ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 


– Так точно. Никогда б не подумал, но с эт'м новым оборудованием я смогу вернуть старушку в нормальное состояние через неско недель работы.
– Но у нее будут клингонские дизрапторы вместо фазеров.
Скотти осушил стакан и вытер усы от пены.
– Все оборудованье подходит к гнездам, оставш'мся от прежнего. Так что поч'му б и нет? В конце концов, не так много офицеров Звездного Флота захотят продать часть собснного флота.
«Не будь так уверен», – подумал Кирк. Он оглядел бар. Было все еще слишком рано, и лишь половина столиков была занята. Зато почти все посетители были клингонами. Похоже, никто не обращал особого внимания на двух людей.
Кирк наклонился к Скотти и прошептал заговорщицким шепотом.
– А тебе нужны все эти замены, Скотти?
Шепот заставил Скотти занервничать. Он наклонился вперед и тоже понизил голос.
– А поч'му бы и нет? Разве те не хо'ца командовать целым кораблем?
– Чал находится глубоко в пограничной зоне между ромуланцами и клингонами. Худшее, что может случиться – встреча с пиратами Ориона. Пока наши щиты в норме, несколько фотонных торпед – все, что нам нужно.
– Тейлани похоже знает, чего хочет.
– Как будто я этого не знаю, – сказал Кирк с улыбкой.
Скотт вылил остатки пива из кувшина в свой стакан. Нечто маленькое и зеленое плюхнулось в стакан Скотти из кувшина. Скотти яростно уставился на него. Но существо не вылезало.
– Возможно, Тейлани лучше знает, что ждет нас в окрестностях Чала, – предположил он.
– Я в этом не сомневаюсь, – согласился Кирк.
Скотти пожал плечами.
– Будучи в Риме… – он поднял стакан и проглотил его содержимое вместе с зеленой тиной.
Кирк отстранился.
– Скотти, как ты мог?
– Поверь мне, кап'тан. В таком отвратительном пойле как эт' не выживет ни одна живность.
Первым порывом Кирка было поблагодарить Скотти за то, что он снова назвал его капитаном. Но он решил этого не делать. Возможно, Скотти обратился к нему так, не задумываясь.
Барменша-клингонка направилась к столу Кирка с еще одним медным кувшином синего пива. Она была стара, с глубокими морщинами и с гривой чисто белых волос. На ее кожаном фартуке красовалась внушительная коллекция пятен. Ее нагрудные доспехи, казалось, не выдержат давления изнутри.
Кирк попытался отослать кувшин обратно, но барменша пробормотала, что это пиво бесплатное.
– Бесплатное? – переспросил Кирк.
Барменша сказала, что для того, кто съел зеленую тину, пиво бесплатное. Такова политика этого заведения.
– А чем конкретно была эт' тина? – вежливо спросил Скотт. Барменша в восхищении уставилась на Скотта. Ее брови поднялись, а глаза округлились.
– Вы не знали? – пробормотала она.
Скотт потряс головой.
Барменша взорвалась зубодробительным воем смеха клингонов, хлопнула по спине Скотти и направилась к стойке, все еще пофыркивая от удивления. Выражение ужаса промелькнуло на лице Скотти.
Кирк подвинул кувшин поближе к инжинеру.
– Выпей, Скотти. Кто знает, что тебе предложат, если ты это повторишь.
Прежде чем Скотти сумел ответить, Кирк внезапно почувствовал, как знакомые руки провели по его спине и обернулись вокруг груди. У него тут же перехватило дыхание.
Тейлани развернула его и поцеловала. По-новому, весьма основательно, но только на секунду.
Это было ее обычное приветствие.
– Я все сделала, – заявила она и, проигнорировав стул, села прямо на стол.
Ее темное трико облегало изгибы ее тела. Ее экзотическое лицо зарумянилось, она просто светилась от удовлетворения. Энергии, которую она излучала, вполне хватало, чтобы ослепнуть. Как всегда.
Кирк чувствовал притяжение ее близости, как если бы он был спутником, луной, попавшей на снижающуюся орбиту, притягиваемой силой, противостоять которой невозможно.
– Я и не знал, что тебе нужно сделать что-то еще, – сказал он. Он решил, что мог бы смотреть на нее часами. Он удивлялся, как это он мог думать, что вздернутые брови клиногонов уродливы, а заостренные уши – дикость.
И то, и другое казалось ему прекрасным, особенно у Тейлани.
– «Энтерпрайз» – большой корабль, Джеймс. – Она потянулась, чтобы налить себе стакан пива. – Нужно много запасных частей.
Скотт вскинул руку в предостережении.
– Осторожней с тиной, девочка.
– Я знаю, – ответила Тейлани. – Если нечаянно съешь, им придется дать тебе еще один бесплатный кувшин пива, чтобы помочь тебе избавиться от червей в организме.
Кирк был поражен той скоростью, с которой с лица Скотти сползла краска.
Инженер быстро пробормотал извинения.
Как только он ушел, Тейлани перегнулась через стол и сжала руку Кирка.
– Счастлив? – спросила она.
– Истощен, – ответил Кирк.
В течение всего того времени, которое они проводили в его апартаментах, сон имел для них мало значения.
Тейлани понравился ответ.
– Готов к работе?
Кирк заинтересовался.
– Как координатор сил планетарной обороны Чала, – объяснила она.
– Сейчас? – спросил Кирк.
Лицо Тейлани стало серьезным.
– За нами следят.
Кирк немедленно осмотрел бар. Никто за ними не приглядывал.
– Не здесь. В космосе.
– Кто?
– Люди, которые охотились за тобой на ферме.
– Какой у них корабль?
– Толианский крейсер. Класс – «Изумрудный».
Кирк хорошо знал этот корабль. Кристальный корабль в виде слезы, похожий на корабли, однажды захватившие «Энтерпрайз» в плен. Двадцать человек экипажа, максимальный коэффициент искривления – семь и пять, исключительно сильные щиты. Но с точки зрения огневой мощи – плохой.
– Мы можем обогнать его, – сказал он, – или победить.
– Прекрасно, – заметила Тейлани. – В таком случае, я думаю, мы его обгоним.
– Но мы же все равно встретимся на Чале, разве не так?
– Нет, если они не узнают, что мы туда направляемся.
Кирк не понял ее.
– А куда еще мы можем направляться, по их мнению?
Тейлани не восприняла это так серьезно, как думал Кирк.
– Они легко проследят наш путь до Престора-5. Также они узнают о том оборудовании, которое мы взяли на борт. Так что нам остается только заставить их думать, что мы ушли в другую систему в поисках космических доков, чтобы установить это оборудование.
– Это предполагает, что они не знают о Скотти. Он может чинить корабль не дыша, просто прогуливаясь по его корпусу в магнитных ботинках. И не надо никаких доков.
– Но посколькоу им о Скотти не известно, то когда мы покинем Престор-5, я думаю, нам следует оставить ложный след. Чтобы у нас было побольше времени… приготовиться к развитию событий на Чале.
Это заставило Кирка настроиться на серьезный лад.
– Ты все еще не рассказала, что ждет нас на твоей родине.
Тейлани прикусила губу, на ее лице появилось смущенное выражение.
– Скотти рассказал мне о системах вооружения, которые ты установила на «Энтерпрайз». Поэтому ты хотела, чтобы я провел здесь большую часть дня?
– Нет, Джеймс. Я от тебя ничего не скрываю.
Кирк поверил бы ей просто по той причине, что его сердце принадлежало ей.
– Тогда расскажи мне, по крайней мере, против кого ты хочешь использовать это оружие. Я знаю, что они не для толианского крейсера.
Тейлани посмотрела в сторону, обдумывая свое решение.
– Если все пойдет так, как я надеюсь, то они вообще не будут использованы. Того факта, что они у нас есть, должно хватить, чтобы принудить вторую сторону сесть за стол переговоров.
– Какую вторую сторону? – поинтересовался Кирк.
– Анархистов, конечно же. Тех из нас, кто хотят уничтожить Чал.
– Каким образом?
– Открыв Галактике то, что у нас есть.
– Если это все, что им достаточно для осуществления своих планов, то почему они этого еще не сделали? – спросил Кирк. – Несколько широконаправленных лучевых подпространственных передач, и весь квадрант узнает о вашем мире за неделю.
Тейлани сцепила руки на стакане пива.
– Они не настолько фанатичны, Джеймс. Они знают, что Чал не выдержит миллионов, которые прилетят туда после такого заявления. Нет, то, что они пытаются сделать – это сохранить местонахождение Чала в тайне, чтобы они могли продавать доступ на него избранным.
– Тейлани, неужели они так уж не правы?
Она решительно задрала подбородок.
– Когда ты увидишь Чал, ты поймешь, что неприемлем даже такой уровень его использования.
Кирк разрешил себе целиком потонуть в ее глазах.
– Какой он – Чал?
Она наклонилась над столом, пока ее губы многообещающе не коснулись его.
– Еще десять дней, – прошептала она, – и ты увидишь все сам.
Глава 24
Через десять дней «Энтерпрайз» перешел на стандартную орбиту Чала.
Кирк снова чувствовал себя почти мальчишкой.
Он помнил восторг, что ощутил в первой учебной поездке к базе на море Спокойствия. Впервые тогда он покинул Землю, чтобы ступить на землю иного мира. Сейчас было лучше.
Он не мог объяснить, почему.
Он вглядывался в обзорный экран яхты Тейлани, когда двери ангара «Энтерпрайза» неуклюже открылись. Приветливое голубое сияние – рассеянный свет мира внизу – ворвался на ангарную палубу.
Кирк наблюдал, как Изис перенастроил контрольную панель на полет с ручным управлением. Он заметил, что молодая клингоно-ромуланка настроила инерционные амортизаторы на полную мощность.
– Все нормально, – сказал Кирк. – Оставь их на минимуме.
Кирк хотел ощутить, на что похож полет к Чалу.
Он почувствовал, как Тейлани сзади коснулась его плеча, понимая его волнение.
Блестящая яхта поднялась с ангарной палубы, медленно направляясь к открытым дверям под автоматическим контролем тягового луча.
Выход из ангара в космос был похож на движение из мрака пещеры в яркий летний день. Внизу был сапфировый Чал.
Насыщенный, глубокий синий цвет, названия которому Кирк не мог подобрать ни на одном языке.
Мир океана, на девяносто процентов состоящий из чистых лазурных вод, где завивались изящные причудливые узоры ослепительно белых облаков.
Яхта заложила вираж, уходя от «Энтерпрайза». Кирк ощутил дрожь, когда Изис принял управление от тягового луча.
Двойное солнце Чала отразилось в безбрежном океане этого мира, слепя Кирку глаза.
Словно все летние дни на всех пляжах, что когда-либо существовали, слились в одно великолепное, блещущее синевой мгновение.
– А что значит «Чал»? – спросил Кирк. Он слышал в жизни так много разных названий миров, что никогда раньше не спрашивал об этом.
– Небеса, – сказала Тейлани.
Кирк понял.
Он спускался в рай.
Яхту умеренно трясло, когда она вошла в атмосферу Чала.
Кирк с Изисом усмехнулись, когда амортизаторы все же немного разбавили полноту ощущений скорости и спуска.
Впереди, далеко на горизонте, чей изгиб стремительно исчезал, когда они приблизились к поверхности, Кирк увидел цепочку островов, поднимавшихся из моря.
Они составляли один из четырех архипелагов, словно нанесенных на океан кистью художника.
Самый большой из островов, в самом близком к экватору архипелаге, находился там, где была основана первая колония Чала, там, где остался ее первый и единственный город. Тейлани сказала, что его население составляет почти тысячу человек. Достаточно мало, чтобы не оказывать на экологию этого мира большого влияния. Чтобы для еды хватало охоты, и никому не требовалось заниматься сельским хозяйством более нескольких недель в году.
Не требовалось тут также много работать и для поддержания служб текущего ремонта. Используемые строительные материалы и технологическая инфраструктура, которую установили основатели колонии, были прочны и могли самовосстанавливаться.
По всему у Кирка сложилось впечатление, что эта колония больше похожа на курортный лагерь, чем на работающее сообщество. Было почти похоже, что клингоны и ромуланцы, которые создали эту колонию, сделали так, чтобы их потомкам никогда не пришлось работать для поддержания своего счастливого существования.
Воздух Чала засвистел за яхтой, когда Изис замедлил ход яхты до дозвуковой скорости.
Они летели в нескольких сотнях метров над океаном.
Главный остров возник перед ними волной зелени, отделенной от океана границей из белого песка.
– Почти дома, – сказала Тейлани.
Они понеслись вдоль берега, повторяя его повороты и изгибы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...