ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но вот Пьер Шарль исчез вдруг за гранитным выступом.— Приготовить оружие! — прозвучал в тот же миг из-за скалы его приказ.— Сражаться? Сейчас? Здесь? — растерянно забормотал Парвизи, сдерживая мула.Едущий вслед за ним негр невозмутимо взял ружье наизготовку.— Вперед, Луиджи! — нетерпеливо потребовал он от итальянца и, видя, что тот еще медлит, добавил: — Давай, давай же! Я не могу тебя обогнать, не могу объехать. Мы должны поспешить на помощь Пьеру Шарлю!Парвизи устыдился своего страха. Друзья, рискуя жизнью, вызвались помочь ему отыскать Ливио, а он позорно замешкался, когда французу потребовалась поддержка. Он не был трусом, но дикая природа, непривычная, таящая неведомые опасности обстановка, да и сам он, неловкий и не приспособленный еще к такой жизни — все это и составляло причины его нерешительности. Ведь он был в Африке, в Алжире — опаснейшей стране, чей властитель угоняет в рабство белых людей.Мулы осторожно двинулись дальше.В ущелье прогрохотал выстрел. Это стрелял де Вермон.По тропке шириною не более полуметра мул обогнул выступ. У Парвизи душа ушла в пятки. Справа зияла пропасть. В нескольких шагах впереди лежал мул француза. А где же он сам?— Слезай с седла. Луиджи! — приказал только что преодолевший опасный поворот Селим.— А Пьер Шарль? — сиплым голосом спросил итальянец.— Да вон же он, за камнем, — рассмеялся негр.И верно, де Вермон пригнулся за невысокой скалой. Парвизи в растерянности его просто не заметил.Среди скал оказалось достаточно места для укрытия трех человек. Селим и Луиджи подползли к де Вермону.Примерно в двадцати метрах от них проходила вьючная тропа, сливающаяся слева внизу с тою, по которой приехали друзья.На обеих тропах, на порядочном удалении, стояли группы берберов. Они видели Эль-Франси, конечно же, слышали его выстрел, и теперь им, видимо, было неясно, как поступить дальше.— Слева тулхах, справа силуне. Мы находимся как раз посередине обоих племен, — разъяснил Пьер Шарль. — Должно быть, враждуют две деревни, а может, и отдельные соффы.— А мы — посередине. Скверное дело — угодить в клещи между враждующими оравами. Почему ты решил вмешаться?— Не тревожься, Луиджи, — ответил де Вермон, не спуская глаз с берберов. — Я сделал это специально, чтобы привлечь к нам внимание обеих группировок и показать им, что мы — чужие и к их действиям никакого отношения иметь не желаем. Пусть выслушают нас, прежде чем втягивать в драку, хотя я ее и не боюсь. Наши ружья стреляют дальше, чем их. Отсюда я держу на прицеле оба отряда, но и у них есть свое преимущество — они стоят выше нас. С наступлением ночи они могут стать хозяевами положения. Однако до этого мы их допустить не должны. Следуйте за мной! Животные останутся здесь.Француз поднялся из-за укрытия, замахал руками и бесстрашно пошел вперед, не дожидаясь одобрительного знака со стороны берберов.— Что такое софф, Селим?— У кабилов, как здесь называют берберов Кабилы (от араб. «кабила» — племя) — народ группы берберов в Алжире.

, это — братство, обеспечивающее своим собратьям особую защиту. Интересы соффа стоят выше интересов семьи или деревни. Изменить интересам соффа кабил считает бесчестьем.Предводители обоих отрядов медленно ехали к развилке, возле которой остановился Пьер Шарль. Длинные цепочки их людей застыли с оружием наизготовку.Прошло некоторое время, пока они не съехались на обрывистой и осклизлой из-за непогоды тропе. Оба бросали друг на друга хмурые взгляды.— Аллах да пребудет с вами! — приветствовал де Вермон вооруженных до зубов туземцев.— Да не обойдет Аллах своими щедротами тебя, чужестранец, — разом поблагодарили оба кабила.— Я Эль-Франси и иду, чтобы посетить деревню силуне.— Эль-Франси? Анайя! — радостно, но и довольно грозно воскликнул подъехавший справа предводитель силуне, пытаясь прикрыть своим конем де Вермона.— Анайя! — прорычал, потрясая ружьем тулхах.Возбужденность кабилов развеселила француза. Парвизи не понимал, чему радуется друг и почему он в этой угрожающей ситуации не хватается за ружье, а повесил его за спину.Кабилы напоминали двух изготовившихся к прыжку пантер. Вот-вот бросятся! Парвизи замер в напряженном ожидании. Он едва удерживал себя от желания выхватить пистолет, чтобы хоть что-то иметь в руках, если разразится беда. Однако, памятуя напутственные слова Пьера Шарля — никогда не делать ничего иного, кроме того, что укажут он или Селим, Луиджи только глубже засунул дрожащие руки за широкий кушак.— Этот незнакомый вам человек, — указал де Вермон на Парвизи, — брат Эль-Франси. Ну а нефа вы отлично знаете, это Селим, мой друг. Примете ли вы брата Эль-Франси как друга?— Анайя! — заверил силуне.— Анайя! — подтвердил тулхах.Однако их взаимная неприязнь от этого отнюдь не ослабла.— Благодарю, друзья! Что побудило вас вступить в войну?— Силуне убили нашего человека, — сообщил тулхах.— Аллах да покарает тебя! Ты лжешь! — взревел представитель обвиняемого племени. — Ты же — амин, старший в своей деревне, и ты бросил нам тяжкое обвинение и не поверил моим словам. Мы будем мстить за нашу поруганную честь!— Отступи назад со своими друзьями, брат, — обратился он к Эль-Франси, и в голосе его все еще гремел гром. — Отойди, чтобы вы, храни вас Аллах, не впутались случайно в нашу драку. А когда мы смоем пятна с нашей чести кровью этих нечестивцев тулхах, мы приведем вас к себе в деревню и примем со всем подобающим гостеприимством.— Да, Эль-Франси, отойди назад вместе со своими друзьями. Ты стоишь как раз на пути нашей мести этим лживым силуне. За тобой и твоими спутниками присмотрят люди тулхахПо поведению кабилов Парвизи заключил, что предотвращенная было опасность возникла снова. Из переговоров, которые велись на тамазири, языке берберов, он не понял ни единого слова и вообще не знал, о чем идет речь. Что бы, к примеру, могло означать это повторенное несколько раз «анайя», предвещавшее будто бы поначалу поворот к миру и добру? Он собрался уже было спросить Пьера Шарля о его значении, как де Вермон снова обратился к силуне:— Когда это случилось?— Сегодня утром во время грозы. Человек из нашей деревни видел издалека, как один тулхах был сбит камнепадом с лошади и свалился в ущелье. Я сейчас же велел сообщить об этом тулхахскому амину, а он из-за натянутых отношений между нашими деревнями не только не подарил меня доверием, но и послал мне в ответ ружье, знак войны, и, вопреки всякому праву, взял под стражу нашего посланца. А я в ответ задержал его человека.— Где пострадавший?— Все еще в ущелье.— Мертв?— Конечно. Посмотри вниз, Эль-Франси. Упавший здесь неминуемо тут же пойдет по эс-сихету, мосту смерти.— Возможно, ты и прав. Но ты же знаешь: пути Аллаха неисповедимы. Я не хочу спорить с вами, ни с тобой, силуне, ни с тобой тулхах. И все же да будет позволено Эль-Франси сказать, что оба вы забыли о самом важном — позаботиться о попавшем в беду человеке. Я, друг и заступник обоих племен, прошу вас — прекратите распри, пока не разыщете несчастного. Обещайте сохранять мир, и я сам спущусь вниз и попытаюсь найти его.— Нет, Эль-Франси, — запротестовал тулхах. — Старейшина силуне действительно сообщил мне об этом именно так, как только что сказал. Но вот сказал ли он правду — об этом выступить со своим мнением я пока воздержусь. Удастся вытащить человека из пропасти, тогда, может, и узнаем обо всем более подробно. А пока я готов не браться за оружие. Но не ты полезешь за ним, а мы сами. Согласны?Вопрос относился и к Эль-Франси, и к предводителю силуне.— Я согласен, — важно заявил де Вермон, сказав это так, будто за спиной у него стояло большое, грозное войско, в любой момент готовое подтвердить оружием справедливость его слов.— Я тоже. Мы будем помогать вам, — присоединился к Эль-Франси и силуне.Оба кабильских предводителя вернулись к своим людям, чтобы сообщить им о результатах долгих переговоров.— Что там у них, Пьер Шарль? — сгорая от нетерпения, спросил Парвизи, когда кабилы находились уже вне пределов слышимости. — Пропустят они нас дальше?Француз рассказал вкратце, что случилось. Луиджи был поражен авторитетом, каким пользовался Пьер Шарль у этих горцев.— Если я правильно понял, анайя — нечто вроде охранной грамоты, которую повсюду почитают. Потому с тобой так почтительно, чуть ли не благоговейно, и обходятся.— Да, анайя — для этих людей святыня. По существу это действительно охранная грамота. Силуне, не колеблясь ни секунды, отдали бы свои жизни, чтобы сохранить мою, хотя ни старейшина, ни его друзья меня прежде и в глаза не видели. То же самое сделали бы и тулхахи. Бербер очень гордится тем, что безоговорочно признает свои заветы. Он хочет, чтобы сказанное им слово почиталось каждым, как и он сам готов, разумеется, почитать сказанное другим. Приди к очагу кабила просящий защиты незнакомец, и тот, к кому обратились с просьбой, посчитает высочайшей для себя честью сказать находящемуся под угрозой «анайя», беря его тем самым под свое заступничество. Кабил будет сражаться за этого человека, даже если впоследствии окажется, что защищает преступника, а то и убийцу. А повернись он к просящему защиты спиной, и будет ему уделом бесчестье, и тогда не сможет он жить ни в своей деревне, ни в племени.Де Вермон подошел к краю тропинки и пытливо заглянул в пропасть.— Ты собираешься спуститься туда, Пьер Шарль? В такую погоду?— Разумеется, Луиджи. Только, боюсь, мне этого не позволят. Это, конечно, небезопасно, однако, если не свалятся сверху камни и не прибьют, можно быстро все уладить. Нужен только надежный трос да пара крепких мужчин для страховки.Так оно и вышло: оба старейшины категорически отклонили предложение Эль-Франси спуститься в ущелье. Они опасались за его жизнь. Тогда француз решил действовать на свой страх и риск, заявив Селиму и Парвизи, что помочь кабилам считает своим долгом. Веревок и ремней у него и его спутников было достаточно, и, пока силуне и тулхахи собирались, он успел уже начать спуск.Селим лежал на краю пропасти; Парвизи стоял, чуть отступив, вполоборота к каменной стене, чтобы не видеть ужасной бездны. От этого зрелища у него кружилась голова.Натяжение веревки ослабло. Должно быть, Пьер Шарль был уже на месте. Итальянец облегченно вздохнул. Однако мгновение спустя веревка резко дернулась, едва не ободрав до мяса его ладони.— Эль-Франси! — закричал Парвизи.От волнения он совсем не подумал, что, случись несчастье, веревка провисла бы, а не натянулась до предела, как теперь.— Держи крепче! — рявкнул Селим.Вытянув шею, осторожно, медленно поворачивая голову, негр пытался рассмотреть, что там в пропасти. Далеко внизу, может, всего в нескольких метрах от дна ущелья (определить расстояние точнее не в состоянии были даже глаза Селима), вращался, как волчок, повисший на веревках де Вермон.— Отпускай потихоньку. С ним все в порядке, — сказал негр.И в самом деле веревка вскоре ослабла: Эль-Франси был на дне. Затем она слегка дернулась два раза — условный сигнал: выбирай. Повинуясь ему, Селим и Парвизи вытащили наверх сперва раненого тулхаха, а затем и самого Пьера Шарля.— Пути Аллаха неисповедимы, — бормотали кабилы. Несчастный был тяжело ранен, однако серьезной опасности для жизни это не представляло. Придя в сознание, он рассказал, что это действительно был лишь несчастный случай. Ни о каком преступлении не могло быть и речи.Совет Эль-Франси предотвратил бессмысленное кровопролитие. А уж о том, как вырос после всего этого во мнении детей гор сам охотник, — и говорить не приходится.Не менее страшным оказалось и ущелье Руммель, через которое пришлось далее перебираться отважной тройке. Могучие отвесные его стены, казалось, вот-вот рухнут. Слева люди построили на скалах город — Константину, некогда римскую Кирту, а ныне резиденцию недосягаемого в его Касбе турецкого бея.На шестидесятиметровой высоте, над неистово, в пене и брызгах мчащейся по каменным уступам рекой Руммель, протянулся древний, еще римских времен мост. На одной из мостовых опор француз показал друзьям мастерски высеченное изображение слона. Выходит, что много столетий назад и здесь тоже водились эти колоссы.— Дальше! — торопил Пьер Шарль, не в силах дождаться, когда Луиджи нанесет последний штрих на зарисовку этого фантастического ландшафта.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...