ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


– Значит, каждый раз, когда мы стояли перед дизраптором, каждый раз когда мы были напуганы до смерти тем, что кто-то нас схватит, ты был здесь, готовый утащить нас в безопасное место?
Глаза Сулу расширились. Он сделал шаг назад.
Но Чехов ухватил Сулу за форменную куртку:
– Сволочь ты! – закричал он.
Сулу рванулся, пытаясь вырваться из хватки Чехова.
– Павел, успокойся!
– Успокойся? Шесть месяцев тайным агентом! Мои друзья и семья думают, что я – преступник! Живущий с клингонами! И ты хочешь, чтобы я…
Чехов задохнулся от гнева.
Был только один способ, которым он мог продолжить эту беседу.
С яростным ревом он врезал Сулу кулаком в нос.
Сулу хрюкнул и повалился назад, полностью захваченный врасплох. Брызги крови разлетелись поперек его верхней губы.
Чехов по-прежнему крепко держал Сулу за куртку. Приподнял его вверх.
– Чем мы были для тебя? Пешками, которыми можно ходить? Можно пожертвовать?
С последним словом Чехов снова повторил удар, на сей раз ослабив хватку, и Сулу навзничь упал на пульт транспортера.
Ухура схватила Чехова за руку, стараясь оттащить его назад.
– Павел! Достаточно! Хикару спас нам жизнь!
Но Чехов просто отодвинул Ухуру с пути.
– Мы едва не погибли из-за него!
Он снова налетел на Сулу.
Но на сей раз Сулу был наготове.
Он поднял руку, чтобы отразить дикий замах Чехова. Потянул его к своему плечу, чтобы центр тяжести Чехова сместился вперед. Перекинул его через спину, и с глухим стуком Чехов плюхнулся на пол.
Теперь уже Сулу вцепился в куртку Чехова, наклонившись над ним.
– Послушай меня, Павел! – прошипел Сулу. – Мои приказы шли от разведывательной службы. Даже руководство было исключено. Если бы вы знали, что контролируетесь «Эксельсиором», и какой-нибудь из ваших клингонских контактеров воспользовался бы мысленным детектором, чтобы порасспросить о вашей истории относительно ухода из Звездного Флота…
С концом десятилетиями длящегося военного напряжения между Федерацией и Клингонской Империей клингонские военные силы пришли в беспорядок. Запасы оружия не были больше засекречены. Эта часть галактики была особенно уязвима к возможному выходу клингонского оружия на открытый рынок.
Поэтому Чехов и Ухура пожертвовали шестью месяцами их карьеры в Звездном Флоте и навлекли позор на друзей и семьи, которым нельзя было сказать правду. Все, чтобы создать фальшивую легенду, представляющую их как незаконных дилеров оружия с обширными связями в Звездном Флоте.
– Разведка ничего не говорила о том, чтобы бросить нас там – замерзающих до смерти – до последней секунды!
Чехов пнул ногой вверх и попал Сулу по ноге.
Сулу отпустил Чехова и отскочил, чтобы не потерять равновесие.
Два мужчины стояли друг перед друг другом, полусогнувшись. Чехов выжидал, пока противник откроется, словно скандалист в баре. Сулу повернулся боком, руки в вулканской защитной позиции «сал-тор-фе». Оба осторожно кружили друг перед другом. Сулу попробовал снова.
– Павел, ты горячишься. В то время как вы были на «Темной Зоне», мне пришлось держать «Эксельсиор» в сорока тысячах километров, в максимальном диапазоне действия транспортера.
Чехов напал. Сулу парировал.
– Мне пришлось держать наши сенсоры на самом низком уровне, чтобы Корт их не обнаружил.
Ухура снова попробовала встать между ними.
– Хватит, Павел. Послушай его.
Сулу воспользовался вмешательством Ухуры, чтобы развить свой аргумент. Он быстро заговорил через ее плечо:
– Датчики показали вас двоих и Джейд, встретившихся с Кортом и его андорианцами в грузовом отсеке. Они показали эмиссию фазера. Но это было до того, как другие ушли, так что я знал, что вы остались. И даже тогда, из-за того что получал от вас сигналы признаков жизни, я не мог быть уверенным, что это не часть некоторого плана, который вы придумали. Пока двери отсека не начали открываться.
– Вот видишь? – спросила Чехова Ухура.
Часть убийственного гнева Чехова начала уменьшаться.
Но не совсем.
– У меня были приказы, – сказал Сулу. – Я мог вмешаться только если бы посчитал, что вы находитесь в непосредственно смертельной опасности и можете быть убиты.
Ухура положила свои руки на плечи Чехова, придерживая его.
– Он вытащил нас, Павел. Он вытащил нас так быстро, как только смог.
– Мы на одной стороне, – сказал Сулу. – Кто-то пытался убить вас. Давайте что-то с этим делать.
Чехов не мог говорить. Ему хотелось кулаком продырявить переборку.
– Это была Джейд, – сказала Ухура.
Сулу выглядел ошеломленным.
– Но это была ее операция. Она, как предполагается, является одним из лучших агентов в системе безопасности Звездного Флота.
Он вытер кровь, льющуюся из носа. Его лицо выдавало удивление – как здесь всего много, оказывается.
– Корт предложил ей кое-что, от чего она не могла отказаться, – мрачно сказала Ухура. Она подтолкнула Чехова в спину.
– Сделай парочку глубоких вдохов, – посоветовала она.
Чехов разжал кулаки. Он чувствовал, как все его тело дрожит. В течение шести месяцев он полагал, что Ухура и он жили под угрозой мгновенной смерти. Все потому, что Сулу имел приказы.
Он оставался тихим и угрюмым, пока Ухура рассказывала Сулу о загадочном обмене фразами между Кортом и Джейд в грузовом отсеке. Когда она закончила, Сулу обошел вокруг пульта транспортера, давая Чехову место. Он нажал на панель управления.
– Компьютер, идентифицировать клингонскую организацию, обозначенную как «Имперские Прогнозисты».
Без малейшей задержки характерный голос компьютера ответил из громкоговорителя пульта:
– «Имперские Прогнозисты» были подразделением клингонского Бюро Стратегических Операций.
– Что входило в их обязанности? – спросил Сулу.
– Используя усовершенствованные военные учения и методы моделирования, они предсказывали вероятные результаты военных сценариев.
Чехов пожал плечами.
– Что ж, они были военными стратегами. Клингонская Империя – воинственная культура.
Но Сулу еще закончил:
– Компьютер, в контексте «Имперских Прогнозистов», какое значение имел малиновый уровень?
– Эта классификация соответствует классификации безопасности Звездного Флота «сверхсекретно».
Сулу поглядел на Чехова и Ухуру.
– Это уже становится интересным. – Он обратился к компьютеру снова. – За какие аспекты военного планирования отвечал малиновый уровень?
Снова компьютер не колебался.
– Сценарии Судного Дня.
Чехов услышал, как резко вдохнула Ухура. Он начал обращать внимание на то, что говорил компьютер.
– Определить, – сказал Сулу.
Компьютер подчинился.
– Сценарии, касающиеся влияния межпланетного голода, чумы и естественных бедствий на способностях колониальных миров клингонов и протекторатов поддерживать Империю. Сценарии относительно влияния политического переворота на способности Высокого Совета эффективно управлять Империей. Сценарии, касающиеся влияния военного поражения и покорения Империи ее врагами на способности выживания клингонской расы.
– Определенно материал высокого уровня, – сказала Ухура. – Не думаю, что хотела бы знать ответ клингонов на поражение Империи.
Сулу пальцем постукивал по пульту.
– В этом контексте, какое значение имеют следующие фразы: «тропа дозорного дракона ранга четыре» и «светом Праксиса в свой час все же прибудет»?
– Это строки из предсмертной поэмы Молора.
Прежде чем Сулу смог задать другой вопрос, Ухура произнесла:
– Эта поэма была у меня на курсах повышения квалификации. Приблизительно пятнадцать сотен лет назад, Калесс Незабываемый победил тирана Молора, чтобы основать то, что стало называться Клингонской Империей. Это классика.
Чехов подошел к пульту. Он чувствовал себя уставшим. Ему не хотелось смотреть на Сулу.
– Корт упомянул стихи как код, – сказал он.
Сулу не ответил Чехову. Вместо этого он смотрел через пульт на Ухуру.
– Ухура, скажите компьютеру клингонскую фразу, которую Джейд нашла столь интересной. Я никогда не произнесу ее.
Ухура откашлялась.
– Компьютер, переведи клингонскую фразу «чалчадж' кмей».
Компьютер подчинился сразу.
– Буквально фраза переводится как архаичная форма «потомок неба».
– Это близко к тому, о чем я подумала, – сказала Ухура.
Но компьютер продолжал:
– В контексте предсмертной поэмы Молора, фраза переводится как «дети небес» и относится к тем, кто унаследовал бы земли, разрушенные Молором во время его последней войны против Калесса и его последователей.
Сулу покачал головой:
– Еще кодовые слова?
Чехов нахмурился. Капитан «Эксельсиора» не улавливал сути дела.
– Компьютер. Что означает фраза «дети небес» в контексте «Имперских Прогнозистов» и малинового уровня?
На сей раз компьютер помедлил.
– Эта информация ограничена в доступе.
Сулу одарил Чехова сардонической улыбкой.
– Компьютер, это капитан Хикару Сулу. Подтвердить идентификацию по голосу.
– Идентификация по голосу подтверждена.
– Код доступа Сулу альфа-альфа-омикрон-альфа. Идентифицируйте фразу.
Снова задержка.
– Эта информация ограничена в доступе.
Теперь подошла очередь Чехова улыбаться. Сулу в негодовании уставился на пульт.
– Компьютер, я – капитан звездолета. У меня тринадцатый уровень доступа.
– Эта информация ограничена доступом семнадцатого уровня.
Сулу в изумлении взглянул вверх.
– Я думал, что было только пятнадцать уровней безопасности во всем Звездном Флоте!
– Эта информация ограничена в доступе, – ответил компьютер.
Сулу бессознательно ткнул пальцем в нос, погрузившись в мысли. Чехов наслаждался зрелищем – похоже, что это оказалось уязвимое место.
– Клингон, который был когда-то вовлечен в планирование сценариев Судного Дня для Империи… – Сулу размышлял вслух. – Предлагает поделиться чем-то настолько секретным, что это классифицируется на одном из самых высоких уровней Звездного Флота… с тем, кто по его понятиям незаконный дилер оружия.
Чехов сказал очевидное, удивляясь, почему этого не видит Сулу.
– Это должно быть оружие.
– Что-то экзотическое, – добавила Ухура.
Сулу кивнул.
– И настолько ужасное, что это использовалось бы в случае поражения Империи.
Чехов не любил двусмысленностей.
– Найдутся такие, кто скажет, что данное текущее положение Империи – это уже поражение. Не ее врагами, а историей.
По выражению лица Сулу было видно, что он также не любит двусмысленности. Впервые с начала драки он посмотрел на Чехова. Напряжение все еще было между ними.
– Хочешь сказать, что может быть кто-то, кто решит использовать это оружие? Чем бы это ни было?
– Я думаю, что это очевидно, джентльмены, – сказала Ухура, стараясь удержать этих двоих от новых проблем – Каким бы видом оружия не являлись «Дети Небес», этого было достаточно для того, чтобы заставить лучшего агента разведки Звездного Флота убить двух других агентов. Так она смогла бы заполучить этот секрет для себя.
– Агент-изменник с клингонским оружием Судного Дня, – пробормотал Чехов. – Это далеко выходит за рамки нашей миссии.
– Я согласен, – сказал Сулу. – Вы двое должны будете немедленно предоставить полный отчет.
– Отведи нас к безопасной коммуникационной станции, – сказал Чехов. Он пошел по направлению к дверям комнаты транспортера.
– Нет, – сказал Сулу.
Чехов повернулся к нему лицом, готовый, если понадобится снова ринуться в драку.
– Что ты имеешь в виду – «нет»?
Шесть месяцев жизни в образе преступника возымели на него эффект.
Сулу оставался спокойным.
– Не субпространственной связью. Я думаю, что мы должны принять во внимание, что агент разведки Звездного Флота, подобный Джейд имеет полный доступ к текущим кодам. Должно быть, будет лучше, если она будет думать что вы двое действительно мертвы. Иначе она сможет принять дополнительные предосторожности к тому, чтобы Звездный Флот уж точно не смог найти ее.
– Ты хочешь, чтобы мы рапортовали лично? – спросила Ухура.
– Я даже предполагать не хочу, на что может быть способно клингонское оружие Судного Дня, – сказал Сулу. – Их стандартное вооружение и так достаточно серьезно.
Он дотронулся до другой кнопки на пульте.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...