ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

фрегат шел вдали от берегов. К тому же рядом с Али был «опекун» — помощник Омара, которому было поручено время от времени следить за курсом и, случись какая оплошность, наводить должный порядок.В «вороньем гнезде» сидел Махмуд.— Вижу парус! — раздалось сверху.Ахмед побежал к капитану, и тот немедля появился на палубе.Первым делом он бросил взгляд на небо, потом на паруса.— Добро! Молодец Али! — похвалил он друга, увидев, что парусов ровно столько, сколько требовалось при таком бризе.— К бою! — крикнул Омар канонирам и боцману и полез по вантам вверх, к Махмуду, в «воронье гнездо».Махмуд высмотрел чужой парусник, едва на горизонте показались топы Топ — верхушка мачты.

его мачт. Теперь корабль можно было разглядеть и получше.— Дай-ка подзорную трубу, Махмуд! — потребовал Омар.— Возьми, мне она все равно ни к чему. Это…— Молчи! — прикрикнул на него капитан, не спуская глаз с приближающегося корабля.— Он! Наконец-то!— Да, «Аль-Джезаир».— Ложный «Аль-Джезаир», Махмуд. Он идет на сближение. Все по местам! Нас ждет самое крупное дело из всех, в которых мы с вами бывали. Там идет наш двойник! — прокричал Омар вниз.Неописуемое ликование, перемежаемое яростной бранью и угрозами, охватило фрегат. Люди будто опьянели. Сегодня они зададут перцу этому самозванцу!Омар отдавал приказы прямо из «вороньего гнезда». Корсары засуетились. Начались гонки и горячка, словно в разворошенной термитной куче.— Да, он как две капли воды похож на нас. Без сомнения, он нас опознал. Он готовится к бою!— Никогда бы не поверил в этакое! — словно прогоняя наваждение, потряс головой Махмуд.— Посмотри внимательнее, да не простым глазом, а в трубу — расстояние слишком велико. Видишь, у него даже нос заделан, как у нас, когда мы «поймали» вражье ядро.Бербер шептал слова молитвы. Этот «Аль-Джезаир» перед ним — не иначе как корабль-призрак!Озадачен был и Омар: оба корабля, не говоря уже об однотипной постройке, до мелочей походили друг на друга.И в ремесле своем незнакомец тоже знал толк! В скорости он не намного уступал алжирскому фрегату, хотя и шел против ветра.Корсары, с упоением готовившиеся к бою, вдруг умолкли: врага было видно уже прямо с палубы. У людей мурашки побежали по коже. Корабль, на котором они давно уже ходят по морям, на палубе которого сейчас стоят, — вон он, идет навстречу! Дьявольский трюк, умопомрачение! А ну как это корабль-призрак, и команда его наделена сверхъестественными силами?Но разве не поклялись они Омару, стоящему сейчас среди них, что возьмут на абордаж хоть саму преисподнюю, — стоит только ему скомандовать?Что ж, вот время и пришло! Теперь держись: преисподняя сама атакует их!Она раззявила глотку и изрыгнула свое ядовитое дыхание — и дрогнул воздух! Враг выпалил со всего борта.Руки с раскаленными железными прутьями сами потянулись к запальным отверстиям.— Не стрелять! Ждать моей команды! — словно удар грома, прозвучал голос Омара.Канониры испуганно опустили руки. В последний момент.Ядра противника плюхнулись далеко от них. Да и не должны были попасть — на таком удалении это было не более чем демонстрация того, что ложный «Аль-Джезаир» вызывает их на бой.— Увалиться на два румба! — приказал капитан.Фрегат послушно сменил курс.Тут же лег на новый курс и второй корабль.— Смотри, Бенедетто, — сказал Омар стоявшему рядом с ним итальянцу, — этот парень лавирует, а скорость у него почти не снижается! Большой мастер. Браво, браво! Лучше мне и самому не сработать!Кто же это все-таки? Омар мысленно перебрал всех известных корсаров. Нет, никто из них сравняться с ним не мог. А этот неизвестный на ложном «Аль-Джезаире» может! Молодой он или старый? Скорее, молодой; иначе его таланты давно уже были бы у всех на устах. О нем же до сих пор не было известно ничего, кроме его побед над алжирскими корсарами. Почему он преследует только нас, а марокканцев или тунисцев не трогает? Может, он связан как-то с этими государствами? Может, он сам марокканец, тунисец или триполитанец?— Слушай все! Товьсь!— Пушки к бою готовы! Абордажная команда готова! Корабль к бою готов! — один за другим следовали доклады со всех постов. Люди кипели, они жаждали боя. Будь их воля, они попрыгали бы за борт и поплыли навстречу врагу.Но торопиться не следует, это было бы безрассудством. Омар не любил начинать бой на большой дистанции.Точно так же, наверное, думает и тот, его противник. Подпустим-ка его поближе!Но чем же пока занять людей, чем хоть немного охладить их пыл? Продолжая наблюдать одним глазом за врагом, Омар еще раз обстоятельно проверил боеготовность своего фрегата. Впрочем, этого можно было бы и не делать: сегодня каждый с куда большей, чем обычно, тщательностью исполнял свои давно отработанные в многочисленных сражениях обязанности. Придраться было не к чему — лучше, чем есть, не сделать.После этой поверки он снова целиком ушел в наблюдение за противником. Зависть переполняла его, зависть и ненависть. Этот парень там, на ложном «Аль-Джезаире», сноровистый, как и сам Омар, выжимает из своего великолепного корабля все, что возможно. Как легко, складно и точно ведет он фрегат встречь ветра!— Омар! — исторгли яростный вопль корсарские глотки. — Он бежит, бежит!Омар и сам уже заметил, что враг повернул и идет теперь обратным курсом.Обуреваемые жаждой мести, воинственные корсары, совсем было нацелившиеся разделаться наконец с опасным врагом, забегали по палубе, словно растревоженные муравьи.— Аллах да покарает его! Он трус! Трусливый пес, трусливый пес! — орали они.— Ослиные головы! — пробормотал себе под нос реис, остерегаясь, чтобы люди его не услышали столь нелестное о себе мнение. Но что же еще мог он сказать, когда они и вправду были глупцами. То, что казалось бегством, было не более чем мастерским финтом. Был, конечно, хоть и небольшой, риск нарваться на ядра «Аль-Джезаира», зато ветровая обстановка теперь для обоих кораблей выравнивалась.Открыть огонь? Нет. Омар плотно сжал зубы, чтобы не вырвалась случайно готовая сорваться с губ команда. Вероятность попасть в маневренный корабль все еще была слишком мала.Нельзя позволить себе ни единого промаха, каждый выстрел должен нести смерть и разрушение!Омар решил измотать сперва команду ложного «Аль-Джезаира» парусными маневрами. Он не хотел лишать себя удовольствия показать под конец этому самозванцу, что он, Омар, не только храбрейший из корсарских рейсов, но и первый мастер высокого мореходного искусства на всем Средиземном море. А потом можно и пострелять…А его люди? Яростью пылают лица. Вздымаются в такт прерывистому дыханию обнаженные торсы. Словно в засаде, притаилась абордажная команда. Канониры сгорбились у пушек. Раскаленные прутья готовы вонзиться в запальные отверстия. Руки парней дрожат от напряжения. Достаточно одного лишь слова, нет — даже полслова, даже первого звука слова «Огонь!» — и ад разверзнется. Не отрывая взгляда, следят корсары за каждым движением капитана. Хищные птицы перед дверцей клетки. Приоткрой ее реис — и беда вырвется наружу.Словно одержимые работают люди на такелаже. Команда следует за командой, только поспевай. Пот льется ручьем. Единственный предмет одежды — штаны насквозь промокли от пота и липнут к ногам. Кожа на руках до крови сорвана тросами. Но никто даже не замечает этого. Одна-единственная мысль владеет всем фрегатом: победа, победа над зловещим врагом. И они победят — ведь их ведет Омар!Однако и противник, похоже, решил действовать по тому же варианту — измотать врага, уклоняясь от боя. Ложный «Аль-Джезаир», как и фрегат Омара, тоже шел в лавировку — поворот за поворотом, поворот за поворотом. Казалось, будто оба корабля смотрятся в зеркало. Один «Аль-Джезаир» на другого. Оба — похожие как две капли воды, оба — ведомые рукою мастера.Омар украдкой поглядывал на своих корсаров. Изготовившиеся к прыжку хищники жгли его ответными взглядами, и во взглядах этих не было ни тени сомнения в том, что часы ложного «Аль-Джезаира» сочтены, и держать Средиземное море в страхе будет, как и прежде, один только их отважный корабль, их краса и гордость — настоящий, подлинный «Аль-Джезаир».«Парни раскалились до предела. Пора, пожалуй, начинать представление, а не то они сами, чего доброго, со стопоров сорвутся», — подумал Омар.Новые команды, короткие, резкие:— Прибавить парусов! Курс на врага!Противник тут же сдублировал маневр.Словно хищные птицы на добычу, ринулись фрегаты друг на друга. В черных тучах скрылось утреннее солнце.Неужели противник повторит и этот маневр? Омар скомандовал к повороту, и корабль, описав широкую дугу, развернулся к врагу всем бортом.— Огонь!Небо лопнуло от пушечного грома. Выше мачт взметнулось дымное облако. Команду исполнили прежде, чем реис успел ее произнести.В тот же миг дал залп всем бортом и противник. На палубу «Аль-Джезаира» посыпались сверху щепки и горящие лохмотья парусов. Повреждения незначительные — издали не вдруг и заметишь. Да и сами корсары пальнули, похоже, не лучше. От долгого ожидания реакция их слегка притупилась, и они не успели навести как следует пушечные стволы.«Ничего не поделаешь, — утешал себя Омар. — Лиха беда начало. Сперва им надо малость раскачаться, а потом все пойдет как по маслу».Люди и впрямь успели уже прийти в себя. Все обломки мигом пошли за борт. Абордажная команда споро расчистила палубу.Приказания обгоняли одно другое. Развороты и стрельба, огонь и маневр!— Пушки к бою готовы!— Огонь!— Пушки к бою готовы! — следовал новый доклад.— Увалиться на два румба к ост-норд-осту! — приказывал Омар.— Есть два румба к ост-норд-осту! — повторял рулевой.— Огонь!Команды Омара, доклады орудийной прислуги, посвист ветра и гортанные выкрики корсаров — все тонуло в дьявольском реве канонады.Задыхаясь под тяжестью ядер и пороховых зарядов, подносчики боеприпасов сбрасывали свой груз, убегали, возвращались снова, и опять неслись в крюйт-камеру.Никогда не участвовавший в сражениях Бенедетто с интересом наблюдал за капитаном.Глаза Ливио зловеще сверкали. Казалось, ему не терпится самому кинуться вперед и самолично выполнить любую команду. Еще бы — он сражался в самой величайшей, самой трудной битве своей жизни. Что против нее все прежние? Ничего, детская забава!— Приготовить абордажные крюки! Огонь!У врага рухнули грот-реи. Маневрировать парусами стало куда труднее.Однако и у недруга канониры работали ничуть не хуже. На «Аль-Джезаире» во многих местах возникли пожары. Но Омар не замечал этого, по крайней мере — не обращал внимания. Он не спускал глаз с противника. На остатках его такелажа, как и на «Аль-Джезаире», гроздьями висели люди.— Омар, берегись! — раздался остерегающий крик.Ахмед кошкой прыгнул с вантов. И в тот же миг горящий парус рухнул на плечи капитана. Негр едва успел принять удар на себя. Со шканцев к ним спешил уже Бенедетто. Ахмед с силой оттолкнул капитана в сторону. Итальянец голыми руками срывал с отважного негра куски пылающей парусины.Кого другого такое происшествие могло бы выбить из седла, только не Омара. Он не имел права терять ни секунды: оба корабля были уже совсем рядом.И там, на палубе чужого фрегата, стоял он сам — Омар!Бесстрашный корсарский реис клацнул зубами. По спине побежали ледяные мурашки. У Омара затряслись поджилки. Глаза застлала темная пелена.— Аллах, помоги мне! — простонал он. — Молю тебя, помоги!Бенедетто увидел замешательство друга.— Омар!Словно удар бича, вырвалось из уст старика это внушающее страх имя.Капитан вздрогнул. «Омар»! — это спасение! Страх и оторопь мигом улетучились, глаза снова отчетливо все видят, видят, как его двойник отдает приказы, видят, что и там рядом с молодым капитаном стоит пожилой мужчина.— Надо же, и у них — Бенедетто! — процедил сквозь зубы Ливио.Только этот лже-Бенедетто и не думал, похоже, уклоняться от боя. Вот он сказал что-то капитану. Тот кивнул. В руке у старика сверкнул короткий кривой клинок. Не только советник — воин! Куда больше, чем настоящий Бенедетто.— На абордаж! — скомандовал Омар.Корабли-близнецы сошлись бортами. Пушки умолкли. Враги схватились врукопашную, грудь с грудью.Несколько быстрых, сильных прыжков — и Омар уже на палубе ложного «Аль-Джезаира». Али, Ахмед с обожженным лицом, Махмуд, Бенедетто — все дружно последовали за ним.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...