ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


Она нажала пальцем на контроль. Ткань комбинезона разделилась на шее. Она продвинула палец выше, держа его в равновесии, готовая расстегнуть ее дальше.
Кирк заставил себя не смотреть на нее.
– Это будет не раньше, – сказал он, – чем ты ответишь мне.
И тут же все изменилось.
Улыбка Тейлани была на сей раз такой, что поощряет дружбу, а не страсть. Она еще раз потянула воротник довольно необычным жестом, хотя комбинезон ее оставался расстегнутым. Непреднамеренный вид, не обязательно провоцирующий.
«Дьявол, – подумал Кирк. – она соблазнительна, когда стоит в такой позе.»
– Спрашивай обо всем, что хочешь узнать, Джеймс. У меня не может быть секретов от тебя.
Затем она повернулась к нему спиной и подошла к окну, располагающемуся над раковиной. Зрачки Кирка автоматически расширились, когда его взгляд скользнул по плавной линии комбинезона на спине, вниз по ногам, повторяя каждый явный изгиб. Но он отвернулся. Сейчас не время для безумия.
Он отошел в другой конец кухни, прислонился к стойке. Солнечный свет, льющийся в окно, окутал ее волосы в гипнотическом взаимодействии света и тени.
«Ореол», – подумал Кирк, как будто его посетительница была неким мифическим существом, спустившимся с небес.
– Почему ты была на приеме? – спросил он, мысленно игнорируя то, что он видел. Вопрос казался таким прозаичным для такого неземного существа.
– Меня пригласили.
Она снова улыбнулась, и на этот раз он ответил тем же, немного расслабившись. Это должно быть игра, решил он с облегчением. Он мог принять в ней участие. Даже получить удовольствие. Правила дали бы ему крайне необходимую концентрацию.
– И почему тебя пригласили?
– Чтобы отпраздновать назначение нового главнокомандующего Звездного Флота.
– Это не то, что я имел в виду, – сказал Кирк. – Приглашения рассылались персоналу Звездного Флота, дипломатам, лидерам промышленности Федерации:
– И Клингонской Империи, – продолжила она, – Ромуланской Звездной Империи, Первой Федерации, Неприсоединившимся мирам…
– И откуда ты?
Она глянула на мгновение вниз, как будто этот вопрос был труден и требовал размышления.
– Из неприсоединившихся, – сказала она. – Пока.
Кирк ничего не понимал. Ее наследственность – брови и уши – ясно говорили, что она была или из Клингонской, или из Ромуланской Империи.
– Но твои… родители… – сказал Кирк, не уверенный в том, насколько грубо это прозвучит.
Несмотря на логику Спока, одним из ее родителей мог быть даже вулканец. Тейлани обвела пальцем изгиб изящно заостренного ушка.
– Некогда мой мир был колонией.
Она забыла упомянуть, какой именно империи.
– Мы выбрали этот путь ради… независимости много лет назад.
Инстинкт Кирка немедленно подсказал ему, что ее заявление лишь начало истории. Ее первоначальный, ослепляющий сознание подход был неким родом дымовой завесы. Она что-то хотела ему сообщить. Что-то хотела от него.
Он был доволен, что отклонил ее предложение, увидев насквозь ее игру даже прежде, чем он понял, что это игра. Хорошая интуиция, решил он. По крайней мере, она еще работает. Полдень оказался куда более полезным, чем он рассчитывал поначалу, когда прибыл.
– Расскажи мне, Тейлани, – начал Кирк. – Почему…
И тут началась атака.
Глава 11
Увиденное Кирком было подобно замедленному воспроизведению голопроекции.
Окно кухни позади Тейлани разлетелось на мелкие сверкающие осколки, как будто взорвалась звезда. Блики и отсветы солнечных лучей на осколках разорвали темноту перед его глазами.
Струя зеленой крови текла по ее плечу, расширяясь подобно галактике в космосе. Ее крик был низок, растянут, искажен. Ее полет в воздухе, казалось, не требовал усилий. Кирк рванулся вперед странно замедленными движениями, как будто воздух уплотнился, как будто кухня расширилась, увеличивая расстояние между ними.
Она упала на пол, волосы накрыли ее. Она скользила. Стонала. Кровь из глубокой раны на плече размазывалась по порванному черному комбинезону.
Кирк услышал свист другой пули, летящей в воздухе. С дальней стены полетела штукатурка.
Но Кирк не отвлекался от того, что он должен был делать. Даже поднимая ее на руки, он анализировал подробности атаки, обдумывая, что делать дальше.
Крепко держа ее, Кирк вышел из кухни на лестницу. Глаза Тейлани от боли были закрыты, хотя кровотечение уже остановилось.
Кирк остановился на лестнице. Он услышал шаги снаружи. Тейлани безвольно лежала в его руках.
Кирк знал, что нападавших по крайней мере двое. То, что реактивные пули летели под углом, говорило ему, что нападавшие находились в разных местах. Первый снаряд, врезавшийся в стену, летел от амбара.
Кирк начинал представлять стратегию. Такое оружие подразумевало, что нападавшие не были местными. Те из местных фермеров, что хранили оружие, предпочитали старомодные лазерные винтовки. Время не торопилось в штате Айова.
Выбор нападавшими оружия, стреляющего реактивными пулями, помог Кирку быстро понять цели нападавших. Если бы они хотели похитить или Тейлани или его, они использовали бы фазеры, чтобы оглушить их. Если бы они хотели уничтожить Тейлани или его, они использовали бы более мощные фазеры, чтобы дезинтегрировать их.
Использование же реактивного оружия означало, что они хотят уничтожить кого-то и сохранить тело, чтобы показать что дело сделано, или преподать другим урок.
Кирк представлял себе, что некоторые из старой гвардии клингонов хотели бы прекратить его существование с помощью фазера. Он знал, что найдутся и другие в галактике, кто заплатит, чтобы оправить его на тот свет медленной и болезненной смертью. Из каждого правила есть исключения, знал Кирк, но он был уверен, что не надо быть Споком, чтобы заключить, что кто бы ни находился на пороге его сельского дома, они пришли не за Джеймсом Т. Кирком.
Они пришли за Тейлани.
Он слышал, как они возились с дверью. Они, вероятно, имели трансмиттеры, которые могли открыть любой замок, сделанный в последние пятьдесят лет. Кирк про себя поблагодарил своего отца за его любовь к антиквариату.
Его быстрый взгляд переместился вверх. Лестница. В Академия учили, что выше быть всегда предпочтительнее. Значит, другие этого будут ожидать.
Кирк толкнул ботинком секцию деревянной обшивки, которая открывала дверь со стороны лестницы.
Потайная дверь наполовину открылась. Влажный запах подвала окружил его.
Это было место его детских игр. Он и его брат много лет назад проводили там время, без конца играя в людей и ромуланцев.
Он резко наклонился, чтобы пройти через маленькую дверь, поскольку услышал, как снаряд разрушил старый замок передней двери.
Он поморщился, поскольку понял, что с его поврежденным плечом он мог компенсировать добавочный вес Тейлани, только наклонившись.
Он тяжело сел на верхнюю ступень, продолжая поддерживать Тейлани. Она шевельнулась и посмотрела на него.
Он покачал головой прежде, чем она заговорила, затем дотянулся до перекладины, нашел скважину на маленькой двери и переместил засов.
В следующий момент после того, как щелкнул замок, Кирк услышал, что передняя дверь распахнулась от взрыва.
Враг вошел в его дом.
Он удивился гневу, который он ощущал.
Заговорили два резких голоса. Их речь была отрывистой. Он не мог узнать язык. Но это не было человеческой речью.
Быстрые шаги прозвучали над ними, мимо скрытой подвальной двери в кухне. Кирк опустил Тейлани на лестницу на ступеньку ниже себя. Он положил руку на ее плечо, чтобы вести ее вниз по деревянной лестнице, в темноту.
Она передвигалась тихо. Словно она прошла тот же классический курс обучения, что и Кирк. Он следовал позади нее. Двенадцать ступенек к подземному этажу.
Теперь шаги стали медленнее и более осторожными. Они двигались по направлению к потайной двери. Затем остановились. Кирк слегка подтолкнул Тейлани под лестницу.
Она не сопротивлялась. Она не говорила. Она следовала его невысказанными распоряжениям. Кто бы ни она была, Кирк предполагал, что она не была гражданским лицом.
Его любопытство относительно нее росло.
Продолжавшиеся шаги стали более слабыми. Они переместились вверх. Кирк был доволен. Это подразумевало, что нападавшие также прошли классический курс обучения. Это также означало, что они не имели ничего похожего на трикодер, который мог сканировать формы жизни.
Кирк улыбнулся. Кажется, все становилось проще. Он прикоснулся к своему поясу. Нашел свой коммуникатор. Открыл его, отключив звуковой сигнал.
В слабых отсветах индикаторов состояния коммуникатора Кирк и Тейлани взглянули друг на друга. Ни один не показывал страха. Было только интенсивное ожидание. Кирк знал силу чувства. Без колебаний он стоял лицом к смерти. Кирк передвинулся ближе в Тейлани и обернул ее руку вокруг своей талии. Он нажал бесшумную кнопку чрезвычайного вызова на коммуникаторе. Энергетическая система транспортера должна была мгновенно отправить его и Тейлани на орбитальную станцию.
Он напрягся в ожидании холодной струи транспортерного луча.
Луча не было.
Что-что глухо упало наверху. Он чувствовал, что рука Тейлани непроизвольно напряглась вокруг него. Специально обученный для боя, он решал, а не переживал.
Он рискнул открыть звуковой канал связи, чтобы понять, что пошло не так, как надо.
Услышал шипение статики.
Кирк отключил коммуникатор. Кто бы ни были нападавшие, они имели возможность блокировать связь. Транспортер не спасет ситуации. Но Кирку и это подходило.
Двое пришлецов оставались наверху. Возможно, они были проинформированы об архитектуре ферм у людей. Это подразумевало, что они знают, что имеется чердак, который следует обыскать. В конечном счете, они также подумали бы и о подвале.
Но также была возможность, что им не дали полное описание человеческой истории, и того как люди реагировали и приспосабливались к различным угрозам в течение столетий.
Кирк вылез из-под лестницы, потянув Тейлани за собой. В темноте он вел ее к тому месту, где, он знал, будет дальняя стена. Он поднимал ноги только сантиметр от пола, делая каждый шаг медленно, на всякий случай, если какие-нибудь коробки или мебель остались здесь. Тейлани безмолвно и точно следовала его движениям Хотя ферма переделывалась за эти годы и десятилетия, большая часть изменений была сделана почти двести пятьдесят лет тому назад. Хорошее, прочное сооружение периода перед III мировой войной.
Земля тогда была совсем другим местом. Темнота, паранойя, никто не был уверен, что человеческий род просуществует достаточно долго, чтобы использовать невероятные перспективы потрясающего технического достижения Зефрама Кохрейна – двигателя, искривляющего пространство.
Так что люди принимали меры, чтобы обеспечить свое выживание. День, когда маленький Джим и его брат нашли старое бомбоубежище под их домом, ознаменовал лето, одно из самых захватывающих.
Их родители не хотели, чтобы они играли там, десятью метрами ниже уровня земли. Но Кирк и его брат очистили древесину и пластмассу, спасли отвергнутую мебель, сделали подвал их тайной звездной базой.
И подобно любой хорошей секретной звездной базе, это место имело секретные входы. Один из дома. И один из конюшни.
В то время как вторгшиеся исследуют верхнюю часть дома, Кирк и Тейлани обойдут их с фланга.
Кирк потянулся вслепую и коснулся стены, где, как он помнил должен был быть замок. Он двигал пальцы по неровному поликретовому покрытию, смахивая пыль и старую паутину, пока он не нашел край двери в туннель. Она не была замаскирована. Он нашел маленькую ручку. Она крутилась. Дверь была как приклеенная.
Он отпустил Тейлани, повернул ручку, чтобы открыть дверь, и затем потянул ее. Посыпалась старая краска, и дверь открылась.
Кирк слышал, что Тейлани тяжело дышала, и поддержал ее.
Он послушал более тщательно.
Ничего.
Он знал, что не имело никакого смысла надеяться на лучшее в этих условиях. Вторгшиеся, должно быть, услышали, как открылась дверь. Им оставалось только определить, откуда был звук.
Кирк быстро достиг туннеля и исследовал поверхность стены. Нашел выключатель. Источники света приглушенно замерцали на потолке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...