ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Как же он забыл, на что это похоже – быть таким молодым?
Кирк почувствовал, что Тейлани положила руку ему на ладонь, подавшись вперед из пассажирского кресла за ним.
– Не совсем похоже на Звездный Флот?
– Точно так же, как в Звездном Флоте, – ответил Кирк.
В обзорном экране взлетно-посадочной палубы последние тающие облака были видны только из-за океана света Сан-Франциско, что театрально освещал их снизу.
Над головой засияли звезды. Когда яхта поднялась и атмосфера стала разреженной, они перестали мигать.
Не сводя глаз со звезд, Кирк почувствовал, как им овладело неожиданное, но знакомое чувство предвкушения. Он возвращался. В то место, частью которого он был.
Хотя способ, которым он это делал, не был привычным.
В этом путешествии Кирк был пассажиром. Тейлани все еще не поделилась с ним деталями предстоящей поездки. Потому что, по ее словам, она еще их дорабатывала.
Кирк развернул кресло, чтобы взглянуть на Тейлани.
– Твое судно такое же внушительное, как твоя яхта?
Она кивнула:
– Даже более, я бы сказала.
Она игриво улыбнулась. Кирк узнал ее достаточно хорошо, чтобы распознать это выражение. Она намеренно утаивала информацию, и ему приходилось поработать, чтобы получить ее. Приходилось вести словесные игры.
Ему нравилось в ней это. Он помнил, как проделывал то же самое, когда был в ее возрасте… «Нет!» – предупредил он себя. – «Не начинай так думать. Как только человек повзрослел, возраст не должен иметь значения.»
Но внутренний голос в сознании – возможно, Спока, возможно, Маккоя, – сказал, что он не прав. И снова он его проигнорировал.
Он заметил, что Тейлани внимательно за ним наблюдала, словно и она могла узнать, что он чувствовал, по выражению его лица. Он подмигнул, а потом снова устроился в кресле, глядя вперед.
Изис ловко справлялся с панелью управления.
Звезды были хрупки и спокойны.
Кирк снова был в космосе.
С удовлетворением он наблюдал, как на обзорном экране над полетной консолью удалялось западное побережье Северной Америки. Сначала он предполагал, что они направились к низкой орбите для рандеву с кораблем Тейлани. Но они все еще поднимались.
Кирк произнес через плечо:
– Твой корабль на свободной орбите или в доке?
– В доке, – сказала Тейлани.
Кирк аккуратно скрестил руки на груди. Он пытался сосредоточиться на том, чтобы не думать, как бы он повел бы яхту, если бы управлял ею. Чал был на расстоянии в несколько недель на максимальной сверхсветовой скорости. Несомненно, судно Тейлани требовало предварительного обслуживания для рейса.
Но судя по тому, что они продолжали подниматься, Изис шел мимо уровня большинства коммерческих космических доков.
– Мы собираемся на Луну? – спросил Кирк. Там тоже были верфи, хотя они специализировались скорее на обработке лунных материалов, чем на обеспечении обслуживания и ремонта.
Он услышал по загадочному ответу Тейлани – «Нет», – что она забавлялась. Что бы ни случилось, она наслаждалась.
– Проходим терминатор, – объявил Изис. Звезды оказались за пределами обзорного порта, когда яхта изменила курс.
Кирк увидел внизу изгиб Земли, темное полушарие, окутанное пылающими нитями транспортных дорог. В большинстве центров и местах пересечения линий, смутно очерчивая форму континентов, на которых находились, собирались города – словно искрящаяся на паутине роса.
А над всем этим, в бледно-голубом сиянии начала проступать невозможно тонкая дуга атмосферы Земли. Яхта мчалась в сторону рассвета со скоростью тысяч километров в час.
– Заходим на стыковку, – сказал Изис. Его взгляд метался от панелей управления к обзорному порту и обратно. Кирк уставился прямо перед собой, не видя ничего.
На такой скорости он этого не ожидал. Как раз для этого существовали датчики.
Дуга атмосферы озарилась. Кирк искоса глянул на пылающую точку, что объявила, где появится солнце.
Потом тонкая воздушная завеса Земли загорелась алыми всполохами, вспыхнула голубым и белым, и перед ними появилось солнце.
И внезапно омытый этим искрящимся рассветом, Кирк наконец увидел пункт своего назначения.
Он задохнулся. Тейлани снова поразила его.
Кирк вернулся в то место, частью которого он был.
Кораблем Тейлани был «Энтерпрайз».
Глава 18
Могучий корабль все еще нес на себе отметины своего последнего сражения у Хитомера. Злобные ожоги портили основной и инженерный корпусы. В основном корпусе раскрывала свой зев двойная пробоина в том месте, куда попала торпеда генерала Чанга.
Кроме боевых ран можно было заметить пустые места в его основных сенсорных антеннах, там, где флотские инженеры удалили самое современное оборудование, не доступное на гражданском рынке.
Его имя исчезло также. Выжженное с его корпуса частичным гравировальным лучом вместе с его регистрационными номерами и символами Звездного Флота.
Но ничто не могло скрыть личность этого корабля перед Кирком.
В его глазах он все еще был прекрасен.
Сверкающий белизной в орбитальном рассвете.
Удивительный конь, благородно возвышающийся на вершине, жаждущий возобновить свой путь.
– Как…? – начал Кирк, но его грудь, его сердце, были настолько переполнены эмоциями, что он не мог произнести ни слова.
Тейлани поднялась со своего места и опустилась на колени возле Кирка.
– Моя планета договорилась о нем, Джеймс.
– Но… его же должны были использовать в военных играх.
В блеске славы, как сказал ему Дрейк.
– Жест доброй воли со стороны Федерации. Он должен стать первым кораблем в группе обороны Чала, – Тейлани коснулась губами щеки Кирка, в то время когда он любовался видом, организованным ею для него.
Кирк едва чувствовал прикосновение Тейлани, пока Изис вел яхту вокруг «Энтерпрайза». На некоторых палубах виднелся свет, хотя его летные огни и сенсорные антенны были погашены.
– Естественно, – продолжала Тейлани, – это не совсем тот корабль, который ты помнишь. Ближайшие к вооружению вещи на борту – это навигационные дефлекторы и буксировочные лучи. Сенсорные способности понижены на пятьдесят процентов. Флотская система связи заменена гражданской моделью.
Какое это имело значение? Это был его «Энтерпрайз».
– Но я подумала, что ты это переживешь, – закончила Тейлани.
Кирк все еще не мог полностью осознать произошедшее:
– Он принадлежит сейчас тебе? – обернулся он к ней. Он должен был знать.
– Сейчас он твой, Джеймс. Целиком и полностью. Дар моего мира. Тебе.
– Я… не знаю что и сказать.
– Это не то, что ты скажешь, это то, что ты сделаешь.
В тот момент, как опасался Кирк, он мог сделать все, что угодно.
Изис направил яхту к ангарному помещению.
«Энтерпрайз» звал Кирка.
За облаками. Среди звезд.
В последний раз.
И Кирк, наконец, мог отозваться на этот призыв.
* * *
Двери турболифта распахнулись, и Кирк, впервые за много месяцев, вступил на мостик Энтерпрайза. Он не ожидал сделать это когда-либо снова.
Он почувствовал, что Тейлани и Изис остались позади в лифте, отдавая ему этот миг.
Кирк остановился на верхней палубе, погружаясь в ощущения своего возврата. Искусственная гравитация была в самый раз. В воздухе чуть ощущались химические очистители, но температура была установлена в точности как он предпочитал. Как будто файл с его предпочтениями не был удален с корабельного компьютера.
Хотя в общем Тейлани была права. «Энтерпрайз» был другим.
Самым заметным было то, что генераторы искривляющих пространство двигателей были не задействованы. Он грустил об их едва ощутимом гудении, вибрирующем сквозь все жесткие части корабельной структуры.
Обстановка на мостике была также более тихой. Не было слышно беседующих глав отделов и дружно работающих более чем четырехсот членов. Вместо этого мигали огни новых автоматизированных пультов управления.
Система коммуникации Ухуры выглядела пустой дырой в задней стене. Ее кресло осталось, но обширный нервный центр связи «Энтерпрайза» со Звездным Флотом, а оттуда со всей Вселенной был заменен несколькими серыми коробками с обычными переключателями и автоматическими управлением.
Подобные пустоты существовали и в тактической панели, там, где были удалены системы управления оружием.
«Энтерпрайз» ощущался каким-то временным, не законченным.
Но Кирк видел его и его тезку в еще более худшем состоянии. И если выбирать, а Кирк был уверен, что у него всегда есть выбор, то он предпочитал считать свой корабль наполовину построенным, а не на половину разобранным.
Но самая заметная перемена была не в звездолете, а в его экипаже.
Он целиком состоял из народа Тейлани.
Молодые клингоно-ромуланцы, настолько пышущие молодостью и здоровьем, что Кирк чувствовал себя старше на год за каждого из них.
Они занимали большинство контрольных пунктов на мостике. Невозможно молодые, с лицами, не тронутыми морщинами, они сосредоточенно работали. Но теперь Кирку сочетание их надбровных складок с заостренными ушами ромуланцев казалось вполне естественным.
Не было видно и флотской формы. Они все носили различные варианты одежды, по-видимому, принятой в их мире – свободно-облегающие брюки и рубашки, одни с рукавами, другие без, некоторые пестрые, остальные одноцветные. И все же простота дизайна никоим образом не скрывала великолепную мускулатуру их стройных гибких фигур.
Молодая команда чалцев уважительно приветствовала Кирка, направившегося к центру мостика. По крайней мере, не убрали и не изменили его кресла. Он был рад. На то, чтобы привыкнуть к новому, всегда требовалось время.
Он сел в него. Руками оперся на ручки.
Было хорошо вернуться.
Но не совсем.
Он посмотрел направо.
Пульт Спока был затемнен.
Его палец завис над кнопкой, пославшей бы его голос в медотсек Маккоя. Но он сильно сомневался, что кто-нибудь отзовется.
Кроме призраков.
Кирк вздохнул. Тейлани спустилась к нему на нижнюю палубу. В ее глазах он видел обеспокоенность. Изис занял место навигатора у рулевого пульта.
– Что-то не так? – спросила Тейлани.
Но прежде чем Кирк успел ответить, что-то произошло.
Он поднял палец, призывая Тейлани к тишине.
Он наклонился вперед, напрягая слух.
Но это не был звук. Это была вибрация.
Только что запустили реактор вещества-антивещества. Искривляющие пространство двигатели были снова активированы. Все прошло так же гладко, как и всегда.
Сердце «Энтерпрайза» было восстановлено.
Кирк улыбнулся. Некоторые молодые члены его команды улыбнулись в ответ, хотя было очевидно, что они не поняли, что вызвало его реакцию.
Кирк снова присмотрелся к своему экипажу.
Самому старшему чалцу было не более двадцати пяти стандартных лет. Но реактор вещества-антивещества, подобный тому, который обслуживал «Энтерпрайз», был дьявольски сложным устройством, только на изучение которого понадобилось бы столько же лет.
Каким образом эти дети смогли оживить его корабль? Если только…?
Не глядя, Кирк коснулся панели включающей связь с инженерным отделением.
– Кирк инженерному отсеку.
– Скотт на связи.
Для Кирка услышать шотландский говор в этом приветствии было так же приятно, как и заново очутиться на мостике. Он также не был удивлен, услышав его. Возможно, потому что между «Энтерпрайзом» и его инженером была такая же сильная связь как и с его капитаном.
– Мистер Скотт, я думал, что вы ушли на пенсию.
– Ага, и я так думал.
Кирк усмехнулся. Он давно уже понял, что Скотти был счастлив только тогда, когда ему было на что жаловаться.
– Я надеюсь, что Звездный Флот нашел подходящую награду за выдающуюся службу.
– Звездный Флот не имеет никакого отношения к т'му, че я здесь делаю.
Это было странно.
– Эт' та девица, Тейлани. Звездный Флот помог ей связаться со мной, и она мне рассказала, че она собиралась делать с «Энтерпрайзом». И я подумал, что ежли нашей детке еще не время выходить на пенсию, то и мне тож некуда спешить.
– Ты прекрасно с ней поработал, Скотти.
– Ох, ежли б ты видал, в каком состоянии группа извлечения оставила двигательный отсек, ты б посчитал это дьявольским чудом.
– Когда это связано с вами, мистер Скотт, я всегда так считаю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...