ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Наверняка были и другие кандидаты, более квалифицированные специалисты в области дипломатии и исследований. Но мое прошлое в разведке явилось именно тем, в чем Флот более всего нуждается в данных условиях.
– И раз вы привлекаете нас, – добавила Ухура, – вы, должно быть, думаете, что агент-предатель Джейд – так или иначе связана с офицерами-изменниками.
Спок кивнул головой Ухуре.
– Логичный вывод, коммандер. И правильный.
Сулу повернулся к Споку.
– Вы уже знаете, что случилось на платформе «Темная Зона»?
Спок снова кивнул.
– Адмирал Дрейк поделился с нами вашим отчетом перед самой встречей.
Дрейк властно махнул рукой, призывая к тишине, решительно настроившись не допускать в дальнейшем, чтобы его прерывали или обсуждали то, о чем он не просил.
– Из-за проверок и соотношения сил в разведке Звездного Флота для агента почти невозможно сжульничать, – объяснил Дрейк, – без поддержки внутри Звездного Флота.
– Адмирал, я не понимаю, – сказал Сулу. – Разве агент-мошенник не действует в одиночку по определению?
Но Дрейк покачал головой.
– Все компьютерные отчеты, имеющие отношение к агенту по имени Джейд, были избирательно удалены из баз данных Звездного Флота. У нас нет его фотографий, нет отпечатков пальцев, нет структуры ДНК. Мы сможем воссоздать большую часть. Но этот процесс займет недели. Все это аргументы в пользу сообщника внутри.
– Сэр, вы серьезно допускаете связь между агентом-мошенником, клингонским супероружием и заговором внутри Звездного Флота? – спросил Сулу.
Спок невозмутимо соединил перед собой пальцы.
– Обдумайте это, капитан Сулу. К счастью, дипломаты и посредники как со стороны Федерации, так и Клингонской Империи знают о сильных воинственных чувствах в своих лагерях. Они понимают, что отдельные террористические акты, предпринятые горсткой клеветников, не означают, что правительства не стремятся к миру.
Чехов чувствовал, что начал расслабляться. Это почти умиротворяло – слушать, как Спок выложил рациональное объяснение того, что так смутило и расстроило его. Он отметил, что Дрейк, казалось, тоже доволен анализом Спока, поскольку адмирал позволил ему продолжать.
– Обдумайте, однако, – продолжил Спок, – что может случиться, если клингонское оружие «судного дня» используют. Не только для разрушения корабля или колонии, но и для того, чтобы обратить в пустыню планету. Возможно, Землю или Вулкан. Обдумайте также ответвления в исследовании применения этого оружия. Исследовании, где не нашлось никаких свидетельств заговора клингонов с целью применить его.
Сулу понял, что описала логика Спока.
– Потому что оружие наверняка использовалось бы группой в самом Звездном Флоте.
– Точно, – подтвердил Спок. – Если официальное расследование не может обнаружить никаких свидетельств клингонского заговора, то гласным выводом должно стать то, что расследование проводилось нечестно. Это логично привело бы к последующему заключению, что это оружие используется при поддержке клингонского правительства.
– И так обвинят, и этак, – добавила Ухура. – Если официальное расследование находит свидетельства заговора Звездного Флота в использовании оружия, то гласным выводом станет то, что это затея клингонов, чтобы снять вину с Империи.
Спок продолжил выковывать оставшиеся звенья в логической цепи.
– В замешательстве, которое последовало бы за этим, отдельным мирам Федерации пришлось бы выбирать союзников. Несомненно, некоторые бы ушли. Договоры были бы нарушены. Торговые соглашения отменены. Совет оказался бы в хаосе.
Маккой покачал головой:
– Интересно, как это тебе удается спать по ночам.
Дрейк завершил анализ заключительным выводом:
– И в таких условиях Федерация была бы беззащитна перед атакой клингонов.
– Но ведь у клингонов уже нет причин на нас нападать, – сказал Сулу.
Дрейк устремил на него суровый взгляд.
– У Империи нет причин нападать на сильную и защищенную Федерацию. А если они заметят, что мы разваливаемся? Если они решат, что мы используем нападение на Клингонскую Империю как способ соединить наших партнеров? Тогда у Империи не будет выбора, кроме как ударить первыми.
– И, – добавил Спок, – зная, что это наиболее вероятное действие клингонов, заговорщики в Звездном Флоте могли убедительно доказать, что именно поэтому Федерации следует нанести упреждающий удар.
– О господи, – простонал Маккой. – Это же опять Третья Мировая война. И все стараются, чтобы вторым догадался кто-то другой.
– И поэтому Звездному Флоту нужна вся ваша помощь, чтобы клингонское оружие не попало в дурные руки, – подытожил Дрейк.
Чехов собрался было спросить, представляет ли кто-нибудь, что это может быть за оружие – «Дети Небес». Но остановился. Он взглянул на Маккоя и Спока.
Он был так удивлен и рад, увидев их, что не переставал задаваться вопросом, почему они принимают участие в этой встрече.
– Прошу прощения, капитан Спок. Я знаю, почему здесь мы. Но почему часть этой операции – вы и доктор Маккой?
Маккой и Спок взглянули на Дрейка.
Дрейку было неловко.
– Это чрезвычайно сложная ситуация для меня, – сказал он.
– Для всех нас, – огрызнулся Маккой.
Дрейк продолжал:
– Я провел внутреннее расследование. Очень осторожное. Пытаясь установить симпатии различных офицеров Звездного Флота, имеющих доступ к государственным секретам. Ища хотя бы одного человека, который несомненно связан с заговором в Звездном Флоте с целью начать войну с Клингонской Империей.
– И нашли кого-нибудь? – спросила Ухура.
Дрейк серьезно кивнул.
– Нашел.
Чехов не мог вынести неопределенности.
– И кто же это?
Ответ Дрейка поразил Чехова, словно молния.
– Джеймс Т.Кирк, – сказал адмирал.
Глава 20
Чехов был рассержен и не старался скрыть это.
– Это невозможно!
Дрейк поднял голос почти до крика. Его слова отозвались эхом в облицованных панелями стенах зала.
– Вы не верите тому что я сказал?
Наступила тишина.
– Но, – сказал Дрейк, понизив голос, – я видел доказательство.
– Ну, – промолвил Чехов. – Какое доказательство?
Медленно, почти неохотно, Спок поднялся с места.
Дрейк нажал кнопку, и секция стены скользнула в сторону.
Показался экран. На нем имелось изображение красивой женщины.
Молодая клингонка в черном платье. Или она была не клингонкой?
– Имя молодой женщины, – сказал Спок, – Тейлани. Она гибрид – ее родители были клингон и ромуланка.
Картина изменилась. Молодая женщина была теперь в вечернем платье, ее темные волосы были подобраны, открыв заостренные уши. Большая вечеринка или что-то вроде, была в самом разгаре позади нее.
Чехов заключил, что это были изображения с камер наблюдения, вероятно, снятые без ведома молодой женщины.
– Насколько разведка Звездного флота может установить, несмотря на ее относительно молодой возраст, она – высокопоставленное должностное лицо в своем планетарном правительстве.
– Какой планеты? – Спросила Ухура.
– Колония где-то на границе между клингонской и ромуланской империями, – сказал Спок. – Совместно основанная обеими империями приблизительно сорок лет назад, в течение одного из спорадических периодов перемирия. Название планеты – Чал.
Спок внимательно посмотрел на Ухуру.
– Клингонское слово – Небеса.
– Дети Небес, – прошептала Ухура.
Спок продолжил:
– Учитывая то, что мы знаем относительно их секретов малинового уровня, логично заключить, что некоторые виды их мощнейшего оружия были разработаны на планетах, далеко удаленных от населенных центров. На случай если что-нибудь пойдет не так, как надо.
Маккой пробормотал с отвращением:
– Как испытание атомных бомб на тихоокеанских островах в двадцатом столетии.
– Точно, доктор. Все свидетельства до настоящего времени говорят, что совместная колония на Чале была центром развития, строительства и хранения оружия. Оружие было известно под кодом «Дети Небес». Оно было предназначено для использования только в случае полного поражения Клингонской Империи.
– Но какое это имеет отношение к капитану Кирку? – спросил Чехов.
Картина изменилась снова.
Кирк и Тейлани.
Оба в гражданской одежде.
Обнимающиеся. Целующиеся.
На фоне большого количества гражданских жителей, некоторые несли багаж. Чехов предположил, что это было снято в космопорту где-нибудь на Земле.
– Три дня назад Джим Кирк ушел из Звездного Флота, – сказал Дрейк. – Он не говорил ни с кем. Он не поставил никого в известность. Он просто зарегистрировал прошение об отставке в личном файле и ушел.
Чехов находил, что в это трудно поверить. Он знал, что капитан собирался отправиться в отставку после возвращения с Хитомера. Но с тех пор Кирк стал брать так много кабинетной работы и читал так много лекций, что Чехов решил, что он должен будет остаться во Флоте навсегда.
– Он уехал? – Спросил Сулу. – Куда?
– Возможно, на Чал, – ответил Спок. – Двадцать часов назад.
Ухура заметила:
– Я, со своей стороны, не очень во все это верю.
– Где вы видите нестыковки, коммандер? – cпросил Дрейк.
– Вы описываете капитана как одного из ваших конспираторов. И это смешно. Капитан Кирк, конечно, в свое время часто нарушал правила, но я отказываюсь верить, что он – предатель.
– Я тоже – добавил Чехов. Он встал, чтобы присоединиться к Ухуре.
– Также, как и я, – Сулу согласился с ним. Он поднялся чтобы встать с Ухурой и Чеховым.
Но Дрейк велел им сесть снова. Не было потребности в конфронтации.
– Я не буду с вами спорить. Джим Кирк – один из наиболее компетентных офицеров, когда-либо носивших униформу Флота. Но теперь он не носит этой формы Сулу отреагировал с раздражением.
– Человек, подобный капитану, не изменяет внезапно.
Чехов был обрадован такой поддержкой со стороны Сулу. Он также был удивлен его готовностью спорить с командующим.
– Обычно нет, – Дрейк согласился. – Но посмотрите на экран, капитан. Джиму – шестьдесят два года. А той женщине сколько, может быть, двадцать?
– Они – оба взрослые, – натянуто сказал Чехов.
Дрейк смотрел на него с жалостливым выражением.
– Я не собираюсь притворяться, что был Джиму близким другом. Но послушайте, что скажет капитан Спок.
Спок заложил руки за спину – Поведение капитана за неделю до его отставки стало эмоционально беспорядочным.
Ухура уставилась на Спока:
– Возможно он влюблен, Спок.
– Он полагает, что да, – заявил Спок.
Сулу пожал плечами.
– Для капитана это могло много значить.
– Но не до измены, – сказал твердо Чехов.
– Она – очень привлекательная молодая женщина, – указал Дрейк. – И я c сожалением констатирую, что иногда бывает точка в жизни мужчины, когда он начинает задаваться вопросом, является ли он все еще привлекательным для женщин. Если все еще да, что он по-вашему сделает?
– Я не верю что капитан Кирк бросил все, во что он верил в из-за… симпатичной мордашки! – Чехов прервал его.
– Тейлани – только часть сделки, – сказал Дрэйк.
– Сделки? – повторила Ухура.
– Новая работа Кирка – координатор планетарной обороны Чала. Его оплата – уникальна. Фактически это единственный стимул, который мог бы заставить его отказаться от его глубоких убеждений, согласно его психопрофилю.
– Поверьте мне, – усмехнулся Чехов – это не имеет ничего общего с капитаном Кирком.
Спок прочистил горло:
– Правительство Тейлани отдало капитану «Энтерпрайз».
У Чехова отвисла челюсть.
– Это… возможно?
– Он был списан, – объяснил Дрейк. – и был намечен учебной целью на испытаниях оружия новых кораблей. Тогда один из отделов управления ресурсами получил запрос относительно его перестройки для гражданского использования. Звездный Флот имеет давнишнее обязательство по рециркуляции и многократному использованию устаревшего оборудования для выгоды колониальных миров, так что запрос c Чала был удовлетворен.
– Этот корабль был частью него, – сказала спокойно Ухура.
Чехов чувствовал, что Дрейк как будто организовал все это. Он ненавидел выражение ложного разочарования на лице адмирала. Разочарования в Джеймсе Кирке.
– Я думаю, все согласятся, что этот подарок Кирку проливает новый свет на его действия, – сказал Дрейк.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...