ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


Звездный путь –


ПРОЛОГ
Семьдесят восемь лет спустя после того, как о его смерти было записано в анналах истории, Джеймс Т. Кирк завершал свой путь.
Он шел домой.
Наконец.
Высоко на склоне горы, над простой каменной пирамидой, которая была могилой Кирка, стояла одинокая фигура – страж, верно несущий свой караул.
Его изящные черные одежды колыхались в сумеречном бризе Веридиана-III. В сложных вышивках металлическими нитями на вулканском языке на них разъяснялись основные принципы логики. Эти принципы мерцали в затухающем свете заката.
Пристальный взгляд стража остановился на разбитой эмблеме Звездного Флота, покоящейся на камнях. В его выражении не было никаких эмоций, пока продолжались его размышления и не был соблюден надлежащий этикет.
Тогда единственная слеза появилась в уголке его глаза.
Посол Спок не противился этому.
Борьба между его двумя половинами – вулканской и человеческой – была выиграна десятки лет назад…
Три недели назад Спок еще не подозревал о существовании этого места. Теперь он знал, что никогда не забудет его. Отныне в анналах истории было записано, что Джеймс Т. Кирк вновь появился – но только чтобы умереть снова.
Горе Спока по поводу расставания с другом во второй раз было гораздо тяжелее, чем когда-то было в первый.
Какая в этом могла быть логика?
Спок наблюдал, как далеко внизу в заходящем солнце от груды камней протянулись длинные тени. В воздухе над тенями заискрились и ожили пять столбов света.
Спок наблюдал, как лучи транспортера превращаются в пятерых офицеров Звездного Флота.
Одного он знал – Вильям Райкер, со звездолета «Энтерпрайз».
В другом месте планеты под командованием Райкера обломки этого корабля демонтировались командой инженеров Звездного Флота. В соответствии с Первичной Директивой не должно остаться никаких следов высоких технологий. Чтобы будущие обитатели Веридиана-III – планеты, похожей на Землю, – не обнаружили ничего. Даже тела Кирка.
Четверо пришедших с Райкером сформировали почетный караул для сопровождения Спока обратно на Землю, на официальное погребение Кирка. Похороны героя.
Учитывая все, что Кирк значил для Федерации, эта честь казалась Споку обычной. И все же – что еще можно было сделать, чтобы успокоить скорбь тех, кого Кирк коснулся, когда его дух отлетал?
Спок прошел через это сам, но благодаря Кирку он вернулся. «Ты сделал бы то же самое для меня» – сказал ему когда-то Кирк на Маунт Селейе, когда Спок родился во второй раз.
Теперь слезы накатились Споку на глаза, потому что он знал, что не может. Хотя вопреки всякой логике он не желал ничего другого.
По крайней мере он знал, что Кирк стоял лицом к опасности, не подозревая о приближении момента смерти. Спок знал, что его друг противостоял судьбе и примирился с ней в тот период времени между возвращением Кирка на Хитомер и запуском нового «Энтерпрайза» – который окончательно решил его судьбу.
Вулканец находил удовлетворение от этой мысли. Он считал, что это было наиболее логичным.
На горизонте исчезли последние лучи Веридиана-III, и звезды засияли в опустившейся тьме. День наконец закончился.
Почетный караул по стойке «смирно» ждал возле могилы. Если все продолжается согласно расписанию, в этот момент высоко наверху звездолет изменил орбиту, готовясь засечь транспортерным лучом то, что находится под грудой камней.
В будущем Кирка не было никакой Маунт Селейи. Поэтому логика велела Споку искать утешение не в том, что могло бы быть, а в том, что кануло в прошлое.
Слеза скатилась по его щеке. Спок проследил ее падение на пыль этого мира. Воспоминаний об этом нигде не осталось. За исключением его памяти.
К этим воспоминаниям он сейчас и вернулся, к последнему приключению и открытиям тех последних дней, что он провел со своим другом. Когда путешествие Джеймса Т. Кирка подошло к концу – но еще не было окончено…
Глава 1
Кирк не оглянулся в прошлое – он устремился туда бегом, сломя голову. Ударился о вулканический пепел Тичо IV плечом, перекатился, чтобы его прикрыл мичман Гелт за остроконечным валуном.
Но этот валун оказался не самым удачным укрытием для Гелта. Мичман был мертв. Синевато-белая кожа. Искривленное последней судорогой боли тело.
Кирк споткнулся. Ему было двадцать четыре, лейтенант, три года как из Академии. Мичману Гелту было всего девятнадцать. Первая миссия. Он полагался на Кирка, а Кирк его не защитил.
На боку Кирка защебетал коммуникатор, и рефлексы сработали, освобождая его от оцепенения. Он щелчком открыл коммуникатор.
– Это Кирк.
– Где были те координаты?
Это был Гарровик. Капитан Кирка не транспортировался на «Фаррагут», когда был шанс – до того, как катушки транспортатора испытали перегрузку. Он остался с ранеными. Ожидая шаттл. В десяти минутах отсюда.
– Сканирую, – сказал Кирк. Он заставил себя встать на ноги, став незащищенным перед тем, что находилось за валуном. Тем, что напало на «Фаррагут». Тем, что обитало среди пепла Тичо IV и теперь отстреливало экипаж «Фаррагута» по одному.
Кирк держал свой громоздкий трикодер перед собой как щит. Глаза метались от его показаний к окружающему ландшафту и обратно. Садилась Прима Тичо. Цветом крови полыхал горизонт. Но никаких показаний не было.
– Капитан, там ничего нет. – Голос Кирка выдал напряжение, которое он испытывал.
Но голос в коммуникаторе оставался спокойным.
– Оставайтесь на месте и продолжайте сканирование, лейтенант. Вы командуете огнем до тех пор, пока снова не начнут действовать главные сенсоры.
– Есть, сэр, – подтвердил Кирк. Оружие «Фаррагута», который находился на стандартной орбите над ним, было под его командованием. Без сенсоров, которые это оружие направляли, Кирк стал его системой наведения. И вес этой ответственности ощущался хорошо.
Отдаленный крик прорезал сумрак, оборвавшись слишком резко. Пронзительный крик. Женщина.
Кирк с колотящимся сердцем остался на месте. Он сражался с порывом отбросить коммуникатор и вытащить лазерный пистолет. Гарровик дал ему приказ, и не было ничего, что Кирк не сделал бы для своего капитана. Таким капитаном был Гарровик. Таким человеком. К валуну Кирка бежала чья-то фигура. Это был не более чем окрашенный алым силуэт на фоне заката. Кирк быстро проверил трикодер. Это был человек. Эндровер Дрейк.
Молодой лейтенант, запыхавшись, скользнул рядом с Кирком, вытащил лазер. Его короткие, стриженые ежиком светлые волосы были испещрены черным вулканическим пеплом. Он мельком глянул на тело Гелта, но отреагировал на это не более, чем вулканец.
– Этот вопль, – сказал Дрейк. – Это была Морган.
Даже ощутив, как от потрясения все сжалось у него в груди, Кирк заметил промельк улыбки на лице Дрейка. Фейт Морган была офицером по оружию «Фаррагута». Последние три месяца она жила в каюте Кирка. Как его возлюбленная.
Кирку хотелось стереть ухмылку Дрейка о камни этого места.
Но у него был приказ. Приказ Гарровика. Приказ Звездного Флота. Он ничего не мог больше сделать для Фейт Морган, но экипаж «Фаррагута» насчитывал четыреста человек. По крайней мере, так было, когда корабль впервые вошел в эту систему.
Кирк взмахнул трикодером во мрак. Все еще никаких показаний. Он почувствовал, как злые слезы обожгли глаза, но он не позволил им пролиться. Долг прежде всего.
Дрейк щелкнул уровнями энергии в своем оружии, подкрутив короткий ствол на самый высокий уровень.
Кирк протянул руку, чтобы его остановить.
– Лазеры на это не действуют.
Одна из караульных смогла выдохнуть это в коммуникатор, прежде чем нечто (что бы это ни было) убило ее.
– Это существо может менять молекулярную форму, – рассуждал Дрейк. – Может, лазеры могут действовать против одной формы, а против другой – нет.
Кирк быстро проверил настройки трикодера, снова просканировал, выискивая цель.
– Гарровик говорит, что фазеры справятся. – Фазеры были новейшим оружием в арсенале Звездного Флота.
Дрейк свободно взмахнул лазером.
– Да откуда Гарровик знает?
Кирк отшвырнул коммуникатор, вцепился в ворот Дрейку и с силой пихнул его к валуну.
– Он капитан, – прошипел Кирк. – Он выяснит, как забрать нас отсюда.
Насколько Кирк знал, именно это делали капитаны звездолетов. Они были непобедимы. Должны были быть.
Дрейка удивила эмоциональная вспышка Кирка. Он пригладил мундир в том месте, где Кирк его смял:
– На орбите у него это не слишком хорошо получилось, не так ли?
Кирк снова щелчком открыл коммуникатор, чтобы держать кулак подальше от челюсти Дрейка. Дрейк этого не стоил. Кирк обнаружил это, выйдя из Академии. Их последняя драка после занятий стоила Кирку двух выговоров. Кирк просто выиграл. Но наибольшее удовлетворение пришло, когда Кирк обошел Дрейка на два процента и первым в классе получил назначение в космос.
– Что-то временно изменило сенсорную сетку, – сказал Кирк. Это было единственное объяснение, как Гарровика застали врасплох.
Кирк был на вахте на мостике «Фаррагута», когда это случилось. Сенсорные доски загорелись, когда судно было чем-то захвачено – газовым облаком, каким-то существом? Тогда не было никакой возможности выяснить.
Гарровик приказал поднять щиты на всю мощность. Это существо ответило тем, что каким-то образом исчезло из диапазона чувствительности сенсоров. В то же самое время невероятное временное фазовое изменение перегрузило все ключевые схемы на «Фаррагуте». Возможно, это был защитный ход со стороны этого существа. Но чем бы это ни было вызвано, в течение напряженного часа казалось, что корабль не сможет удержаться на орбите.
Гарровик приказал эвакуировать всех, кроме основного летного состава. Потом он спас судно. Непобедимый.
Но к тому времени это существо нашло эвакуационный лагерь на поверхности Тичо IV. И теперь не было сомнений, что это именно существо. Существо, которое питалось красными кровяными тельцами гуманоидных форм жизни. Таких, как Гелт. И Фейт. И всех остальных, кто уже погиб.
На поверхности это существо методично исследовало их обороноспособость. Оно преодолело их силовые защитные поля. Выдержало все, что могли в него выпустить лазерные пушки. Окутало все тошнотворным сладковатым запахом смерти уже умирающего мира.
Гарровик немедленно транспортировался в центр событий, организуя отзыв команды. Сражаясь на их стороне.
Затем внезапно, посреди процесса передачи на борт, перестали функционировать транспортаторы корабля – слишком деформированные временной перегрузкой и первой эвакуацией. Гарровик вызвал вниз шаттл. Никто не верил, что они сделают это вовремя.
Но Кирк никогда не сомневался, что Гарровик их спасет. Как-нибудь. Он был капитаном.
На трикодере возник какой-то всплеск.
Кирк проверил показания. Ди-кирониум. Это ему ни о чем не говорило.
Но тут его настиг неприятный аромат. Слишком сладкий. Подавляющий.
– Он возвращается… – сказал Кирк.
– Лейтенант! – передал Гарровик. – Где показания? – Что-то двигалось у отдаленных скал.
Нет – не двигалось – вздымалось. Взвилось на фоне алого заката, как бушующие врата в ад.
– Кирк?! – повторил Гарровик.
И именно в этот момент, в другой жизни, в другое время, лейтенант Кирк застыл. Столкнувшийся с неизбежной смертью, отягощенный ответственностью и долгом, он заколебался. Но не на сей раз…
– Кирк – «Фаррагуту»! – выкрикнул он. – Цель удара – тридцать метров точно на запад отсюда! Все фазеры – ОГОНЬ!
Инстинктивно Кирк набросился на Дрейка, вынуждая и того пригнуться и укрыться. Через миг небеса Тичо IV были вспороты двойными копьями голубого огня.
Кирк ощутил, как сотряслась земля, когда жуткая гармония фазовой энергии разрывала на части все атомы по своему лучу. Он чувствовал запах сожженной пыли, жар, ощутимый привкус озона, высвобожденного атмосферной ионизацией. Огневой вал прекратился.
Кирк выглянул за край валуна. Облако пыли горело изнутри жаром перегретых камней. Это существо погибло.
– Мы это сделали, – ликовал Кирк. Он поднес коммуникатор ближе. – Капитан Гарровик, мы…
В пылевом облаке выгнулся тонкий усик белого пара – как торнадо, формирующееся наоборот. Кирк замолчал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...