся, увидев умоляющие глаза своего маленького собрата. Он обнял мальчика рукой, и тот сидел, притихнув, как мышка, слушая вместе со всеми рассказы Эль-Франси.Луиджи не давали прерваться. Сегодня был праздник, великое событие для подростков. «Выкладывай все до конца!» — горели желанием их глаза.— Мой друг Омар тоже мечтал стать таким великим охотником, как ты, — вставил свое слово Али. — Верно, Ахмед?— Да, он очень хотел этого, — подтвердил друг.— А почему он не хочет этого теперь?Пришлось и друзьям рассказать, как все было.«Пусть себе поговорят, — подумал Луиджи, — я пока обдумаю новую охотничью историю. Все равно из этого окружения скоро не выберешься». Везде то же самое, лучшие его друзья — мальчишки.— Его угнали отсюда! — прозвучали горькие, осуждающие слова. — Омар был нашим лучшим другом. Он выручил меня однажды из большой беды, как и ты, жертвуя собой ради друга.Угнали… У Луиджи стояло в ушах только это слово, мозг напряженно работал.— Угнали? Кто?— Люди дея, которые и привезли его сюда раньше.Парвизи показалось, что опрокинувшееся над деревней безоблачное чистое небо сразу вдруг будто подменили. Тяжелые, черные, грозные лохмотья туч побежали по нему, затмили сияющее солнце. Всего на секунду. Потом оно снова засияло пронзительным, жарким глянцем…Что такое с Эль-Франси? Он уже не разговорчивый, добродушный друг, он уже суровый охотник, высматривающий опасную дичь.— Кто был этот Омар? — коротко, резко прозвучал вопрос. Дети не заметили, каких сил стоило их обожаемому Эль-Франси хоть немного скрыть волнение. Селим понял все. Его залихорадило, как и друга. От ответа мальчика зависело все их предприятие: конец всего, или начало новых поисков.Гость впился глазами в глаза Али. Тот даже испугался. Наконец он заговорил.— Чужой мальчик, не мог даже говорить по-арабски.— Сколько ему было лет?— Ну, как мне и Ахмеду.— Ливио! — воскликнули разом друзья. Радость, надежда и разочарование прозвучали одновременно в этом возгласе. Найти мальчика, найти Ливио — и не иметь возможности задушить в объятиях, взять в охапку, расцеловать, приласкать. Ужасное состояние.— Ливио? Да, Эль-Франси, иной раз, когда Омар только что появился у нас, он называл себя так. Потом уже — никогда, — вспомнил Ахмед.И Луиджи Парвизи вспомнил, что Аббас бен Ибрагим, мавр, тоже любопытствовал, удастся ли христианского ребенка превратить в араба. Его сын Ливио — больше не Ливио, позабыл все, позабыл родителей, родину, и даже то, что стоит выше них. Он стал Омаром, одним из тех, кто вокруг него, магометанином, человеком, чей склад мышления совсем иной, чем у европейцев.Крупные капли пота выступили на лбу Луиджи. Вот и закончилась первая половина его пути, но теперь начнется новая, ведущая в бесконечную даль. И он должен идти этим путем, шаг за шагом, как положено охотнику Эль-Франси.— И вы, Али и Ахмед, были его лучшими друзьями?Оба мальчика с сияющими лицами подтвердили, что это действительно так.— Я благодарен вам. И не только словами. Чем — об этом мы еще поговорим. Вы правильно поступили, что полюбили всем сердцем маленького Омара, который оказался таким смелым парнем. А где амин? Сведите меня к нему побыстрее.— Это невозможно. Его нет в деревне.— Ну тогда к твоему отцу. Пойдем, Али!Луиджи кивнул Селиму. «Оставайся здесь, — означал этот кивок, — избавь меня от этих ребятишек». Негр понял и тут же принялся рассказывать о каких-то почти невероятных приключениях.Али привел Эль-Франси к отцу. Тот сидел возле своей хижины.— Можешь ли ты, отец этого бравого парня, — Эль-Франси похлопал Али по плечу, — рассказать мне что-нибудь о жившем в вашей деревне чужеземном мальчике Омаре?— Я мог бы рассказать тебе о нем, Эль-Франси.— Мог бы? Так что же тебе мешает это сделать? Я, Эль-Франси, прошу тебя об этом.Бербер продолжал молчать.— Требуй все, что ты хочешь. Возьми мое оружие. Смотри, какое отличное ружье! Я дарю его тебе. Возьми моего коня; все, что захочешь, — твое. Я могу дать тебе и еще больше, только расскажи!— Ты обижаешь меня, Эль-Франси. Если я расскажу, то только добровольно, без принуждения и без соблазнов подарками.Итальянец смутился. Против него сидел человек, который ничего не хотел. Совершенная неожиданность в этой стране, где просто-таки чуть ли не полагается без обиняков требовать и, не моргнув глазом, принимать подарки. Почему же молчит этот человек? Что держит его рот на замке?— Ты знаешь мое имя, друг, но, видимо, только и всего. Знай же: Эль-Франси никогда еще не затыкал уши, если твои братья нуждались в совете и помощи. Я никогда не требую благодарности, а сейчас же седлаю коня и скачу прочь оттуда, где меня за мои дела хотят отблагодарить. Все, что могу, я делаю только из любви к людям.— Мне известно об этом. Все, или, по крайней мере, очень многое: я же знаю тебя с твоего первого прихода к нам, много лет назад.— И все-таки отказываешь мне?Отец Али мрачно потупил взор. Парвизи напряженно ждал.А старый бербер думал: жителям деревни строго-настрого велено молчать. Не выполни они этого, и их ожидает великое молчание смерти. У дея повсюду свои шпионы, донесут, да еще и прибавят, чего не было. Ни на какие вопросы, касающиеся Омара, отвечать нельзя.Омар-паша уже покойник. В Алжире на троне сидит новый дей. Но и он тоже враг свободолюбивых берберов и кабилов, чужой им по крови, чуждый их горю и радостям. Кто его знает, что ему надо от маленького Омара? Что ему вообще известно об этом? Новые деи всегда первым делом избавляются от всего, что связано с их предшественниками, прогоняют их друзей, ставят на высокие посты и доходные места своих. Непросто здесь правильно повести себя. А уж отвечать на расспросы об этом чужом мальчике — и вовсе неосторожно. Да, но тут сидит Эль-Франси! Друг и единомышленник. Чужой, но не приверженец турок. У него есть, наверное, особые причины интересоваться мальчиком, но и здесь он, как во многих других случаях, конечно же, хочет только помочь, а может, придет время, поможет и им: ведь настанет же когда-то день, и народ поднимется, чтобы освободиться от угнетателей.— Входи! Мой дом — твой. Ты — мой гость, — пригласил он наконец охотника.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...