ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Пряди белых волос упали ей на глаза.
– Кто они?
– Я торговец драгоценными камнями. Кевас и триллиум, – сказал Спок, – Меня зовут Сарин, и я родился…
Чехов пнул Спока по ботинку, прерывая декламацию его легенды, которую они выдумали заранее.
– Мой болтливый друг… заказчик, – объяснил Павел, – они оба.
– Вулканец? В роли заказчика?
Чехов пожал плечами:
– Трудные времена. А заказчик есть заказчик.
Барменша наклонилась, закрывая своим обширным телом стол. Пахла она ужасно.
– Так что ж тебе нужно, друг Корта?
– Космический корабль, – живо ответил Маккой. Затем прочистил горло и неубедительно нахмурился.
– Космический корабль, – повторил он грубоватым тоном.
Чехов почувствовал замешательство и добавил:
– Что-нибудь в разумных пределах.
Клингонка с неодобрением изучила Маккоя:
– Еще один торговец драгоценными камнями?
– Это то, что они пишут на торговых декларациях, – объяснил Павел. – Видишь ли, по большей части, мои заказчики хорошо ведут дела с властями. Они платят… «инспекционные» взносы, и патрули на границах проверяют только декларации.
Барменша взглянула на Спока со слабым проблеском уважения:
– Контрабандист, э? Почетная профессия.
– За исключением того, – сказал Чехов, – что пограничные патрули не единственные, кто интересуется грузами моих клиентов.
– Орионские пираты?
– Не удивляюсь, что ты нравишься Корту, – одобрительно сказал Чехов.
Барменшу явно порадовало это известие.
– Так… ты ищешь что-нибудь, чтобы забить их. «Хищная птица»?
Павел заговорщически понизил голос:
– Фактически, мы думали о чем-то, что может остановить бой до его начала.
Клингонка ждала.
Чехов тоже ждал.
Он смотрел на Маккоя.
Маккой выглядел испуганным. Он забыл свою партию.
– Ох, – доктор запнулся, – звездолет! Звездолет Звездного Флота.
Клингонка откинулась назад, презрительно расхохотавшись. Она не особо старалась понижать голос. Некоторые посетители взглянули на нее с любопытством.
– Вы прибыли в Клингонскую Империю, чтобы купить звездолет Звездного Флота? Это все равно что приехать на Землю, чтобы купить Клхпедж.
Чехов не представлял, что это был за Клхпедж и не испытывал желание узнавать. Он быстро заговорил, чтобы сохранить интерес барменши:
– Я так понимаю, здесь недавно был звездолет Звездного Флота.
Смех барменши внезапно оборвался. Она откинула со лба свои длинные белые волосы неописуемо грязной рукой.
– Что с того, если так?
– Я хотел бы… добыть его.
– Ты и какой космофлот? – ее сотрудничество и уважение, очевидно, имели пределы. Даже для друзей Корта.
Павел вытащил маленький кейс-коробочку и встряхнул его, открывая как коммуникатор. Внутри была кредитка, и сумма на ней была астрономическая. И она могла украсить хранилища неприсоединившихся миров.
Павел обнажил зубы в гримасе, которая, как он надеялся, соответствовала клингонскому стилю улыбаться.
– Корт предупреждал, что ты можешь быть личностью, расположенной к тому, чтобы принять участие.
Клингонка мгновенно проверила, не следят ли за ними чьи-то глаза. Затем потянулась коснуться кредитки, ее глаза расширились от алчности. Чехов подхватил коробочку, закрывая, затем убрал ее обратно в куртку.
Барменша пристально на него посмотрела, очевидно, вычисляя свои шансы на получение заветной коробочки силой.
– Ничего не делай, пожалеешь, – предупредил Павел.
Он ждал, пока Спок сделает свое движение.
Волосатая рука клингонки скользнула через стол назад, будто она собиралась что-то выхватить из-под передника.
Чехов снова пнул ботинок Спока.
– Я сказал: ничего не делай – пожалеешь.
Спок торопливо распахнул плащ, показывая приклад фазера. Рука клингонки остановилась.
– Я тебе доказал, что мы можем заплатить, – констатировал Чехов, – Теперь… можешь ты снабдить нас оборудованием?
Клингонка медленно кивнула.
– Я могу предоставить три корабля. По двадцать солдат в экипаж. Полностью вооруженные. Корабль Звездного Флота недоукомплектован экипажем, неподходяще вооружен. Мы можем захватить его с минимальными потерями, я это гарантирую.
Павел сохранил спокойствие и надеялся, Маккой сообразит делать то же самое.
– Так здесь недавно был корабль Звездного Флота.
– В частных руках, – подтвердила барменша, неприятно осклабившись. Ее запятнанные зубы были не менее неприятны, чем зубы Корта, – зрелый выбор.
– Но только если мы знаем, где он сейчас.
Чехов протянул еще одну пригоршню металлических талонов. Он держал их в кулаке перед клингонкой.
– Космические доки на Дейстине VIII, – медленно сказала она, пристально глядя на кулак Чехова.
– Ты уверена? – спросил Павел.
Барменша кивнула.
– Его хозяин очень не хотел туда лететь.
Она указала на два стола:
– Сел как раз туда со своей женщиной и инженером. Говорили, как трудно было добираться и монтировать оборудование, которое они приобрели. Еще говорили, как они нашли аппаратуру для починки их корабля прежде, чем они могли продолжить свой путь, куда бы там они не направлялись.
Чехов медленно качнул головой.
– Я бы хотел верить тебе. Но люди, как известно, врут, когда на кону столько талонов.
Барменша обнажила свои ужасные зубы. Но это была не улыбка.
– Ты сомневаешься в моей чести?
– Как сказать, – сказал Павел, глубоко благодарный тем шести месяцам стажировки на тайных переговорах, даже если его учителем была Джейд, – опиши мне хозяина корабля.
Ее лицо сморщилось от отвращения:
– Он был… человек. Тестообразный. Розоватый. Нет клыков, достойных упоминания. Позорно гладкий лоб, ни единого рубца истинного воина, – клингонка пожала плечами, отгоняя мысль, – что я могу рассказать вам? Вы все похожи друг на друга.
– Что насчет остальных? – упорствовал Чехов, – Инженер?
Клингонка поджала губы:
– Ах, он был более внушительным. Большой мужчина, более полный сил. Правда, его лоб тоже испытывает нужду в шрамах, но он носил усы воина.
– Похоже на Скотти, – сказал Маккой. Барменша стрельнула на него быстрым подозрительным взглядом:
– Вы знаете людей с корабля?
Чехов потер рукой лицо, весьма нехорошо думая о дилетантах.
Но они наконец получили, что им было нужно. Сейчас все, что они уже нашли, складывалось в один кусок.
– Удачная догадка, – сказал Павел решительно и начал вставать.
Рука барменши резко метнулась вперед и сжала запястье стиснутого кулака Чехова.
– Хозяин этого корабля – лакей Федерации, – прорычала она. – Так же, как и инженер. Так чем же это делает тебя? – она пристально взглянула на Спока и Маккоя, – И твоих клиентов?
– Мы не ищем неприятностей, – спокойно сказал Чехов. Посмотрел на Спока и кивнул.
Спок бесконечно долгий момент соображал, что тот имеет в виду. Затем приоткрыл плащ, чтобы вновь продемонстрировать фазер. Но клингонка руку Чехова не отпустила.
– Сейчас ты мне скажешь, – прошипела она, – какова тропа дозорного дракона пятого ранга?
Павел даже не подозревал, что могут быть еще какие-то коды.
Чем дольше он молчал, тем более искажалось лицо клингонки:
– Отвечай… или умри!
Чехов ничего не мог поделать, кроме как ждать, пока Спок использует фазер. Если припомнит, что по идее должен бы использовать его. Работа под прикрытием не была включена в обширные области компетенции Спока.
Но первым, кто начал, был Маккой.
– Тропа дозорного дракона пятого ранга это… – начал он. Барменша взглянула на него:
– Дааа?
– Дорога из желтого кирпича! – крикнул доктор и подкинул стол в воздух.
Медный кувшин хлопнул клингонку по лбу, взметнув целый взрыв пены, которая сделала ее белые пряди синими.
Монеты из онемевшей руки Чехова со стуком рассыпались по полу возле опрокинутого стола.
По всему бару запереворачивались стулья и завизжали столы, когда покупатели вскакивали на ноги, выхватывая кинжалы и револьверы, и даже несколько мечей.
Барменша все еще не выпустила запястье Чехова. Тогда Павел дернул ее вперед и рубанул ее по плечу.
Клингонка пронзительно заорала на него, почти сбив его с ног своим вонючим дыханием. Стул разлетелся в щепки об ее затылок. Она крутнулась, встретившись лицом к лицу с нападающим.
Маккой вытаращился на два маленьких бесполезных кусочка спинки стула, которые он все еще держал. Барменша бросила Чехова в сторону и прыгнула к Маккою.
Доктор отшвырнул обломки стула и отскочил.
Чехов очухался и повис на талии барменши, сбивая ее с ног, пока она не успела дотянуться до Маккоя.
Клингонка дико взбрыкнула, оглушительно визжа, и сбросила его со своей спины.
Чехов приземлился на другой стол с такой силой, что тот обрушился.
Легкие Павла были опустошены, он тяжело дышал, с хрипом глотая воздух. Бесполезно открывал рот, как задыхающаяся рыба.
Барменша маячила над ним. Сунула обе руки под передник и вытащила ножи с разукрашенными рукоятками.
Резко взмахнула рукоятями, и блистающие клинки слегка вскрылись в боевой позиции.
Рука Спока опустилась на ее плечо, большой и указательный пальцы нажали в нужные точки, где были нервные окончания. Барменша взревела и свободной рукой стряхнула руку Спока. Спок приподнял бровь.
Клингонка ударила его в живот, выхватила его фазер и метнула через всю комнату. Спок согнулся от боли. Клингонка обернулась к Чехову, метнув нож.
Тот воткнулся в разбитую крышку стола рядом с его головой. Долей секунды позже к Павлу вернулось его дыхание.
Барменша снова подняла свое оружие для броска.
Спок выпрямился позади нее, потянулся и оторвал полосу от верха ее передника, обнажая кожу брони, которую клингонка носила на плече.
Клингонка обернулась, ее оружие пошло по дуге, проходящей через шею Спока.
Маккой перехватил ее руку, отклоняя от цели, затем судорожно вцепился в нее, пока она трясла его туда-сюда, беспрестанно вопя.
Но доктор не отпустил ее, даже когда терял опору.
Тогда Спок повис на другой ее руке.
Чехов решил, что, если он переживет эту ночь, то будет всегда хохотать, вспоминая картину «Клингонская барменша, драпированная Споком и Маккоем». Это было похоже на выступления некоторых авангардистских танцевальных трупп.
Затем Спок преуспел в окончательном разоружении плеча клингонки и спокойно сжал обнаженное основание ее шеи.
Через секунду барменша хлопнулась на пол, приземлившись прямо на Маккоя.
Чехов силился встать на ноги, дыша уже почти нормально. Маккой пнул и скатил с себя барменшу. Впервые с тех пор, как началась драка, Павел вспомнил об остальных в баре. Он приготовился к новой атаке, но все остальные посетители бара были заняты своими собственными драками. Как Чехов мог заметить, по крайней мере с десяток уже были в отключке. Никто не беспокоился о них или барменше.
В заведении звучали предсмертные вопли клингонов. Монеты уже сменили хозяев, как пить дать. За стойкой бушевала общая драка, и каждый напиток теперь был бесплатный. Целый лес щепок, стекло разбито.
Павел оглянулся на Спока и Маккоя, стоящих над бессознательным телом барменши. Они спорили. Чехов не мог в это поверить.
– Вот зачем у тебя был фазер, Спок!
– Там было слишком много невинных свидетелей, доктор.
– Она хотела убить Чехова!
– Доктор, прошу вас. Было очевидно, что сперва она хочет его искалечить. Его жизни не грозила смертельная опасность.
Павел двинулся к спорящим офицерам, подхватил их под руки и потащил к двери. Они даже не обратили внимания.
– Ты хотел позволить ей сломать его руку?
– Мое нажатие на ее нервные окончания ее остановило.
– С третьей попытки!
Чехов ломанулся через дверь на улицу, глубоко и отчаянно вдохнул свежий воздух.
Но он забыл о серном дожде. И начал кашлять. Спок удержал его на ногах, Маккой хлопнул по спине.
– Хорошая мысль была взять нас с собой, не так ли? – сказал доктор. Павел застонал и потянулся за своим коммуникатором.
– Чехов – «Эксельсиору». Троих на борт.
Эта часть задания была успешна. Наконец-то. Теперь они знали, куда направился капитан Кирк после того, как покинул Престор-5.
Чехов как-то не ожидал, что следовать за капитаном будет так легко.
Если, конечно, Кирк не устраивал все так, чтоб это было легко.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

загрузка...