ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

– На скорости, которой нам придется придерживаться, чтобы быть впереди этих кораблей, у нас не будет возможности сканировать путевой поток «Энтерпрайза». Если капитан Кирк снова менял курс, мы полностью пропустим точку перехода.
На мостике воцарилось молчание. Выглядело так, что нет вообще ничего, что они могут сделать.
Прибыла бригада ремонтников и начала заменять модульные компоненты поврежденной консоли жизнеобеспечения.
Боевые показатели клингонских крейсеров оставались неизменными.
Лейтенант Рэнд объявила, что компьютер закончил декодирование послания клингонов центральному командованию.
– Но… я не понимаю, – произнесла она, прочитав результаты на экране. – Это… просто случайная последовательность битов.
Сулу смотрел на экран из-за ее плеча:
– Это код внутри кода?
– Ничего похожего наш компьютер прежде не видел, – сказала Рэнд. – Я тоже ничего похожего раньше не видела.
– Лейтенант, пожалуйста, передайте выходные данные на мою систему, – произнес Спок.
Рэнд так и сделала. Спок был озадачен.
– Единственно логичный способ это сообщение может обрести, только если мы допустим, что это заранее запланированный сигнал. Важен он сам по себе, а не содержание сообщения – только сам факт того, что послана эта определенная матрица.
– Но это будет значить, что клингоны выжидали, чтобы перехватить нас, – сказал Сулу. – Даже если они заявляют, что не ведают о нашей миссии.
– Любопытней и любопытней, – согласился Спок.
В конце концов, спустя десять минут после отправки клингонского сообщения, Ухура объявила, что вернулся на него ответ.
– Должно быть, где-то неподалеку находится командирский корабль, – пояснила она.
– Возвратное сообщение в том же самом коде, – рапортовала Рэнд.
Сулу вернулся в кресло командира.
– Деятельные какие все. Что происходит, Ухура?
Ухура поплотнее прижала к уху микрофон:
– Обмен сообщениями между кораблями… все зашифровано… звучит как… – Она в тревоге подняла взгляд. – Сэр! Они начинают обратный отсчет!
Рука Сулу ударила по пульту связи на его кресле.
– Инженерный! Я хочу…
Два клингонских корабля исчезли с экрана.
– Проклятье! – сказал Чехов, когда сенсоры сообщили ему, что произошло. – Мы окружены!
На сверхсветовой скорости два крейсера расположились на 120 градусов от третьего и друг от друга, образовав кольцо вокруг «Эксельсиора». «Эксельсиор» мог сбежать. Но клингоны могли быть уверены, что по крайней мере две или три фотонные торпеды поразят его прежде, чем он достигнет наивысшей скорости.
– Нас вызывает командир клингонов, – сообщила Ухура.
Глаза Сулу сверкнули.
– Открыть канал.
Командир клингонов вновь появился на экране, комфортабельно развалившись в своем кресле, в позе наиполнейшей самоуверенности.
– Капитан Сулу звездолета «Эксельсиор», – сказал он с фальшивым уважением, – у моего центрального командования нет данных ни о каких дипломатических допусках, данных вашему судну. Однако я предлагаю вам выбор. Подготовьтесь к абордажу. Или готовьтесь к смерти. – Клингон осторожно поскреб бороду. – И, кстати, ваши десять секунд истекли. Поэтому я был бы признателен услышать ваш ответ немедленно!
– К сожалению, – сказал Сулу, – я знаю, что вы лжете. Мы раскодировали ваше сообщение. Вы не запрашивали центральное командование о…
– Бах ча! – рявкнул клингон, после чего исчез с экрана.
– Выпущены торпеды, – предупредил Чехов.
Незамедлительно «Эксельсиор» закачало от многочисленных ударов.
– Щиты на девяносто процентов! – отрапортовал Чехов. – Они снова открыли огонь!
Сулу выпрыгнул из своего кресла командира и подскочил к рулевому:
– Я беру управление, мистер Кертис.
Молодой рулевой покинул свое место, и Сулу скользнул в его кресло. Пальцы капитана запорхали над консолью.
– Инженерный, подготовьтесь к импульсу искривления, по моему знаку! – произнес Сулу.
«Эксельсиор» снова затрясло. Торпеды концентрировались на перекрытиях экранов, где щиты были наименее слабыми.
Чехов видел, что должно произойти. Клингоны собирались пробиться своими дизрапторами через слабейшие области перекрытий.
– Капитан! Мы должны двигаться!
– Чтобы они могли послать одного заткнуть нам выхлопную трубу? – бормотал Сулу, занимаясь тонкой перенастройкой управления навигационной панели. – Я так не думаю.
– Щиты на семьдесят пять процентов! – прокричал Чехов. – Мы испытываем неустойчивость обратной связи!
– Приготовьтесь! – приказал Сулу.
Его палец ткнул в панель.
В ту же секунду один из крейсеров на экране увеличился в размере, когда «Эксельсиор» разогнался до скорости света.
Чехов вцепился в свою тактическую панель, собравшись в ожидании момента удара.
Но «Эксельсиор» проскочил под крейсером – всего лишь в шести метрах миновав его щиты. Чехов удивленно считывал данные со своего пульта. Затем сверхсветовой импульс завершился. «Эксельсиор» отклонился на девяносто градусов от направления при выходе из искривленного пространства и вынырнул позади крейсера. Вновь корабль Сулу избежал разрушительного удара о его щиты на расстоянии меньше длины шаттла.
Какое-то время Чехов понятия не имел, что Сулу собирается сделать, кроме как доказать, что он сумасшедший. Но затем он увидел траектории торпед на своей панели. Их управляющие наведением на цель компьютеры были тоже не способны понять маневр Сулу. Они оказались нацеленными на…
Экран полыхнул белым, когда крейсер К'тинга-класса пал жертвой торпед, выпущенных его братскими кораблями.
Его щиты были настроены против орудий Звездного Флота, а не клингонских.
Чехов приободрился. Взглянул на Сулу:
– Где ты научился этак летать?
Сулу выглядел польщенным.
– Капитан Кирк однажды сказал мне, что всегда хотел попробовать этот маневр.
Мостик накренился – Сулу развернул корабль. Щиты «Эксельсиора» регистрировали многочисленные удары от плавающего мусора – обломков уничтоженного крейсера.
– Ставлю два к одному, что мы сможем управиться легче, – сказал Сулу. – Ухура, откройте канал, пожалуйста.
Облако мусора заменилось изумленной физиономией клингоского командира.
– Я не ищу схватки, – произнес Сулу. – Все что я хочу, это чтобы вы заглушили реакторы сверхсветовых двигателей.
– И так мы останемся здесь беззащитными? – презрительно усмехнулся клингон.
– Нет, – терпеливо сказал Сулу. – Так я буду знать что у вас уйдет по крайней мере шесть часов на то, чтобы их снова запустить, прежде чем вы сможете последовать за нами.
– Я предпочту умереть! – заявил командир, сжав кулак.
– Это тоже вариант, – произнес Сулу. – Теперь заглушите свои реакторы. Или мы заглушим их за вас.
Он кивнул Ухуре. Она отключила связь.
Экран показывал удаленный вид клингонских крейсеров, висящих в противоположных углах.
– Данные о повреждениях? – запросил Сулу.
Чехов не привык к капитанам звездолетов, сидящим позади него за рулевым управлением.
– Никаких повреждений, капитан. Щиты на восемьдесят восемь процентов и возрастают.
– Статус вооружения крейсеров?
Но прежде чем Чехов успел рапортовать, осветился дисплей его сенсора дальнего обнаружения.
– Приближается корабль! – Ему пришлось проверить показания дважды. – На… десятой скорости!
– Установки усиления? – спросил Сулу.
– Я… не знаю. Это такой маленький корабль.
– Я узнаю конфигурацию, – неожиданно произнес Спок. – это вулканский сверхсветовой шаттл.
– Шаттл? Так далеко? – спросил Маккой.
– На десятой скорости, доктор, только очень немногие места будут далекими, – Чехов перенастроил сенсоры. – Входит в область видимости.
Изображение на экране изменилось, показав маленькое, угловатое приближающееся судно. Шесть таких, выстроившись в ряд, едва бы покрыли длину одной гондолы двигателя «Эксельсиора».
– Какой тип шаттла может достигнуть десятой скорости? – спросил Маккой.
Когда шаттл подлетел ближе, Чехов настроил сенсор на максимальное увеличение картинки. Первая деталь, которую он заметил – третья гондола по центру двигательного отсека шаттла, объясняющая его невероятную скорость. Затем он увидел цвета, в которые окрашен корпус.
– Ну, вот и ответ, – сказал он.
Это было судно Звездного Флота.
Ухура подняла взгляд со своего пульта связи, прижав руку к микрофону в ухе.
– Шаттл вызывает нас, капитан.
– Что делают клингоны? – спросил Сулу.
Чехов просканировал их.
– Их реакторы по-прежнему работают. Но орудия не нацелены.
– На экран, – сказал Сулу.
Это был Дрейк.
Чехов смог увидеть, что адмирал сидит в передней секции шаттла. Другой был пилот, который находился сбоку экрана – похоже, больше никого на борту не было.
– Капитан Сулу, – сказал адмирал. – Опустите щиты, чтобы я смог состыковаться.
– Сэр, мы втянуты в бой с двумя клингонскими крейсерами. Я должен попросить вас отлететь на безопасную дистанцию.
– Оставьте клингонов мне, капитан. Я получил закодированное сообщение для них от их Высшего Совета. – Дрейк нажал какие-то кнопки на консоли перед ним. – Ждите, «Эксельсиор».
– Шаттл ведет передачу на клингонские корабли, – сообщила Ухура. – Новый тип шифрации кода.
– Каков их ответ? – спросил Сулу.
Чехов уставился на свою панель. Провел повторное сканирование.
– Они… отключают свое вооружение. Капитан – они снимают щиты.
Сулу встал из-за пульта рулевого управления. Мистер Кертис тут же его заменил. Чехов предположил, что капитан этого корабля частенько берет управление им на себя. Капитанские привилегии.
– Адмирал Дрейк, – начал Сулу, – могу я спросить, что вы здесь делаете?
– Я поднимусь на борт как только пристыкуюсь, капитан. Сообщение, которое я передал клингонам, объясняет для них ситуацию и дает им приказы.
– Приказы, сэр?
Дрейк усмехнулся. Чехов ненавидел этот взгляд, столь явно расчетливый.
– Похоже, что мы вляпались в типичное клингонское надувательство, капитан. Приказы, отданные Азетбуром и дающие вам дипломатический допуск, были задержаны из-за столичной бюрократии. Эти корабли просто выполняли свой долг. Но теперь им приказано эскортировать нас, пока мы будем следовать за «Энтерпрайзом».
Сулу выглядел потрясенным.
– Сэр, я не думаю, что их командир жаждет нас эскортировать. Мы только что уничтожили один из его кораблей.
– Что я и вижу, – ответил Дрейк. – Но се ля гер. Теперь опустите щиты.
Сулу вернулся в кресло командира.
– Мистер Кертис, – сказал он рулевому, – разверните корабль, чтобы дать адмиралу прямой путь. Коммандер Чехов, опустите задние щиты – но только вокруг докового отсека. Затем поднимите их, сразу же после того как шаттл зайдет в док.
– Спасибо, капитан Сулу, – выразил признательность Дрейк. Экран вернул изображение приближающегося шаттла, пассажирская кабина отделилась для стыковки.
Сулу взглянул на Спока.
– Капитан Спок, что бы вы сказали о шансах на то, что главнокомандующий Звездного Флота зайдет так далеко вглубь клингонской территории без целой охранной флотилии?
– Невычислимо, – произнес Спок.
– Что? – воскликнул Маккой. – Я верно расслышал? Ты признаешь поражение в статистике?
– Без всех нужных фактов в моем распоряжении, доктор, я не могу начать оценивать какие-либо причины, почему адмирал Дрейк предпринял столь опасную и явно безрассудную миссию в то, что можно признать враждебной территорией.
– Шаттл в доке, – сказал Чехов. – Щиты подняты. По-прежнему никакого ответа от клингонов.
Сулу встал.
– Капитан Спок, доктор Маккой, коммандеры Ухура и Чехов – я был бы признателен, если бы вы сопроводили меня приветствовать адмирала. Мистер Кертис, примите командование.
Молодой рулевой занял центральное кресло. Четверо офицеров прошли с Сулу в турболифт. Чехов понимал, что Сулу надеется, что Дрейк предложит им другие инструкции касательно миссии по поиску капитана Кирка.
Но Чехов гадал, что хорошего это принесет. Присутствие Дрейка бесспорно меняло всю суть их первоначального задания.
«Эксельсиор» и его команда больше не отслеживали Кирка для Звездного Флота и блага Федерации.
Насколько Чехов понимал, они охотились за ним для адмирала Эндровера Дрейка.
Глава 34
Шаттл Дрейка мягко ударился о кормовой шлюз «Энтерпрайза».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...