ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Это бы объяснило, почему она больше не стреляла. По крайней мере, в это было поверить легче, чем в то, что она решила убрать его и Ухуру со своего пути таким вот образом.
Чехов находился между двумя ящиками, с надписанными по-клингонски от руки ярлыками «Замороженные обеды». Он не хотел даже думать, для чего они предназначались на самом деле.
Вообще-то, все, о чем он мог думать, это о сумке Джейд, заполненной кредитками, достаточными для того, чтобы купить маленькую планету.
Человек может мечтать, решил Чехов.
Он выглянул из своего убежища. Корт медленно обходил одну из груд ящиков, отступая в сторону телларитского шаттла. Он был уже совсем близко от люка.
Чехов понял, что собирается сделать Корт. И понял, что ему это может удаться.
– Я предлагаю нам всем остановиться, – прокричал Корт Ухуре – Начать переговоры сначала. В подпространстве.
– Переговоры закончатся здесь и сейчас, – ответила Ухура.
Свободной рукой Корт нащупывал корпус шаттла у себя за спиной. Дотронувшись до него, он потянулся к пульту управления люком.
Чехов напрягся, мускулы натянулись. Корт нажал на контрольную панель. Люк раскрылся, сопровождаемый порывом ветра. Это на секунду отвлекло внимание клингона.
Чехов кинулся вперед с диким воплем, который несколько ошеломил Корта и благодаря которому Ухура не открыла огонь. Каким-то образом это сработало.
Корт развернул свой дизраптор в сторону Чехова, но тот уже сшиб его с ног, откидывая назад.
Чехов почувствовал, как что-то хрустнуло в его собственной шее, когда массивное тело Корта врезалось в шаттл. Тяжелая голова клингона с глухим стуком ударилась о корпус, дизраптор выпал из его руки и с лязгом откатился в сторону. Ухура кинулась вперед.
Внезапно Чехов услышал щелчок пружинного ножа. Он знал, что это означает. Ни один клингон никогда не имел при себе только один вид оружия.
Он знал также, что Ухура не сможет опередить клингона. Чехов напрягся в ожидании, когда кинжал вонзится ему в спину. Он достигнет сердца – Чехов не сомневался.
Он спрашивал себя, что бы сделал на его месте капитан. Затем он разочарованно подумал, что это может быть и последней его мыслью.
Но время шло, а он все не умирал.
Корт промычал что-то нечленораздельное. Чехов открыл глаза. Взглянув вверх мимо Корта, он увидел Джейд, пригнувшуюся позади клингона, с фазером, прижатым к его толстой шее. Она забирала так и недостигшее своей цели оружие из руки Корта.
Чехов поднялся на ноги. Поврежденная шея дала о себе знать острой болью. Но он был жив, и Ухура была рядом с ним.
– О чем это вы думали все это время? – воскликнул Чехов, глядя на Джейд. – Почему вы ждали так долго?
Но молодая женщина лишь смерила его холодным взглядом. Опустив свою сумку на грудь Корта и рывком распахнув ее, он дала тому возможность увидеть кредитки, лежащие внутри.
Корт напрягся, вглядываясь в содержимое сумки. Выглядело это почти комично.
– Я могу убить тебя, ты знаешь, – проговорила Джейд. От ее слов в воздухе образовалось легкое облачко пара, окутавшее мрачное лицо клингона.
Корт кашлянул, затем кивнул. Это было тем легче сделать, учитывая направленный на него фазер Джейд.
– Но взамен я показываю тебе большее количество кредитов, чем ты сможешь заработать за дюжину жизней.
Корт снова кивнул, напряженно глядя на своего покорителя. Его лоб блестел от пота, несмотря на поистине космический холод.
– О чем это тебе говорит? – спросила Джейд.
– Д… дела, – прохрипел Корт. – Вы хотите закончить ваши дела.
– Очень хорошо. А еще говорят, что клингоны не имеют мозгов.
Единственный глаз Корта вылез из своей орбиты от оскорбления, но он не сделал ничего больше. Добившись, чего хотела – а именно, восстановив контроль на ситуацией, – Джейд захлопнула сумку и, оставив ее у своих ног, поднялась. Она качнула фазером, давая Корту понять, что он тоже может встать. Чехову это было не по душе, но глаза Ухуры ясно говорили ему: не вмешиваться. Они здесь были лишь посредниками. Теперь, когда контакт был налажен, это было дело Джейд.
– Хватит светских разговоров, – сказала Джейд Корту. – Боевые крейсера К'тинга класса. Сколько ты можешь мне достать?
Корт с трудом поднялся на ноги, пошатнувшись в сторону шаттла. Затхлый запах засохшей телларитской обрядовой грязи несся из раскрытого люка.
Корт взглянул на сумку, лежащую на полу. С большей суммой внутри, чем он бы мог заработать за дюжину жизней. Он посмотрел на фазер в твердой руке Джейд. И тяжелый вздох потерпевшего поражение человека вырвался из него.
– Этого… я не смогу вам обеспечить.
Чехов и Ухура обменялись изумленными взглядами.
– Не сможешь или не станешь? – уточнила Джейд.
Корт, казалось, уменьшился в размерах. Он не в силах был взглянуть ей в глаза. Клингон тяжело сглотнул.
– Не смогу.
Джейд вперила в него удивленный немигающий взгляд. Ее лицо не отражало ничего из того, что, как знал Чехов, должно было проноситься сейчас в ее голове.
Время, потраченное на связь с Кортом. Израсходованные кредиты. Опасности, которым она подвергалась. И все ради чего?
Не отрывая глаз от клингона, Джейд обратилась к Чехову и Ухуре.
– Уходите. – Она подкорректировала уровень мощности своего фазера. – Мне не нужны здесь свидетели…
Чехов замер. Это правда, никогда он не мог думать как преступник. Но убивать безоружного пленника? Такое поведение не входило в те поведенческие рамки, которые он был готов принять даже в этой, новой своей жизни.
Но Чехов не успел возразить. Корт сделал это за него. В каком-то смысле.
– Прошу вас… – умоляюще произнес клингон.
Он был сейчас столь жалок и столь лишен клингонского духа, что Чехов недоумевал, с какими же зверствами пришлось столкнуться Корту на своем пути, чтобы так начисто лишиться решимости и выдержки воина.
Клингоны никогда не умоляли.
По крайней мере так было лет десять назад.
Хотя тогда они и не распродавали по частям свою империю. Время изменяется, и клингоны, должно быть, тоже.
– Я могу достать вам что-нибудь другое, – продолжал умолять Корт, просяще сложив руки. – Оружейная антиматерия, фотонные…
– Боевые крейсера, – неумолимо произнесла Джейд.
– На самом деле… на самом деле есть кое-что большее, превосходящее все разработки Империи…
Чехов не мог поверить в это. Клингон унижался.
Но Джейд была словно высечена из камня, фазер даже не шелохнулся в ее руке.
– Что такое ничтожество, как ты, может знать о разработках Империи? – произнесла она.
Палуба заскрипела, реагируя на медленное температурное изменение. Вихрь из частичек льда с шумом обрушился с одной из балок на шаттл в дальнем конце отсека.
С точки зрения Чехова, выражение лица Корта скорее подходило кому-нибудь, находящемуся в самой глубине клингонского ада.
– Я был… информатором… – грубый голос Корта был едва слышен, – для Имперских Прогнозистов…
Чехов видел, как задрожали щеки Джейд – до такой степени она сжала челюсти. Сильная реакция для нее.
– Какой уровень? – спросила она.
Чехов не понял вопроса. Он никогда не слышал об Имперских Прогнозистах. Звучало как метеорологи.
– Малиновый, – произнес Корт устало.
На краткий миг уголок рта Джейд приподнялся.
– Тропа дозорного дракона ранга четыре? – спросила она.
Изумление отразилось на лице Корта.
– Ты знаешь код? – выпалил он в шоке.
– Отвечай мне, если хочешь жить.
– Светом Праксиса в свой час все же прибудет. – Судя по интонациям Корта, это были стихи.
– Я верю тебе, информатор. А теперь скажи мне – повторять вопрос я не буду – что же такого важного было на твоем Малиновом уровне, что заставит меня сохранить тебе жизнь?
Корт попробовал распрямить плечи, но у него этого не получилось.
– Чал'чадж, – пошептал Корт два мягких горловых звука.
Чехову это скорее напоминало скрежет.
– Громче, – потребовала Джейд.
– Чал'чадж, – повторил Корт. – Чал'чадж 'кмей.
Чехов взглянул на Ухуру. После полета на Хитомер она усиленно работала над улучшением своего клигонского языка. Но сейчас она выглядела озадаченной.
– Что-то о небе и детях, – прошептала она, отвечая на невысказанный вопрос Чехова. – Но очень странная структура…
Чехов вновь посмотрел на Джейд. И застыл в изумлении – она улыбалась.
Это было такое же неестественное зрелище, как если бы перед стоял улыбающийся Спок.
– Ты знаешь о Чале? – спросила Джейд.
Корт кивнул, не отводя глаз от пола. Чехов инстинктивно чувствовал – что бы такое ни открыл клингон Джейд, это стоило ему последней крупицы его чести.
Но, должно быть, это сделало свое дело, так как Джейд снова сменила установку на своем фазере.
Чехов размышлял о том, что же это за секрет выдал сейчас клингон. А также о том, как низко он сам мог бы пасть и какие тайны мог бы захотеть выдать, окажись на месте Корта.
Чехов знал, что Кирк бы обязательно нашел способ обмануть смерть. Как-нибудь. Но имелась ли цена, которая не должна быть заплачена, не может быть заплачена, даже при условии спасения жизни?
Затем, с внезапным порывом страха, так точно соответствующим тому, с которым Ухура вцепилась ему в руку, Чехов осознал, что он может никогда и не узнать ответа на этот вопрос.
Фазер Джейд был нацелен на него.
– Никаких свидетелей, – проговорила она. Та леденящая улыбка все еще была на ее лице.
Сверкнул голубой луч.
Попытка представить, что бы сделал капитан, было последним, о чем он подумал.
Покрытые грязью стены Платформы «Темная Зона» были последним, что он видел.
Глава 5
Впервые Кирк вошел в Большой Зал Штаб-квартиры Звездного Флота младшим лейтенантом, за два года до того, как он стал капитаном.
Он мог бесконечно восхищаться его великолепием. Кафедральный потолок, парящий на высоте сотен метров, великолепный отдающий эхом пол, оркестровый балкон, обрамляющий Герб Федерации, выложенный из природных камней миров, основавших это великое предприятие.
Но дольше всего Кирк мог смотреть, не отрываясь, на Фреску. На стене была длинная, бюрократичная табличка с именем Фрески, но никто не называл ее так, не говоря уже о том, чтобы запомнить его. Поскольку в ином имени она не нуждалась.
Фреска чудесно простиралась вдоль по изогнутым стенам Большого Зала, отображая развитие человеческого путешествия к звездам. От Икара и братьев Монгольфьер, минуя «Аполлон», «Патфайндер» и «Бонавентур» Кохрейна к первой объединенной миссии с вулканскими кораблями.
Фреска не была завершена на USS «Конституция», корабле, рисунок которого изображал тип собственного «Энтерпрайза» Кирка. После него было еще место для множества кораблей, но Фреска была обдуманно незавершенной.
Последние пятьдесят метров оставались белыми.
Послание было ясным.
Человеческое путешествие, подобно картине художника, никогда не будет завершено.
Кирк не мог вспомнить, что стало с художником. Но сейчас он не имел ни времени, ни возможности осмыслить это. Этим вечером две тысячи сановников наполнили Большой Зал, и все они знали Кирка.
Или думали, что знают.
Он никогда не мог к этому привыкнуть.
Рост его популярности начинался довольно медленно. На ранней стадии он мог зайти в бар на Звездной базе и, внезапно взмахнув рукой над столом, заполненным золотыми рубашками униформы, привлечь внимание к себе. Это были дружественные офицеры, которые узнавали его. Они глядели на его лицо, на его журнал, записи которого впоследствии распространялись повсюду во Флоте для генеральных рекомендаций и обозрений.
Да это же Кирк с «Энтерпрайза», говорили они и предлагали ему выпить. На что на самом деле похожа Элаан из Трои? Какие маневры совершают ромуланские суда, выходя из Нейтральной Зоны? Вопросы были бесконечными и, поначалу, ему это льстило.
Но затем его стали узнавать и вне Флота. К нему стали подходить штатские, задавая одинаковые вопросы, добиваясь все больших подробностей. Всегда подробностей. А после инцидента с Виджером шлюзы были и вовсе открыты. Вся Земля заявляла, что знает его. Большинство других миров тоже.
Теперь Кирк не мог куда бы то ни было пойти без того, чтобы не обнаружить внезапные вспышки узнавания в глазах незнакомцев.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...