ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Хочешь остаться со мной, Бенедетто? А потом, обещаю тебе, я обдумаю и твое предложение.Мецци разочарованно отвернулся, утешая себя, однако, мыслью, что, удайся Омару потопить этот второй, таинственный парусник, у европейского мореплавания станет одним врагом меньше. Все свое внимание Омар устремит на неведомого противника, а о призах и думать забудет. И это тоже весьма ценно. Бенедетто махнул рукой и принял предложение.Они долго обсуждали все детали предстоящей операции. Всех сколь-нибудь сомнительных парней своей команды Омар уберет и заменит их другими дельными людьми. Это не трудно, ибо вступить под начало удачливого пиратского капитана охотников хоть отбавляй.Поначалу Омар должен остаться корсаром, как и прежде: ведь ложный «Аль-Джезаир» наверняка держится подальше от Алжира, его еще надо найти. Если только он вообще не предпочтет уклониться от встречи…Не поспав за ночь и четверти часа, ранним утром Омар отправился к Гуссейн-паше.— У нас завелся противник, о дей, — начал он. — Существует второй «Аль-Джезаир», который нападает на твои корабли.— Откуда это тебе вдруг стало известно? — недоверчиво глядя на Омара, спросил турок. Коварный и вероломный, он и других подозревал в тех же грехах. Особенно таких вот, способных на все молодых и Удачливых рейсов.— Я не знаю пока этого точно, но ничего другого просто быть не может. Подожди немного, и ты услышишь о новых нападениях на твои корабли, когда мой «Аль-Джезаир» будет стоять в гавани или крейсировать совсем в других районах Средиземного моря— Если ты прав, тогда…— …Тогда я его уничтожу! — перебил Омар могущественного дея.— Сумеешь управиться с ним, и я постараюсь исполнить любое твое желание! — пообещал Гуссейн-паша.— У меня одна лишь мечта — отомстить этому негодяю. Но для успеха в этой борьбе я прошу твоего позволения так оснастить, вооружить и обеспечить людьми мой корабль, как сам найду нужным. Пусть даже на это уйдет изрядное время.— Поступай, как хочешь, только отправь этого супостата в ад!Капитан уехал. К Ахмеду, Али и другим своим друзьям детства. Он хотел позвать их на свой корабль. В предстоящей великой борьбе на его стороне должны быть верные люди. Глава 18ВРАГ Предчувствия Омара сбылись. Два небольших алжирских корабля подверглись нападению. Что с ними приключилось, никто толком не знал. «Аль-Джезаир» все еще стоял в гавани.Привлечь к ответу за случившееся Омара теперь было просто невозможно: здесь явно орудовал какой-то другой таинственный незнакомец.Наконец все приготовления были завершены. «Аль-Джезаир» вышел в море на поиск неизвестного врага. Купеческие суда Омара не интересовали.Богатая добыча ускользала от корсаров. Команда начала роптать. Почему капитан не «стрижет» чужие парусники? Ведь они сами, как перезрелые плоды, так и сыплются к его ногам. А он и не пытается перекрыть им путь. Конечно, люди клялись ему в верности и повиновении, изъявляли готовность идти за ним хоть против самого неба и преисподней, однако терпеть при этом убытки в их намерения вовсе не входило. Любой пропущенный корабль — уже разор для людей, ибо все они состоят в доле.Люди ворчали, ссорились друг с другом, однако требовать своего обожаемого капитана к ответу не отваживались. Разве что бросали на него порой хмурые взгляды.Омар правильно расценил эти взгляды: его люди были недовольны.Вдали показался парусник. Это был «испанец».— Хвала Аллаху! Он пришел в самое время, — пробормотал капитан.В самое время, чтобы пригасить тлеющий жар Еще немного, и вспыхнуло бы пламя. Теперь — атаковать! Это его, капитана, решение, и ничье больше. Ни в коем случае нельзя показывать людям, что принято оно, в сущности, под их давлением. Иначе власть на «Аль-Джезаире», считай, перешла уже к ним.— Берем его, люди! — приказал он.Ночь сразу сменилась ясным днем. Мрачные лица расцветились улыбками, глаза засияли. Омар в считанные минуты снова стал непререкаемым авторитетом для этих необузданных парней. Настроение на борту в корне изменилось.«Надо постоянно поддерживать в людях бодрость духа, — подумал Омар, — а не то в самый ответственный момент могут подвести».Посвящать команду в свои планы ему и в голову не приходило. Он — командует, они — реализуют его замыслы и приказы.Беречь силы для решительного удара? Конечно, но нельзя забывать, что выиграть битву с таинственным противником люди способны лишь в добром настроении. И ничего, что они рвутся из одной атаки в другую. Битва — часть их жизни, ее смысл.«Испанец» не сопротивлялся.Корсары были счастливы.Фрегат Омара снова стал ужасом Средиземного моря. Горе парусу, который покажется на горизонте! Никому не уйти от «Аль-Джезаира»!Когда трофеев стало слишком много, фрегат вернулся в родную гавань.Меж тем выяснилось, что оба пропавших парусника, по всей вероятности, захвачены или потоплены неизвестным, плавающим под флагом «Аль-Джезаира». Достоверно было, что Омар и таинственный незнакомец — не одно и то же лицо: оба подвергшихся нападению корабля были в море, когда «Аль-Джезаир» еще стоял в гавани. А это значит, что существует второй корабль с тем же именем!Омар пользовался любой возможностью встретиться с другими алжирскими корсарами, чтобы, случись новая попытка посягнуть на его честь и усомниться в его преданности туркам, всегда можно было назвать свидетелей его верности дею.Ничего не изменилось. Омар, как и прежде, оставался грозным пиратом.Бенедетто давно уже не разговаривал с Ливио по душам. Только кратко, лишь бы отделаться, отвечал на его вопросы. Время дружеских бесед между ними ушло в прошлое. Зато Омар почти не разлучался со своими друзьями детства Али и Ахмедом, и с Махмудом — бывшим врагом, который немедленно изъявил готовность идти с ним, хотя реис его не очень-то и приглашал. Всем этим троим Омар рассказал в общих чертах о своих планах.Глаза старого итальянца не могли утаить того, что он думал о действиях молодого земляка. В них постоянно стоял тихий упрек. Всякий раз, как брали приз, он укоризненно смотрел на Омара.— Пойдем! — потребовал однажды капитан по окончании боя.Бенедетто молча последовал за ним в каюту.— Я знаю, о чем ты думаешь, — начал Омар, — хотя и не открываешь рта для упреков. Вот моя рука! В ту ночь, что едва не стала для меня последней, ты просил меня вложить ее в твою руку, последовать твоему замыслу. И вот я готов, я согласен. Я стану охотником за корсарами, как только разделаюсь с ложным «Аль-Джезаиром». Даю тебе клятву. Я не знаю, чем мне поклясться, ибо до бороды пророка мне давно уже нет дела. Потерпи еще немного, друг!— Потерплю, конечно потерплю — что же остается, когда ты только и занят своей персоной! — вспылил Бенедетто, но тут же успокоился и продолжил: — Хорошо, мне так хочется верить тебе, Ливио, я живу мечтой увидеть тебя не корсаром, а честным воином, защитником свободы. Удастся ли это — Бог весть. Предсказать не берусь.Натянутость в их отношениях с тех пор несколько ослабла. Бывший раб прилагал все усилия, чтобы не выказывать своего недовольства. Несколько раз он отваживался все-таки снова упрекать Омара.— Почему бы тебе не ограничить себя только поиском этого неизвестного врага? — спросил он. — Неужели ты и дальше должен заниматься своим позорным ремеслом и сеять горе?— Я ищу его, Бенедетто, и делаю это целенаправленно. Не думай, что я полагаюсь только на случай. Но, откровенно говоря, порой мне перестает вериться, что я когда-нибудь встречусь с этим ложным «Аль-Джезаиром».— Что такое, Омар? Ты чего-то не договариваешь, что-то скрываешь?Омар рассмеялся:— Ответь мне ясно, как человек, не имеющий никакого отношения к этому делу: могу ли я вести войну против дея, сидящего за городскими стенами Алжира?— Я полагал, ты нацелился на этого своего таинственного врага…— Разумеется, сперва на него. И когда он падет, хозяином Средиземного моря буду я! Стоит волнам сомкнуться над ложным «Аль-Джезаиром», я стану маром-охотником за корсарами, который никогда уже больше не вернется в Алжир.— Вот как?— Если я и лукавлю с кем-то, то тебя, Бенедетто, я не обманываю. Разве ты не замечаешь, что я постоянно подбираю себе в команду новых людей? Бреши, пробитые в схватках в рядах старых, испытанных в разбое корсаров, заполняются людьми из глубинных зон страны. Все это требует времени. Я знаю из собственного горького опыта, что кабилы, берберы и арабы — враги турок. Из этих новых людей надо еще сделать моряков и воинов. Вот для того, чтобы усыпить подозрительность дея и сколотить надежную и преданную мне команду, я и должен брать призы.Старый итальянец был изумлен дальновидностью Ливио. Мальчик-то, оказывается, всерьез озабочен мыслями о борьбе против турецкого пиратства!— Я сомневался в тебе, Ливио. Извини меня. Мой замысел так воодушевил меня, что мне не терпелось поскорее исполнить его. О разных там мелочах я просто не думал. Ты — молодчина, мальчик! Я так верю в тебя!Охота на «купцов» и поиски неизвестного супостата продолжались, но встретиться с ним никак не удавалось. Ложный «Аль-Джезаир» будто в воду канул. Затаился он, что-ли, где-то, испугавшись мести опаснейшего из корсаров, с которым затеял было свою гнусную игру?В очередной приход «Аль-Джезаира» в Алжир дей приказал рейсу тотчас явиться во дворец. Омар снова вынужден был доложить, что враг еще не обнаружен.Терпение властителя готово было лопнуть. * * * В середине апреля 1827 года Омар снова вернулся из первого после проведенных в безделье зимних месяцев каперского похода. Ему и его людям хотелось справить на берегу байрам — главный мусульманский праздник, наступающий вслед за месяцем поста — рамаданом.В канун праздника по городу поползли слухи, смутные, туманные сплетни-полунамеки. Омар никак не мог раскусить, в чем тут дело, хотя и пытался выведать кое-какие детали.Не успел он вернуться из мечети после вечерней молитвы, как ожидавший его курьер передал ему приказ явиться к дею, в Касбу.В огромном здании повсюду кучками стояли шепчущиеся между собой турки. Омар вглядывался в сумрачные, а то и перепуганные лица. Останавливаться и вступать в разговоры сопровождавший янычарский офицер корсару не позволял.Вокруг Гуссейн-паши собрался весь Диван. Какие разные мины на лицах этих людей! Одни хмурятся, смотрят исподлобья, в глазах других горят зловещие огоньки. В числе последних был и сам дей.— Омар, — начал властитель, милостиво кивнув в ответ на приветствие рейса, — ты самый отважный и самый способный из моих капитанов, возможно, станешь даже адмиралом, хоть ты и не турок.— Господин! — пролепетал сконфуженный открывающимися видами на будущее корсар.Дей рассмеялся.— Оставь на время второй «Аль-Джезаир» в покое, разве что он окажется французским кораблем. В настоящий момент он не очень-то меня заботит, и для тебя он, считай, цель второстепенная. Отныне сосредоточь все свое внимание на французских судах. Гоняйся за ними, приводи в качестве призов или отправляй их на дно, только освободи меня от них. Ты понял?— Да, о повелитель. Только мне не ясно почему. Я вспоминаю, что — когда же это было? — правильно, три года назад, Англия выступила против тебя и блокировала наши берега. А теперь мы должны начать охоту на французские корабли, настоящую охоту… На «Аль-Джезаире» я не побоюсь выйти против любого французского судна, и даже против военного корабля, но я опасаюсь беды для нашей страны.— Молчать! Тебя это не касается! Я не боюсь этих собак. Меня обманули с миллионами Бакри. Впрочем, какая тебе разница, что случилось? Не ты, а я — дей, и я знаю, чего хочу. Повторяю еще раз: не давай пощады французам!Омара отпустили. Теперь его сопровождал другой, не такой недоверчивый офицер. Капитану не возбранялось постоять то с одним, то с другим знакомым и поболтать с ними. Постепенно он смог составить себе представление о том, что случилось.О миллионах Бакри он узнал из разных, частью противоречивых источников:На исходе XVIII века крупный еврейский банкирский дом Бакри поставил консулу Бонапарту хлеб на несколько миллионов франков. Хлеб продолжал идти во Францию и позже, когда Бонапарт стал уже императором Наполеоном. По каким-то причинам выплата долга затягивалась, хотя император и приказал разобраться с алжирскими претензиями. Со временем проценты и накладные расходы взвинтили долг до шестидесяти миллионов франков.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55

загрузка...