ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Поэтому он вычислял, сколько потребуется шагов, чтобы достать ее. Когда она начнет стрелять, как он может упасть, чтобы избежать попадания.
Но если она не попадет в него, то она может попасть в Тейлани.
Он не хотел идти на подобный риск. Шансы были невелики.
– Второй раз повторять не буду – отойдите от витрины.
Кирк остался на месте. Единственная очевидная причина, по которой Ариадна не стреляла – она боялась повредить витрину. Он считал, что это можно использовать против нее.
– Ты никогда не узнаешь, что там, – сказал он.
– Я и так знаю, – ответила Ариадна. Она держала в руках трикодер. Еще одна вещь Звездного Флота. – Я смотрела и записывала все с тех пор, как вы попали сюда и активировали дисплеи. Знаешь, они не реагируют на людей. Только на животных, подобных ей.
– Чалцы не животные, – заметил Кирк.
Ариадна холодно глянула на него.
– Ты же видел, как их вывели, как создали. И если ты до сих пор считаешь их людьми, значит, мой отец был прав. Ты и правда уже не тот, что был.
– По крайней мере я в своем уме, – ответил Кирк.
– Ты потерял честь.
Кирк подумал, что уж ей-то странно говорить подобное. Но Тейлани отреагировала гораздо живее.
Ну естественно, подумал Кирк. Клингонское воспитание. Обвинение в потери чести служило предельным оскорблением.
Ариадна пыталась разбить узы, связывающие их. Разделяй и властвуй.
– Это ложь, – предостерегла Тейлани.
– Это правда, – сказала Ариадна. – Он даже солгал тебе насчет причин, приведших его сюда.
Невольно Тейлани посмотрела на Кирка. Она не имела опыта таких перепалок.
– Она пытается тебя спровоцировать, – объяснил Кирк.
– Давай же, – подколола Ариадна, – спроси его, что ему здесь нужно.
– Потому что он меня любит, – сказала Тейлани.
Ариадна засмеялась. Она показала на Кирка фазером.
– Идиотка. Он воевал с Клингонской Империей – и с ромуланцами – все то время, которое ты прожила на свете.
– С этим давно покончено, – ответил Кирк. Он посмотрел на Ариадну. – Убери фазер. Здесь тебе ничего не нужно.
– О, нет. Я знаю, за чем пришла. Мне нужна вечная молодость.
– Этого здесь ты не найдешь, – сказал Кирк. Сказав это, он наконец принял эту правду и для себя. В мире, неповрежденном войной, Тейлани и ее люди могут оставаться молодыми десятилетиями. Это было заложено в их генетическую структуру. Но ничто на Чале не давало эффекта омоложения.
Любовь. Возбуждение. Вызов.
Страсть.
Спок был прав.
Тейлани смущенно посмотрела на Кирка.
– Но Джеймс, ты говорил, что ты чувствуешь себя молодым. Ты выглядишь моложе.
Кирк не мог не улыбнуться, несмотря на фазер Ариадны.
– Ты не оставила мне выбора. Общаться с тобой все равно, что готовиться к марафону.
– Он лжет, – усмехнулась Ариадна. – Он знал о проекте «Дети Небес» с самого начала. И о том, что это может для него означать.
– Для меня это не значит ничего, – сказал Кирк. – Чалцы были генетически предрасположены к здоровью и молодости. И их тела были усилены трансплантатами.
– Человеческими трансплантатами, – со страшной улыбкой произнесла Ариадна. – И это работает.
Кирк немедленно понял, куда клонит Ариадна.
Но Тейлани не поняла.
– Вечная молодость – из комбинации клингонского и ромуланского наследия и человеческих тканей, – объяснила Ариадна. – Чтобы это заработало на Чале, их создатели использовали трансплантаты от людей-доноров – ткани, которые невозможно клонировать. Но у людей уже были эти ткани. Так что для того, чтобы мы могли добиться такого результата, нам нужны трансплантаты тканей чалцев.
Тейлани схватила Кирка за руку.
– Джеймс, это правда?
Выражение его лица служило ответом на вопрос.
– Видишь? – торжествовала Ариадна. – Это все, что нужно от тебя Кирку. Все чалцы всего лишь скот для людей. Выведенные как источник тканей для трансплантации.
Тейлани посмотрела на Кирка.
– Ты знал об этом?
– Нет.
– Спроси его, хотел ли он помолодеть, – предложила Ариадна.
Кирк не дожидался вопроса.
– Я прилетел сюда из-за тебя, Тейлани.
– А кто привел тебя в Арсенал? – спросила Ариадна. – Кирк. Из-за компьютерной библиотеки. Он знал, что в ней содержаться все медицинские файлы, которые нужны ему для того, чтобы понять процесс твоего создания. И он сможет оставаться молодым вечно.
У Тейлани не было защиты от ядовитых слов Ариадны.
А у Кирка была. И Кирк услышал недостающий кусочек информации.
Компьютер. Ариадна сказала, что ему нужны эти файлы. А это значит, что они нужны ей.
Поэтому она и не убила их на месте. Фазерная эмиссия могла разрушить цельность потока энергии, питающего дисплеи и контейнеры.
– Я не собираюсь больше повторять, – сказала Ариадна, – отойдите.
Кирк обнял Тейлани. Она боролась с ним, но он прошептал ей на ухо вопрос.
– На сколько ты можешь остановить сердце?
Этот вопрос ее остановил.
– Отойди от нее! – предупредила Ариадна.
– На сколько? – повторил Кирк.
– Минуты на три – четыре, – ответила Тейлани.
– Хочешь узнать правду – сделай это, – прошептал Кирк.
– Сейчас же! – крикнула Ариадна.
Кирк отошел от Тейлани.
– Я должен попрощаться.
Ариадна прицелилась.
Кирк начал отступать от контейнера.
– И ты тоже, – приказала Ариадна Тейлани.
Глаза Тейлани закатились, показались белки.
Со стоном она опустилась на пол.
Атакующие на ферме применили ту же тактику, чтобы заставить его думать, что он их убил. Чтобы он бросил их тела, давая им время уйти.
– Я на это не куплюсь, – сказала Ариадна. – Если ты…
При отсутствии признаков клингоно-ромуланской жизни весь свет в Арсенале погас.
Мгновением позже Кирка окутала непроницаемая тьма.
До него донеслись ругательства Ариадны. И щелчок, когда она отрегулировала фазер.
Он достал дизраптор и он выстрелил.
На полной мощности.
Во вспышках выстрела оружия контейнер взорвался.
Кирк бросился на пол, и тут же откатился в сторону, пока Ариадна стреляла парализующими зарядами в то место, где он только что стоял. Он снова выстрелил в информационные хранилища.
Цепная реакция распространилась по серым панелям за рядом контейнеров.
Ариадна в ярости зарычала.
Кирк вновь сменил позицию.
Но на сей раз Ариадна не выстрелила.
Он услышал, как она пробежала по каменному полу, когда серия взрывов расцвела на связующих точках хранилищ информации.
Огни Арсенала начали зажигаться.
Кирк подбежал к Тейлани, начинавшей приходить в себя.
Она удивленно огляделась и тихо спросила, что произошло.
– Я уничтожил компьютер.
Тейлани пристально посмотрела на него, ища правду. Ища честь.
– Этим ты уничтожил то, что могло сделать тебя вечно молодым.
Кирк подумал о словах Торла.
– Но какой ценой?
Кирк услышал проклятие Ариадны.
Он бросил Тейлани и побежал к женщине.
Она разбивала прозрачные панели всех витрин и заходила внутрь. Внутри каждой была консоль компьютера. Ариадна с безумным видом пыталась вытащить из них чипы памяти.
Но из панелей вырывалось только пламя. Металл был горячим.
Ее руки были залиты кровью.
Кирк прошел сквозь пробитую стенку и вытащил оттуда Ариадну.
Она боролась в его захвате.
– Идиот! Ты не представляешь, что ты уничтожил!
– Представляю, – сообщил ей Кирк.
Он вытащил фазер Ариадны с ее пояса. Он был поставлен на поражение. И прежде чем он смог его настроить, Кирк услышал звук транспортера.
В пяти метрах от него сформировались четыре колонны света.
Они были оранжевого цвета, а не синего…
Клингоны.
И Эндровер Дрейк вместе с ними.
Глава 40
Кирк приставил фазер к голове Ариадны.
Но три клингона направили свои дизрапторы на Кирка с таким видом, будто Ариадны не существовало.
Главнокомандующий Звездного Флота улыбнулся.
– Давай, Джимбо. Нажми на курок.
– На таком расстоянии, – предупредил Кирк, – даже парализующий заряд может убить.
– Такова жизнь, – произнес адмирал. – Не так ли, коммандер Дрейк?
Ариадна не пыталась освободиться от захвата.
– Я готова умереть за то, во что верю.
Адмирал Дрейк сложил руки за спиной.
– Яблочко от яблоньки, не так ли, Джимбо? – он шагнул вперед.
Кирк почувствовал жар от разбитой панели за его спиной. Тейлани подбежала к нему.
Клингонец отслеживал ее перемещение дизраптором с таким видом, будто он управлялся компьютером.
– Что тебя задерживает, Джимбо? – подколол Дрейк. – Ах да, я и забыл. Ты мошенник Звездного Флота. Знаменитый капитан, который может обмануть даже смерть.
Кирк показал режим своего фазера и прижал его к виску Ариадны, которая удивленно вздохнула.
– Я больше не офицер Звездного Флота. Мне нечего терять.
– Кроме спокойствия и нервов. Не так ли, Джимбо? – Дрейк подошел еще на шаг. – Так же ты колебался и на Тичо IV? И ты думаешь, капитан Гарровик поверил бы тебе сейчас? Поверил бы он, что действительно можешь хоть что-то сделать?
– Я правильно поступил на Тичо, Дрейк. Ты даже не представляешь себе, как правильно.
– А что ты ответишь на обвинение в войне, Джимбо?
Кирк перестал понимать Дрейка. Он посмотрел на клингонов. Один что-то показывал жестами другому. Боевой код, Кирк знал это. Но расшифровать его он был не в состоянии.
– Какой войне?
– Войне, – повторил Дрейк. – Великой войне, которой никогда не было. Из-за тебя. И ты этого даже не помнишь, не так ли?
Кирк покачал головой. Клингоны начали расходиться, держа Кирка, Тейлани и Ариадну под перекрестным огнем.
Адмирал посмотрел вперед, с восхищением рассматривая «Хищную Птицу».
– Двадцать семь – двадцать восемь лет назад. Звездная дата 3198.4. Ничего не припоминаешь? Сектор Калинора. Два клингонских крейсера захватили санитарный корабль Звездного Флота. Объявили его шпионом. – Дрейк оглянулся на Кирка. Что-то в нем изменилось. Глаза стали еще холоднее, более пустыми. – Шпионом, Джимбо. На том корабле были женщины и дети. На нем была моя жена.
Кирк отступил, приближаясь к языкам пламени. Тейлани последовала за ним. Ариадна не противилась. Изгиб витрин гарантировал, что клингоны не смогут их окружить. Но Кирк знал, что если Дрейк решит, что дочерью можно пожертвовать, то они могут напасть в любой момент.
– Тогда галактика была другой, – сказал Кирк. – Мы были на грани войны.
– Нет, мы не были на грани войны, Джимбо. Мы воевали. Я преследовал корабли клингонов. – Дрейк провел пальцами по шраму. – Я заработал его, взорвав их к чертовой матери. Доложил Звездному Флоту о случившемся. Прошел сигнал по Первому Коду. Мы были в состоянии войны.
Кирк вспомнил. Не дату, а объявление Звездным Флотом войны. Это вполне отвечало представлением Кирка о том, что все негативные действия Федерации были спровоцированы Дрейком.
Кирк усилил захват. Было ясно, что клингоны готовы попытаться одновременно выстрелить в него с разных сторон, надеясь, что он не успеет нажать на курок. Это было весьма рискованно. Разряд дизраптора вызывает судороги. И даже при одновременном залпе Кирк успеет выстрелить.
– Это ни к чему бы не привело, – сказал Кирк.
– Из-за тебя, – крикнул Дрейк. Жилка запульсировала на его шее. – Ты ввел в войну органианцев. И они остановили войну прежде, чем она смогла начаться. И прежде чем я успел отомстить клингонам, убившим мою жену.
– Если твои клингоны сейчас выстрелят, ты станешь убийцей собственной дочери.
– Но я отомщу тому, кто ответственен за все, не так ли?
На мгновение Кирк представил себе, каково было бы придушить Ариадну собственными руками. Чтобы почувствовать ее агонию. Ее смерть от его рук.
– Ты уже отомстил, – тихо сказал он.
Дрейк склонил голову на бок, как будто не вполне понимая, что имел ввиду Кирк.
А потом улыбнулся.
Искренне.
– А, значит ты все-таки узнал о Дэвиде. Мальчишка пытался сделать себе имя. И изобрести протоматерию.
Эхо взрыва послышалось из огромного зала. Клингоны повернули головы и увидели огненный шар, несущийся мимо хранилищ информации напротив Кирка. Какую бы цепную реакцию не запустил Кирк в библиотечном компьютере, она распространялась.
Но Дрейка это не отвлекло. Все его внимание было сосредоточено на Кирке. Как и было со времен их первой встречи в Академии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...